04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИНВЕСТОР ЕСТЬ, НЕТ ИНВЕСТИЦИЙ

Сорокин Дмитрий
Опубликовано 01:01 02 Июля 2002г.
В последнее время судебные инстанции все чаще принимают решения возвратить акции приватизированных предприятий в собственность государства. Причина - нарушения при проведении инвестиционных конкурсов и невыполнение инвесторами взятых на себя обязательств.

Недавно в прессе появилось сообщение о том, что миноритарный акционер Котласского ЦБК (Архангельская область) отсудил 36 процентов акций комбината у одного из крупных собственников предприятия. Продажа этого пакета была признана недействительной, вследствие чего он был оперативно возвращен в собственность государства - в распоряжение Российского фонда федерального имущества и продан новому владельцу. Фактически произошла частичная деприватизация комбината, которую совершил государственный орган, выполнив соответствующее судебное решение.
Между тем читатели, интересующиеся экономической проблематикой, вероятно, вспомнят, какие бурные события происходили в начала этого года в Государственной Думе. Законопроект о национализации приватизированного имущества был принят депутатами в первом чтении, хотя против этого активно выступали представители исполнительной власти. Прошло два дня, и думцы переменили свои взгляды, заблокировав предыдущее постановление. Закон так и не был принят, однако пример с Котласским ЦБК показывает, что существующей нормативной базы вполне достаточно для принятия решения о возвращении имущества (в данном случае акций) в собственность государства. Или здесь мы столкнулись с исключением из правил?
Вокруг темы деприватизации на протяжении многих лет идут ожесточенные дискуссии, которые приобрели ярко выраженную политическую окраску, что явно мешает перевести вопрос в практическую плоскость. Отсюда большое число законопроектов, ни один из которых не может удовлетворить ни законодателей, ни представителей правительства, ни юристов, потому что каждый несет на себе отпечаток партийных и ведомственных пристрастий. Кто-то из авторов надеется решить все кавалерийским наскоком, кто-то осторожничает.
Так, по оценке экспертов, в случае одобрения законопроекта Минимущества РФ "Об отчуждении имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц в собственность Российской Федерации", процедура национализации может растянуться на полтора-два года, поскольку в этом варианте следует инициировать процесс национализации, вписать в бюджет будущего года необходимую сумму, а также принять индивидуальный закон о национализации данного объекта. Нетрудно представить, что за это время собственник имущества, подлежащего деприватизации, может успешно "слить" все ценные активы, так что национализировать будет нечего.
Ситуация на Котласском ЦБК, однако, показывает, что решение о деприватизации не только может быть принято без принятия отдельного закона, но и оперативно реализовано. Только термин "деприватизация" здесь имеет совсем иной смысл. Речь идет не о национализации имущества, скажем, в целях укрепления обороноспособности страны, а о том, что суд, признав нарушения при выполнении условий по продаже государственного имущества, выносит вердикт о признании сделки недействительной. Недавно по этим мотивам было принято судебное решение о признании недействительной сделки по продаже на инвестиционном конкурсе 15 процентов пакета акций Таганрогского металлургического завода (Ростовская область), приобретенного ИЧП "Шельф", и возвращении данного пакета в федеральную собственность.
Представим теперь, что признана недействительной сделка между двумя коммерческими организациями, и имущество, проданное в результате этой сделки, вернулось к первоначальному владельцу. Согласитесь, данная ситуация не таит в себе никакой сенсации и не предполагает идеологического подтекста. Между тем закон един для всех.
О том, как данная проблема была разрешена на одном из крупнейших химических комбинатов - "Корунд", поведал нижегородский еженедельник "Монитор". По результатам инвестиционного конкурса свыше трети акций данного предприятия были переданы одной коммерческой структуре в обмен на обязательство произвести инвестиции и погасить кредиторскую задолженность комбината. Однако новые хозяева и не думали вкладывать средства в производство. Администрация Нижегородской области возложила на "инвесторов" ответственность за резкое ухудшение экономического положения завода и добилась отмены результатов инвестиционного конкурса и возвращения в госсобственность переданных коммерсантам акций.
Конечно, данные дела не отнесешь к разряду простых, о чем свидетельствуют затяжные судебные баталии вокруг "национализации" Свердловского электромеханического завода, оборонного предприятия "Ахтуба" (Волгоградская область), Ломоносовского фарфорового завода (Ленинградская область) и многих других объектов.
Долгое время на судебную практику сильное влияние оказывали политические баталии, что мешало принятию объективных и взвешенных решений.
Критики форсированной приватизации неоднократно указывали на то, что невыполнение инвестиционных программ является серьезным препятствием на пути реструктуризации промышленных предприятий, и требовали от органов исполнительной власти решительных действий, направленных либо на принуждение инвесторов выполнять свои обязательства, либо на расторжение договоров о продаже акций и их изъятие. Иные правительственные деятели воспринимали подобные претензии не иначе как "атаку на реформы".
Но столь странное противостояние не могло продолжаться бесконечно. В 1997 году Совет Федерации принял постановление "О неотложных мерах по повышению роли государства в регулировании рыночной экономики", в котором, в частности, предлагалось правительству и Генпрокуратуре РФ провести полную проверку результатов приватизации на условиях инвестиционных конкурсов, принять исчерпывающие меры по расторжению сделок, по которым победителями конкурсов не выполнены условия в части внесения предусмотренных инвестиций.
В следующем году сенаторы вернулись к этой теме и с удовлетворением констатировали, что, если ранее случаи изъятия акций у недобросовестных инвесторов скорее были исключением, чем правилом, то в последнее время работа в этом направлении значительно активизировалась. По данным Совета Федерации, в настоящее время в процессе расторжения находится около 20 процентов приватизационных сделок с инвестиционными обязательствами.
Вряд ли коренное изменение ситуации в последние годы обусловлено одной лишь настойчивостью сенаторов. Иной стала политическая атмосфера, произошла консолидация общества. Как следствие, приватизация (как и национализация) перестали играть роль пропагандистских жупелов. Все меньше охотников рассматривать соответствующие судебные решения в политической плоскости. В это же время все очевиднее становятся позитивные экономические последствия расширения практики санкций в отношении нерадивых инвесторов.
Очевидна выгода для предприятий, которые смогут обрести эффективного и надежного собственника. Прямая выгода и государству, которое пополняет доходную часть бюджетов различных уровней за счет повторной продажи акций. Наконец, ревизия выполнения инвестиционных соглашений заставит иных собственников вспомнить (пока не поздно) о взятых на себя обязательствах и выполнить их в полном объеме. Так что последние события в Таганроге и Котласе воспринимаются как обнадеживающие сигналы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников