Скольжение по наклонной

Конкурс - традиционно слабая составляющая ММКФ. Фото: РИА Новости

ММКФ год от года теряет былой престиж


Победой фильма «Частица» в постановке Эрдема Тепегеза завершился 35-й Московский международный кинофестиваль. Это простая, ясная, горькая картина про обычную турецкую женщину (сыгравшую главную роль Жале Арикан назвали вдобавок лучшей актрисой фестиваля), которая самоотверженно тянет на своих плечах престарелую мать и больную дочь. Но, несмотря на все свои самоотверженные усилия, она не может обеспечить своему небольшому семейству хотя бы относительно достойную жизнь...

Авторы этого фильма не открывают новых путей в киноискусстве, в лучшем случае они хорошо усвоили уроки итальянского нео-реализма, румынской «новой волны», но от этого их картина не перестает быть честным, искренним, а временами пронзительным свидетельством происходящих в Турции общественных процессов. И, как ни покажется этот вывод кому-нибудь странным, но скромный фильм «Частица» про жизнь одной несчастливой семьи способен объяснить заинтересованному взгляду причины и смысл последних событий на стамбульской площади Таксим. И уже за одно это лента имела право быть замеченной и отмеченной на ММКФ.

Надо сказать, что жюри фестиваля во главе с известным иранским режиссером Мохсеном Махмальбафом проявило чудеса изобретательности и ювелирной точности, выбрав в традиционно слабом конкурсе ММКФ несколько работ, которые хоть чуть-чуть возвышались над общим серым потоком. Так, приз за лучшую режиссуру получил автор корейского фильма «Ливанские эмоции» Чон Енхен, а специальный приз жюри достался японской картине «Долина прощаний» в постановке Тацуси Оомори. Обе ленты повествуют о сложных взаимоотношениях мужчины и женщины, о странностях, загадках, превратностях любви. При этом у жюри хватило вкуса проигнорировать мутный вал криминально-полицейских боевиков («Скольжение» Антона Розенберга, «Дорожный патруль» Войцеха Смаржовского, «Беспредел» Арчила Кавтарадзе), расхожих драм с гомосексуальными мотивами («Маттерхорн» Дидерика Эбинге, «Рози» Марселя Гислера, «Чужие воспоминания» Люсии Мурат), на которые конкурсная программа оказалась неожиданно щедра.

Излишне напоминать: конкурс — традиционно слабая составляющая ММКФ. Год за годом, в том числе и нынче, он пестрит средними, случайными названиями и фильмами, именами никому не ведомых режиссеров. Причины этой ситуации известны: все лучшие фильмы разбирают фестивали в Берлине, Каннах, Венеции, которые имеют совсем другую репутацию в мире, чем Московский международный. Оставшиеся на долю ММКФ фильмы, в том числе и премированные на нем, затем проваливаются в черную дыру забвения. Они не доходят в итоге ни до российского, ни до зарубежного проката. Кто сегодня помнит и знает, к примеру, картины «Божественный огонь», «О Саре», «Волны», «Проще простого», «Отбросы»? А ведь это победители ММКФ последних лет, во славу которых еще недавно в Москве произносились речи на сцене «Пушкинского» и тосты на пышных фестивальных банкетах:

Словно желая утопить, спрятать от придирчивого взгляда традиционные уже изъяны конкурса, устроители ММКФ с каждым годом обрушивают на головы немногочисленных зрителей все больше новых фестивальных программ. В прошлом году их было 25, на сегодняшний день их уже 30, включая такие экзотические, как «Секс, еда, культура, смерть», а общее количество показанных фильмов приближается к количеству дней в году. Но зачем фестивалю, проходящему, по сути, в одном столичном кинотеатре — к слову, в неудобно расположенном, неважно кондиционированном «Октябре» — целых 30 программ, нередко дублирующих друг друга, и аж 364 фильма? Возможно ли их посмотреть и переварить тысяче журналистов и гостей ММКФ, которые перебегают из зала в зал, создавая иллюзию бурной фестивальной жизни?

Уверен, на ММКФ нужен более качественный отбор не только конкурса, но и внеконкурсных программ. Пока же они напоминают свалку разнообразных и разнородных фильмов, где подлинно интересное и талантливое (скажем, ретроспективы Бернардо Бертолуччи, Коста Гавраса, авторская программа Петра Шепотинника «8 с половиной фильмов») опять-таки теряется в потоке случайного, мелкого, злачного. Между тем в прошлом году в качестве члена жюри международной кинопрессы мне довелось побывать в Минске на фестивале «Листопад», который, замечу, не рвется в высшую фестивальную лигу класса А, да и его бюджет, думаю, в десятки раз меньше бюджета ММКФ. На «Листопаде» показывают всего 50-60 фильмов, но зато это подлинные сливки современного мирового, в том числе и российского, кино. И местная публика, а не только киножурналисты с упоением ждет каждый новый фестиваль, справедливо ожидая от него высоких эстетических критериев.

Может, устроителям Московского международного есть смысл присмотреться к опыту ближайших соседей, а не гнаться за призрачной славой Венецианского и Каннского фестивалей, с которыми Никита Михалков самонадеянно и без всяких на то оснований сравнивает сегодня ММКФ?

Л.П. 10 Июля 2013, 16:54
Приз за сценарий не решит проблемы ММКФ.
Гость 10 Июля 2013, 11:00
сложно дотянуть до каннского, если не имеется приз за лучший сценарий, не раз делали такое замечание, я понимаю в россии еще не научились сценаристу платит, но этот приз имеет место быть.
Л.П. 02 Июля 2013, 14:13
Ну как это возможно: и снимать кино, и руководить СК России, и возглавлять Фонд культуры, и проводить ММКФ? В итоге, мало где уже получается.
Л.П. 02 Июля 2013, 11:34
К сожалению, не моей. Портрет очень хороший, выразительный.
читатель 02 Июля 2013, 11:00
Что и следовало ожидать. Хорошо, что не теряла время.
Портрет солнцеликого - твоей работы?




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?