09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАК ПРИМЕРКА ПЛАТЬЯ, ТОЛЬКО СЛОЖНЕЙ

Славуцкий Александр
Опубликовано 01:01 02 Августа 2001г.
Когда я шел в студию, где записывается программа РТР "Что хочет женщина", чтобы взять интервью у одной из ее ведущих - Клары Новиковой, то, очевидно, находясь в плену ее сценического образа, представлял, что, только я нажму на маленькую черную кнопку диктофона, как наша беседа забурлит "с места в карьер". Но артистка оказалась вдумчивой, несуетливой собеседницей.

- Клара, в эфире, как и на своих концертах, вы держитесь очень легко, естественно, постоянно импровизируете. Это было свойственно вам всегда или пришло только со временем?
- Конечно, я не всегда была такой. Эта легкость, непринужденность приходит с годами тяжелой и любимой работы. В творчестве мне гораздо уютнее, чем в быту. Естественно, я не могу позволить себе в жизни все, что хочется, потому что меня постоянно одергивают, говорят, что это неприлично, неудобно. А на сцене для меня все прилично, и здесь я делаю то, что хочу: смеюсь, плачу, радуюсь, страдаю. Перед зрителями проживаю то, к чему подготовила себя в жизни.
- Что было для вас главным, когда вы согласились вести программу "Что хочет женщина", - дополнительная популярность, слава, деньги, желание попробовать себя в чем-то еще?
- Прежде всего я - актриса, поэтому все, что делаю, - в первую очередь игра, актерство. А дальше уж как получается: то ли выхожу на эстраду, то ли на сцену театра, то ли пою песенки, то ли веду телепрограмму - я занимаюсь только своей профессией и ничего другого делать не умею... Когда согласилась вести программу на РТР, прежде всего мне хотелось понять: смогу или не смогу? А что касается денег... Ну о чем вы говорите? Какие деньги? За то же время, которое трачу на эту программу, выступая на сцене, я получила бы больше. Теперь, когда на ТВ более или менее освоилась, мне стали интересны люди, их судьбы. Вообще у меня есть некоторое внутреннее ощущение, что я - несостоявшийся журналист. Но, видимо, журналист не пишущий, а говорящий, и в этой программе я свою потребность реализую.
- Часто ли вы отступаете от сценария в вашей передаче?
- Почти всегда. Да у нас, в общем-то, и нет такого сценария, где было бы написано, что и когда надо говорить, и мне оставалось бы только его выучить. Каждый раз получается скорее импровизация на заданную тему. И иногда, скажу вам, такое происходит!.. Вот недавно прямо в эфире один из участников совершенно неожиданно для всех сделал своей девушке предложение выйти за него замуж, она согласилась, и всю оставшуюся часть программы они просидели, держа друг друга за руки. Для нас это было полнейшей неожиданностью... и творческой удачей.
- Наверное, было немало программ, которые вам запомнились?
- Запоминается очень много. Если сказать откровенно, то приходящие к нам психологи в чем-то помогают и лично мне. Иногда, выслушав их, я что-то для себя открываю. В результате, например, в одной из программ я поняла, что порой поступала по отношению к своей дочери как какой-то монстр, хотя мне казалось, что вела себя правильно, прилично. Ну и, конечно, производят впечатление рассказы собравшихся в студии. Скажем, недавно шла речь о том, как важна московская прописка для завоевания столицы, что есть много приезжих, которые добиваются здесь гораздо большего, чем москвичи. Одна девочка рассказала, как рассылала свои фотографии в различные газеты, и в одной из них получила премию, стала лауреатом - "Мисс Ягода". Я никак не могла понять, что это за титул такой? Выяснилось, что у нее какой-то особой красоты попа. То есть "Мисс Ягода", оказалось, - это "Мисс попа". Вот таким образом она завоевала Москву. Мне было очень смешно.
- Съемки длятся с утра и до позднего вечера - это настоящий марафон. Как вы отдыхаете?
- Да, с утра и до ночи. Что же мне, капризничать, топать ножками? Не выдерживаешь - сойди с дистанции! А отдых у меня такой: сегодня снимаюсь в "Что хочет женщина", завтра встречаюсь с авторами эстрадных монологов, репетирую со своим режиссером, послезавтра - репетиция в театре, потом опять съемки, затем гастроли. Когда всего этого нет, мне начинает казаться, что я стала никому не нужна и жизнь проходит зря...
- Сложно выдержать такой режим... Посоветуйте, что делать, когда приходишь домой "на взводе"? Разбить тарелку, громко высказаться, сделать десять приседаний?
- Быстро в душ! А потом можно побаловать себя чем-нибудь вкусненьким. Иногда приятно выпить бокал вина, рюмочку коньячку. Или почитать книгу, посмотреть телевизор, с кем-нибудь поболтать. А потом уже тарелку разбить - и все по новой...
- Нередко вас можно увидеть и в программе "Аншлаг". В какой из двух передач вам уютнее?
- Мне сложно сравнивать: в "Аншлаге" я со своими номерами в ряду других артистов выступаю уже много лет. Там совсем иная атмосфера и, между прочим, довольно жесткая конкуренция. Я выхожу на сцену, меня узнают и мне аплодируют, но каждый раз вольно или невольно мне приходится доказывать, что имею на это право.
- Программа "Аншлаг" существует уже много лет и, наверное, ее постоянных участников связывают отношения, давным-давно переросшие из рабочих в дружеские?
- Это, скорее, фантазии публики. Между нами нет дружбанства, компанейства. Отношения не превратились в такие вот легкие и непосредственные, чтобы мы ходили друг к другу в гости. То, что происходит на экране, - это некий театр, мы играем во всеобщую дружбу, любовь и так далее. Это, наверное, лучше, чем если бы мы дубасили друг друга. Хотя, мне хочется думать, что если с кем-то из нас что-либо случится, то другие придут на помощь.
- А случаются ли между аншлаговцами романы? Вот, скажем, много говорили о вас и Ефиме Шифрине - правда ли это?
- Никаких романов между аншлаговцами нет и не было. Может быть, что-то такое происходит среди молодежи, которую Регина сейчас раскручивает в программе, но об этом я ничего не знаю. О моем "романе" с Шифриным я тоже слышала немало, нам даже детей приписывали. Но это вранье. Какой там роман...
-А вот еще недавно о вас писали...
- Сейчас вы мне расскажете, что меня где-то раздели, что-то отняли. Я и сама зачастую узнаю об этом из прессы. Все имеет место быть, но не в таком же количестве!
- Клара, так вот, писали о том, что в Америке вас какие-то гангстеры ограбили. Это правда?
- Хотела бы хоть одного гангстера в жизни встретить, я их видела только в кино... А что, уже и про Америку что-то говорят? Ужас! Очень многое из того, что на меня наговаривают, в дальнейшем материализуется. Вы, журналисты, что-то там выдумываете, пишете, а затем ваши фантазии исполняются. На самом деле я этого очень боюсь, так что не надо ничего про меня сочинять. Или нет, лучше придумайте какую-нибудь романтическую историю, вдруг реализуется. Хорошо?
- Меня всегда несколько удивляло, что ваши характерно женские монологи пишут мужчины. Помогаете ли вы авторам проникнуть в тайники женской души?
- Среди моих авторов есть не только мужчины, но и женщины. Причем, подчеркиваю, женское перо ничуть не хуже, а иногда даже лучше мужского. Своим авторам я, конечно, помогаю. Это тоже часть моей работы. Никогда не бывает так, чтобы мне принесли готовый монолог, с которым я вышла бы на сцену, ничего в нем не изменив. Подготовка нового номера - примерно то же, что примерка платья, только сложней. Мне приходится спорить с авторами, что-то им доказывать, даже хитрить. Каждый монолог надо на себя "надеть", мне в нем должно быть уютно. И я довожу их до того, что они становятся частью меня.
- А как этот процесс "доведения" осуществляется, - наверное, дома перед зеркалом и домашними?
- Если бы я репетировала перед зеркалом, то, наверное, умерла от ужаса. Я такие рожи корчу! Хотя получается по-разному. Иногда, когда мне важно проверить, смешно или нет, начинаю мучать всех своих знакомых, заставляя их по несколько раз выслушивать различные варианты одного и того же монолога, спрашиваю мнение, что-то тут же переделываю, читаю им снова... Еще у меня есть режиссер, с которым я репетирую. Он нужен и как собеседник, и как человек, который будет мне сопротивляться. Ну и домашних, когда у них есть время меня послушать, я тоже мучаю, хотя мне приятнее показать им уже готовую работу.
- Благодаря телевидению вы стали узнаваемой. Вас, надо думать, раздражает всеобщее к вам внимание на улицах, в магазинах?..
- Раздражает? Даже не знаю. Ведь при моей профессии узнаваемость неизбежна. Артист, выступающий по телевизору, которого не узнают на улице, тоже, наверное, из-за этого переживает... Кстати, про магазины. Когда недавно в гастрономе я спросила у продавца, свежие ли сосиски, он мне улыбнулся и сказал, что сейчас даст посвежее. Разве это может не понравиться? Хотя бывает и другая крайность - если сталкиваюсь с какой-то неделикатностью. Скажем, когда стою спокойно в церкви, сосредоточившись на своих мыслях, и вдруг кто-то, некоторое время пристально меня поразглядывав и убедившись, что это точно я, подходит и просит автограф...
- Не мешает ли творческая конкуренция дружбе с коллегами?
- Все артисты эстрады, выходя на сцену, так или иначе конкурируют друг с другом, но каждому из нас хватает места, мы никого не расталкиваем локтями. Я радуюсь успехам своих товарищей, и одновременно их победы являются для меня стимулом к дальнейшему творчеству. Что происходит, то происходит - предпочитаю ничего не комментировать, а продолжаю жить, работать, делать новые номера, готовить программы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников