04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

С ТРЕЩАЛКОЙ НА "ДИКАРЕЙ"

Хлыстун Виктор
Статья «С ТРЕЩАЛКОЙ НА "ДИКАРЕЙ"»
из номера 139 за 02 Августа 2006г.
Опубликовано 01:01 02 Августа 2006г.
Только подошли к реке Оленек, Святослав Константинов достал кусочек хлеба и бросил в воду: "Ты тоже речку покорми. Тут один посмеялся над нашим обычаем, так его река через неделю забрала - утонул". - "Далеко плыть до стойбища?" - "Часа полтора на моторке". Продрогший (8 градусов в июле) схожу на берег. Никаких оленей и в помине.

Стойбище раскинулось в редком лесочке. Две палатки, загон из жердей, рядом - кострище. Когда комара много, олени набиваются в загон, а пастухи разжигают костер, чтобы дым отпугивал назойливых насекомых.
- Мне прадед приснился, - объясняет Святослав, - и указал это место. Говорил, чтобы собрал всех родственников и пас с ними оленей. Иначе нашему роду Эспеков придет конец. Иван из Красноярского края приехал, Григорий и Афанасий с ним.
Всего за оленями ухаживают 10 родственников. Еще 5 живут в селении Харьялах - центре наслега (муниципального образования) Оленекского национального эвенкийского улуса. В стаде Святослава сейчас 41 олень. Прошлым летом было 77.
- Куда подевались остальные, съели? - спрашиваю хозяина.
- Не мы - волки. Однако сначала стадо начало "усыхать" от других волков - кабинетных. Ну тех, что придумали перестройку. Когда-то Москва требовала план. Вот и пускали под нож самых упитанных и здоровых животных. За восстановлением поголовья никто не следил.
Вторым "разгулом демократии" 90-х воспользовались "дикари" - дикие олени. Они беззастенчиво уводили важенок, а потом и целые стада домашних животных. Таким образом, оленей лишились многие регионы Заполярья и Крайнего Севера. За остатки взялись волки.
- Ты не смотри, что у оленя большие рога. Они же ему даны только для красоты. А сам он маленький, беззащитный. Лось может копытом волка ударить, а олень только бегает и жалобно мычит. А полярный волк крупный, за 10 минут с оленем расправляется.
Наслушавшись страшных историй про волков, я предложил Святославу идти на поиски стада. Благо на дворе светло все сутки - полярный день. Но хозяин меня успокоил:
- Сейчас не тронут - некогда им. Дети маленькие, волки их одних не оставляют. Поэтому питаются мелочью - сусликами, бурундуками, мышами. Беда придет в конце августа. Целый месяц будут тиранить, пока не придут из тундры "дикари". Тогда они на них переключатся. Поэтому иди в палатку, выбирай кровать и ложись спать, а я подумаю.
Прежде чем отправиться на ночлег, я намеками спросил Святослава: дескать, правда ли, что у некоторых северных народов хозяин укладывает гостя спать со своей женой? Тот расхохотался:
- Эвенки до этого не дошли. Сами справляемся. Никто тебе мешать не будет, кроме солнца и комаров. Задерни полог, будешь в раю сны смотреть - обязательно сбудутся. Место такое.
Хоть мне и приснились олени, но утром в стойбище их не оказалось. Святослав снарядил моторную лодку и позвал Ивана:
- Если ты везучий, то найдем. Несколько лет назад иностранцы приезжали. Мы два дня искали - не вышло.
Хорошенькое дело - приехать за тысячи километров и не увидеть оленей?! Но делать нечего. Километров через пять навожу фотообъектив на берег. Ба! Из высокой травы торчат рога. Подплываем с подветренной стороны, осторожно десантируемся. Два оленя встают и идут на меня. Обнюхивают. Святослав удивлен:
- Ты что, эвенк? Олени никогда к чужому человеку не подходят.
Иван направляет стадо вдоль берега, а мы заворачиваем к старому стойбищу. Святослав обещает рассказать, как его спасли... волки.
- Вот здесь была наша база. Зима лютая - минус 65. И вдруг - пожар. Все сгорело, одна палатка осталась. Мы старика оставили в ней, а с молодым пастухом поехали на "Буране" в село. Недалеко, километров 200. Через 70 километров "Буран" сломался. Надо возвращаться. А у молодого нога заболела, идти не может. Я его на плечи. Трое суток нес. 50 метров пройду - отдых. Когда сядешь, сразу в сон клонит. Начну дремать, слышу - волки воют. Ноги в руки - и вперед. Уже до палатки километров шесть оставалось, как левая нога от холода занемела. Сел передохнуть, не заметил, как захрапел. Вдруг слышу, прямо под ухом кто-то рычит - волк подобрался. Откуда силы взялись, до палатки чуть не бегом рванул и молодого донес...
- Я слышал, что раньше оленьи стада облетали вертолеты и отстреливали серых зверей, - говорю Святославу.
- Раньше и мы оружие имели, и с воздуха волков отпугивали. А теперь его нам никто не выдает. При совхозах и патронами снабжали, и карабинами. А сейчас говорят: раз вы частники, то сами себя обеспечивайте.
В общем, оленеводов бросили на произвол судьбы. Больше того, их задавили налогами. За землепользование плати, за лицензии на отстрел диких оленей плати, патроны покупай на свои кровные. За счет чего же выживают оленеводы? Такие, как Святослав Константинов, охотятся на песца, черно-бурую лисицу и дикого оленя. Скудные запасы патронов берегут как зеницу ока. Потому и охраняют свои стада трещалками да криками. А вокруг стада ходят только с ножами. Мясо дикого оленя сдают, но и тут "конторские волки" свои правила установили. И совсем не рыночные. Мясо "дикарей" велено сдавать по 55 рублей за килограмм. А скупщики потом продают его и по 180, и по 200. Охотникам накладно, но они терпят.
Впрочем, и сами эвенки попали в крайне бедственное положение. Для них оленеводство - смысл жизни. Зимой они кочуют со стадами, летом живут на стойбищах. Многие, в том числе и молодежь, не хотят возвращаться в села, в "европейские" дома. Для них ураса (чум) дороже и милее. В Оленекском улусе общее стадо доходило до 74 тысяч голов. Теперь - немногим более четырех. А было и меньше, да якутские власти вовремя поддержали оленеводов. Развивать оленеводство дальше у Республики Саха сил не хватает. Нужна помощь государства. Есть и другая сторона - оленье мясо, его шкура, его панты с целебным лекарством, которому замены еще не придумано.
Три дня я питался только олениной и почувствовал, насколько она живительна. Все боли куда-то делись - честное слово. Между тем даже в Якутске трудно найти в ресторане, а не то что в магазине, мясо домашнего оленя. Что же нужно Святославу Константинову, чтобы поставлять деликатесный и лечебный продукт не только в Якутск, но и в другие города России?
- Если в стаде будет хотя бы 500 голов, то я смогу продавать мясо без ущерба для стада. Только мне для этого миллион рублей нужен. Зачем? Куплю оружие, технику, найму вертолет, чтобы волков пугал. Оленям поставлю радиозонды, вместо колокольчиков, чтобы их не терять. Палатки, конечно, современные куплю. Рации хорошие. Продукты - сахар, муку, соль, конфетки...
Запросы скромные. Но я сомневаюсь, что скоро оленеводы получат помощь. Удивило меня другое - несмотря на невзгоды, Святослав верит в лучшее:
- Ты обратил внимание, что в моем стаде появился теленок белого цвета? Он для нас святой. Если родится, значит, удача придет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников