03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОШИБКА ДЛИНОЙ В ДВА ГОДА

Цыганкова Светлана
Опубликовано 01:01 02 Августа 2000г.
Николай приезжал в Петрозаводск как к себе домой. Здесь у него были друзья, любимая девушка. И он даже представить себе не мог, что майская поездка 1997 года закончится для него четырехмесячной отсидкой в СИЗО и полуторагодовой "ссылкой".

Теплым майским утром Николай и Лена вышли из квартиры, которую снимали в Петрозаводске. Хотели сесть в машину. На улице к Николаю подошли два человека в гражданской одежде с удостоверениями сотрудников отдела по борьбе с экономическими преступлениями и сказали, что он должен поехать с ними. В противном случае на него наденут наручники. Николай пытался узнать, на каком основании и за что он задержан, в ответ слышал только угрозы.
Его допрашивали целый день все те же оперативники, следователь появился ближе к полуночи. Об адвокате он в тот момент и не заикался.
- Ты должен сам признаться, что занимался контрабандой товаров из Латвии в Россию, - твердили оперативники Николаю. - Мы все и так знаем. Если не скажешь, будет хуже. Тюрьма по тебе плачет.
Николай пытался возражать, говорил, что никаких запрещенных товаров не возил, что в те дни, о которых идет речь, он вообще не пересекал границы России, находился в Риге. Но его не слушали. Было видно, что у сотрудников ОБЭП есть версия и они не намерены от нее отступать.
Через три дня Николай из задержанного превратился в подозреваемого. Четыре месяца он просидел в СИЗО. Это время показалось ему вечностью. Камера была рассчитана на десятерых, но иногда в нее "забивали" и 19 задержанных. Спали по очереди. Духота страшная, клопы, вши... Было трудно и психологически. Рядом с Николаем на нарах "парились" грабители и убийцы.
А следствие не торопилось. Несколько недель вообще не вызывали, следователи ФСБ (его дело передали в эту организацию) отгуливали положенные отпуска, а он сидел на нарах. И только в сентябре адвокатам удалось изменить меру пресечения. Николая выпустили под залог. Как он сам предполагает, это случилось потому, что следствие зашло в тупик. Так и не смогли "повесить" на него обвинение в контрабанде товаров из Латвии в Россию. Но и домой не отпустили. Ему запретили покидать пределы Петрозаводска, так как он по-прежнему находился в роли обвиняемого.
В такие же теплые майские дни, но уже 1999 года, уголовное дело в отношении Николая было закрыто, а он узнал об этом только спустя полтора месяца. Статья, по которой закрыли уголовное дело, полностью его реабилитировала.
"Когда я попал за решетку, меня не покидало чувство, что я очутился в 1937 году, нет ни закона, ни Конституции", - говорит Николай.
Он обратился в суд и выдвинул иск к Министерству внутренних дел, управлению ФСБ, республиканской прокуратуре, казначейству Карелии на сумму более трех миллионов рублей. Так он оценил собственные страдания: незаконное задержание, месяцы, проведенные в СИЗО, вынужденную ссылку в Петрозаводск.
Сумма немалая. Но Николай считает, что дело даже не в деньгах. Если ему удастся доказать собственную правоту и получить хоть небольшую часть компенсации, он будет доволен и потратит ее на благотворительные цели. Главное - доказать всем и себе, что в России существует справедливость, работает Конституция и соблюдается закон. Только выиграть дело будет сложно. Правоохранительные органы, несмотря на реабилитирующую статью, не хотят признать свою ошибку и хотя бы извиниться перед пострадавшим. Это был бы прецедент и для других невинно пострадавших.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников