09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

САМАРСКИЕ ГОРИЗОНТЫ

Байгаров Сергей
Опубликовано 01:01 02 Августа 2000г.

С самого утра на Самару вновь опустился изнуряющий зной. Волны раскаленного воздуха неспешно

С самого утра на Самару вновь опустился изнуряющий зной. Волны раскаленного воздуха неспешно скатывались с православных куполов, башен-близнецов католического храма, свечей минаретов и тяжело ползли по размягченному асфальту. Уже к полудню в центре остался только служилый люд да командированные, которые нагоняли тоску обязательными пиджачными парами и галстуками, немыслимыми в 35-градусную жару. Все остальные горожане дружно устремились в Струковский парк под тень полуторавековых тополей и дальше к Волге, на белые песчаные пляжи. Самара вдруг стала похожа на праздный южный курорт. Не хватало только пальм и кипарисов...
Однако это только первое впечатление. Город, к счастью, пока еще остается одним из основных индустриальных центров России. Особенно быстро Самарская область стала развиваться с 1 октября 1936 года. Именно в тот день здесь, близ Сызрани, началась промышленная добыча нефти. С тех пор каждый год фонтанировали все новые и новые скважины. Правительство не жалело денег, и к началу войны Самара (в то время - Куйбышев) превратилась в столицу огромной Урало-Волжской нефтяной области.
Когда речь заходит о подвиге тыла в годы Великой Отечественной, вспоминают, как правило, местных авиастроителей. Это, конечно, правильно. Но чего стоят те же штурмовики без топлива? В первые годы войны бакинская нефть оказалась отрезанной от европейской части России, остановились промыслы в Грозном и Майкопе. Вот нефть из Куйбышевской области, Татарии и Башкирии и стала основным топливным резервуаром страны.
Свой пик самарские промыслы пережили в 1972 году, тогда здесь добыли 35,5 миллиона тонн нефти. Но потом Госплан СССР потерял интерес к промыслам Куйбышевской области, к тому времени пошла большая нефть из Сибири. Начался спад, который доходил до 19 процентов, то есть каждый последующий год добывалось на одну пятую меньше от предыдущего объема!
В наше время положение усугубили всевозможные "экономические эксперименты" в начале "перестройки". Тогда все предприятия без какой-либо даже элементарной подготовки оказались брошенными в "рынок", то есть на произвол судьбы. Воцарился великий хаос. Именно в этот период и образовались те огромные долги, которые до сих пор по рукам и ногам связывают практически все предприятия. Тогда все ходили под банкротством. А тут еще ОАО "Самаранефтегаз", которое является градообразующим для 23 городов и поселков области, вошла в нефтяную компанию ЮКОС. Надолго ли? На каких условиях? Может, купили, чтобы перепродать дальше? Ведь самарские нефтяные месторождения считаются неперспективными. Тревожным вопросам не было конца.
В смутное время в январе 1997 года кресло генерального директора ОАО "Самаранефтегаз" занял Павел Анисимов.
- Это были самые тяжелые дни, - вспоминает он. - Экономика предприятия находилась в ужасном состоянии. А я не мог заниматься своими обязанностями в полную силу, так как почти каждый день посещал налоговую полицию, инспекцию, ФСБ, арбитражные суды. Да куда только не ходил!
Из своих 48 лет Павел Анисимов 27 лет проработал на предприятии "Куйбышевнефть", затем - в ОАО "Самаранефтегаз". Трудовую деятельность начал еще до армии с помощника бурильщика. Потом перешел на добычу, стал оператором подземного ремонта, семь лет руководил нефтегазодобывающим управлением (НГДУ), дошел до генерального. Без отрыва от производства окончил два высших учебных заведения.
В "нефтянке" считается, что если человек не работал в подземном ремонте, не знает досконально скважину, то он никогда не станет классным специалистом. Это - не "белая кость", как, скажем, операторы в добыче, а великие пахари, которые и решения принимают, и сами же их воплощают в жизнь.
Что и говорить, школа серьезная. Мы много сейчас говорим о менеджменте западного образца. Поучиться у западных руководителей, безусловно, есть чему. Мы долго раскачиваемся, часто действуем на авось, предпочитаем лом компьютеру, ну и так далее. Но есть чему поучиться и у нас. За рубежом редко найдешь человека, который знает в комплексе все производство. Он досконально разбирается в каком-то одном, узком направлении, где он специалист высочайшего класса, но выйти за его пределы он не может. У нас же, как правило, любой руководитель, особенно высокого ранга, знает все детали производства - от начала до конца. Так учили.
Однако вернемся в январь 1997 года, когда судебные приставы уже посматривали на кресло под новым генеральным директором: не описать ли сей предмет мебели за долги?
- Павел Алексеевич, как вам удалось выбраться из такой критической ситуации?
- Реальную поддержку получил от руководства компании ЮКОС. Помогли деньгами, закрыли наиболее зияющие бреши. За два года снизили затраты в два, а то и в три раза. Пришлось пойти и на болезненное сокращение рабочих мест. По-другому поступать было нельзя. Ведь речь шла уже о закрытии целой группы месторождений и, значит, о судьбе четырех поселков. Слава Богу, до этого не дошло.
Нетрудно представить, что творилось на душе у Анисимова, когда он подписывал приказы об увольнении. Он привык работать для людей, именно он в свое время настоял, чтобы для нефтяников вместо безликих блочных пятиэтажек построили комфортабельный коттеджный поселок. Один из микрорайонов городка и сейчас носит неофициальное название Павловка. В 36 лет коллектив подавляющим большинством голосов избрал его (было такое лихое время) начальником НГДУ. Анисимова уважают не за то, что "добренький", а за честность и справедливость. Рассказывают, как он прямо на совещании разжаловал пьяного главного инженера в простые слесари. И это не единичный случай. Ну не терпит он пьяных на работе...
Постепенно все тревожные вопросы сошли на нет. Руководство НК ЮКОС решило: Самарой пренебрегать нельзя. А ведь, казалось бы, вкладывать деньги в разработку нефтяных полей в Сибири, где находятся основные добывающие подразделения компании, выгоднее - там отдача быстрее. И тем не менее крупные инвестиции пошли именно в эту область. Развернулись геологи, сегодня они гарантируют, что в Самаре есть более 700 миллионов тонн нефти, из них 262 миллиона тонн - промышленной категории. Это как минимум тридцать лет работы. Геологоразведка продолжается.
Вообще новые скважины бурят во всех подразделениях компании, в том числе в ОАО "Самаранефтегаз", значительно меньше, чем раньше. К деньгам, материальным ресурсам да и к экологии здесь относятся гораздо серьезнее, чем в советские времена. Бурение - удовольствие дорогое. Это раньше денег не считали: есть приказ N 1 по министерству, и - вперед. Никого не интересовало, что новое месторождение, на которое кинули уйму людей и денег, дает в сутки пять-шесть тонн. Сегодня деньги считают, "нефть любой ценой" никому не нужна. Прежде чем сделать новую дырку в земле, рассчитывают так, чтобы одна скважина работала на несколько нефтяных пластов, а то и вкладывают деньги в новые технологии, оживляя старые скважины. Объем нового бурения на месторождениях ЮКОСа существенно ниже, чем в других компаниях, а темпы роста добычи в этом году - самые высокие в отрасли. Прежде всего за счет новых технологий. Не исключение и "Самаранефтегаз".
- На ближайшие пять лет перед нами стоит задача удержаться на этом рубеже, добывать около восьми миллионов, - говорит Павел Анисимов. - С нынешнего года начинаем набирать людей на контрактной основе.
Стала расти и средняя зарплата. Сейчас она равняется почти пяти тысячам рублей, что в два с лишним раза больше, чем по региону в целом. Расплатились по налоговым долгам всех уровней. Выходит, что частной компании удалось то, что не смог или не захотел сделать могущественный Госплан СССР: дать будущее неперспективным месторождениям на огромной территории со всеми вытекающими экономическими и социальными последствиями.
Как видим, далеко не все крупные частные предприниматели этакие капиталисты-мироеды, готовые на все ради денег. В том же Самарском регионе, как и в целом по компании, есть соглашения с местными властями о сотрудничестве в области горюче-смазочных материалов. Существуют лимиты и фонды, как это было принято раньше, предназначенные на обеспечение посевных и уборочных работ. Обговариваются и цены, которые значительно ниже рыночных.
- Мы идем на определенные потери, чтобы поддержать территории, на которых работаем, - говорит генеральный директор Анисимов. - Мы ни с кем не работаем с позиции силы.
Есть и более масштабный пример. НК ЮКОС - инициатор и крупнейший инвестор строительства нефтепровода из Сибири в Китай протяженностью 2500 километров. Безусловно, реализация проекта выгодна самой компании. Но нельзя забывать, что он откроет для нашей страны огромные перспективные рынки сбыта и позволит переориентировать часть российских экспортных потоков с Запада на Восток. С точки зрения геополитики это, казалось бы, частное решение о строительстве трубы значительно укрепит положение России в не очень-то стабильном сегодня мире. Новый рынок сбыта позволит отечественным компаниям начать разработки новых нефтяных месторождений в Центральной и Восточной Сибири. Значит, будут созданы десятки тысяч новых рабочих мест, огромные регионы получат дополнительные, весьма крупные средства для дальнейшего развития.
...Завтра, как обычно ровно в семь, Павел Анисимов выйдет на работу. Даже в субботу и воскресенье он встает чуть свет. Привык к этому ритму еще в детстве. Он родился в многодетной семье здесь, неподалеку, в селе Нижняя Сызрань на берегу Волги. Мечтал стать художником - маслом писал пейзажи. А стал нефтяником.
- Не жалеете?
- Да поздно уже жалеть, хотя этюдник до сих пор в рабочем состоянии. В последнее время появилось еще одно увлечение - подводное плавание. В прошлое воскресенье нырял, видимость пять-шесть метров, поймали раков, налима взяли голыми руками, другой, правда, ушел, скользкий очень, не сдержали. Жалко.
Азартный человек.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников