04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УБИТЬ ДРАКОНА

"СЕМЬ ЛЕТ ЧИСТЫЙ"
- Я Сергей, наркоман. Семь лет чистый. До сих пор до конца не понимаю,

"СЕМЬ ЛЕТ ЧИСТЫЙ"
- Я Сергей, наркоман. Семь лет чистый. До сих пор до конца не понимаю, как смог остановиться. Рядом умирали люди - такие же, как я. И все время мучила мысль: вдруг и я тоже в 23 года уйду из жизни, никем не став. Зачем приходил?.. А потом друг умер от передозировки - у меня в квартире. Я увидел его труп и так вдруг возненавидел наркотики! Наверное, это меня и остановило. А сейчас мне просто интересно жить. В институт поступил и работаю... Но и сегодня мешает заниженная самооценка. Мучает скованность, с начальником общаться трудно - мычу что-то невнятное. А хочется быть уверенным в себе, так, чтобы при входе в кабинет шторы дрожали от излучаемой энергии! Теперь я понимаю: такие состояния свойственны мне от природы, бороться с ними бессмысленно. И не нужно никому ничего доказывать, это пройдет само.
- Я Вера, зависимая. Я поняла: у меня впервые появился выбор. Вот есть 200 рублей в кармане, и я могу решить, на что их потратить. А раньше с утра собирала копейки, и цель была одна: выпить или добыть наркотик. Мне сейчас трудно, больно, но это значит, что я живая. Наверное, я расту через боль.
- Василий, наркоман. Был на краешке жизни. Уже придумал, как добыть денег, чтобы купить квартиру жене и ребенку. А себе - машину. Прокатиться, повидать всех, кого захочется. Показать, что у меня все в порядке, а потом разбиться. Мост нашел. Хоть умереть решил как нормальный человек, не от наркотиков. Случилось иначе. Сейчас есть работа и семья. И я знаю теперь, что благодарность - это такое радостное чувство...
НЕВЕСЕЛЫЙ КАЙФ НА ДНЕ
Повезло мне. Среди этих голосов я не одна - в чужой мир меня вызвался сопровождать хороший человек Максим. В небольшой комнатке идет собрание одной из московских групп Анонимных наркоманов. Сначала их человек 20. Потом подходили еще люди. Сейчас нас уже больше 30.
- Ирина, наркоманка. Плохо мне. Я сейчас в центре реабилитации. Сегодня дала себе задание: пол помыть. Помыла - даже это жутко трудно. В голове - каша, сосредоточиться не могу. Начинаю дело и бросаю. Позвонила родителям - они все про деньги, третий раз платят за мое лечение. Из-за меня одеться прилично не могут. Я расстроилась. Иногда они меня слышат, иногда нет. Вроде у меня не было такого дна, как у многих других, - сплошной кайф. Но не весело. Тяга к наркотику меня кроет. Но пока держусь. Спасибо вам.
Ирина, пожалуй, самая молодая тут - ей лет 17 на вид. Большинству лет 25-30. Есть и те, кому явно под сорок. "У многих здесь - целый боевик за спиной, - сказал Максим до начала собрания. - Почти все дошли до самого дна. От дна легче оттолкнуться, чтобы всплыть... Кто воровал, кто в тюрьме сидел, кого-то насиловали, кто-то вены резал. Почти всех много раз безуспешно пытались лечить от наркомании.
Для кого-то дно - когда нет работы, друзей, жуткое одиночество и безвыходность. Только рабство изо дня в день: искать и употреблять наркотик. И в этом вся жизнь..."
Но у людей вокруг меня нормальные лица, осмысленный взгляд. Слушают сосредоточенно и максимально доброжелательно, даже если человек говорит сбивчиво. Многие нервничают, голоса срываются - слезы близко. Цепочка маленьких исповедей не прерывается: едва один замолчал, как из другого угла комнаты слышится другой голос. Порядок выступлений свободный, никто не обязан высказываться, наводящих вопросов тут не задают, и советы давать не положено.
Но постепенно становится ясно: каждый, кто хотя бы приблизительно обозначил здесь, что болит, с чем особенно трудно справиться, обязательно получит ответ. Или убедится в том, что похожие проблемы были у кого-то из сидящих рядом.
Собрание длится час пятнадцать, не больше. Это ведь не клубные посиделки - совместная работа. Если разговор будет "безразмерным", трудно удержать внимание всей группы.
У анонимных наркоманов нет точной статистики (на то они и анонимные): сколько людей в стране посещает группы, каков процент отказавшихся от наркотиков благодаря программе. Им самим эта статистика не нужна. Достаточно того, что пришедший на собрание впервые услышит хотя бы от нескольких выступающих: "Я наркоман, я чистый (то есть свободен от наркотиков) уже пять лет". Или 13 месяцев.
Но и это не самое важное. "Когда я первый раз пришел на встречу АН, меня абсолютно не интересовал процент выздоравливающих, - пытается растолковать мне Игорь. - Я не знал, как прожить без наркотика один день! Я себя ненавидел, чувствовал, что я дерьмо, что я перед всеми виноват, и вообще я тогда под судом был... И вдруг нашлось место, где я мог открыто обо всем сказать. И тут же услышал: "Ну и что? А вот Аркадий уже отсидел три года - и ничего. Сейчас работает. И живет без наркотиков".
ПО СЛЕДАМ ХРАБРЕЦОВ ИЗ ПИТЕРА
Первая группа Анонимных наркоманов возникла в 1990 году в Питере - три храбрых человека, рискнувших поверить в силу движения, которое существует в мире с начала 50-х.
Сегодня тысячи собраний членов этого сообщества выздоравливающих зависимых проходят каждую неделю в 113 странах. (Здесь часто употребляют слово "зависимые", а не наркоманы, потому что значение имеет не употребляемое вещество - наркотики или алкоголь, а именно зависимость как болезнь.) Самое старое и сильное сообщество - в США.
В последние годы группы АН стали быстро возникать в Австралии и Колумбии, Индии и Японии, Германии и Бразилии. Казалось бы, везде разная экономика, религия, социальные условия, а проблема наркомании актуальна повсюду.
В России за 17 лет в полусотне городов возникло около ста групп. В Москве сегодня 10 групп. Каждую посещает от 20 до 50 человек. В любой день недели человек может посетить собрание, ведь болезнь может догнать тебя в любой момент, и помощь нужна не завтра, а прямо сейчас.
Попадают сюда по-разному: кто-то услышал о существовании АН случайно. Кого-то уговорили пойти на собрание родители (тут шанс на успех меньше). Многих стали присылать врачи наркологических больниц. Это, кстати, верный признак того, что медицинское сообщество относится к АН терпимо.
"Знаете, в чем главный смысл всего, что вы про нас напишете? - спросил меня Максим, когда я задавала ему очередной вопрос про порядки в АН. - Это не детали того, как проходят собрания, какие есть правила и традиции - а они есть, и это тоже важно. Главное, чтобы те, кто сегодня хочет освободиться от зависимости и мучается от отчаяния, чувства вины, бессилия, ненависти, растерянности - я могу долго еще перечислять... Чтобы они узнали: есть место, куда они могут прийти без справок, без денег. Наверное, есть центры, где эффективно лечат наркоманию. Но важно понять еще одно: прежде чем принять решение избавиться от зависимости, наркоман часто успевает разорить всю семью..."
У сообщества есть много брошюр, объясняющих суть программы АН. Приведем здесь несколько цитат:
- Наша цель - оставаться чистыми сегодня и нести весть о выздоровлении. Мы не можем изменить природу наркомана или наркомании. Мы можем постараться разоблачить старую ложь: "Кто однажды стал наркоманом, тот всегда будет употреблять наркотики". Разоблачить ради того, чтобы выздоровление стало более доступным.
- Ты можешь ощущать страх и безнадежность. Ты можешь думать, что эта программа тебе не поможет, как и все то, что ты уже перепробовал. Многие из нас, придя в АН, чувствовали себя так же. Нам было страшно расставаться с тем, что стало для нас таким важным. И мы с облегчением узнали, что единственное условие для членства в АН - желание прекратить употреблять наркотики.
- Может, ты уже думаешь: "Да, но..." или "А что, если..." Но попробуй выполнять простые рекомендации, которые дают новичкам: ходи на собрания АН как можно чаще; заведи себе список с телефонами людей из группы и звони кому-нибудь, и особенно когда усиливается тяга. Она ведь появляется не только в те часы, когда проходят собрания. Мы не употребляем наркотики сегодня лишь потому, что решили просить о помощи. И то, что помогло нам, поможет и тебе... Мы предлагаем тебе нашу силу и надежду, пока ты не обретешь собственные. А потом придет время, когда и ты захочешь поделиться с кем-то тем, что получил от других.
ИРАНСКОЕ ПИСЬМО СЧАСТЬЯ
Я получила письмо из Ирана. Меня поразило, что там движение АН развивается так быстро. Одному из опытных членов иранской организации АН я задавала вопросы по почте, не слишком надеясь на ответ. Сиамак ответил быстро.
- Меня зовут Сиамак, я зависимый. Я пришел в АН 10 лет назад. Большинству участников движения в Иране - от 20 до 50 лет. Их больше ста тысяч. Есть проблемы с помещениями, где можно собираться. Трудность и в том, что мало опытных членов групп и очень много новичков. Раньше были проблемы, связанные с жесткими традициями ислама. Но мы стали посылать своих людей к представителям власти, в больницы, в тюрьмы. Получили разрешение на свою деятельность. Мы научились нести свою весть о возможности выздоровления. И постепенно власть нам поверила. К нам теперь посылают зависимых из судов и больниц, дают место для встреч. Иногда это трудно, потому что группы по 300-400 человек. Но главное - большинство людей в Иране знают о существовании АН и относятся к нам с уважением, потому что мы открыты. И не просим денег. Всем зависимым в России я хочу сказать простую вещь: существует путь к новой жизни без наркотиков. К этому можно прийти с помощью АН.
КОМУ ОНИ НАВРЕДИЛИ
Подтвердилась наркозависимость экс-мэра Томска Александра Макарова. Градоначальник год находился под следствием, в том числе и за хранение наркотиков, обнаруженных в его квартире. Последняя судмедэкспертиза показала, что сам он страдал наркоманией третьей стадии.
Шведская полиция задерживала с партией нарковеществ поп-звезду 90-х Богдана Титомира. Но - чудеса дипломатии - певцу удалось избежать прямых обвинений и вернуться в Россию.
Трагичнее сложилось у выпускника "Фабрики звезд-4" Ратмира Шишкова, сгоревшего в автокатастрофе. По словам окружения певца, причиной трагедии стала, в том числе и наркозависимость. Во время аварии Ратмир с друзьями были под кайфом, в обломках иномарки обнаружили 15 граммов героина.
Смерть Мурата Насырова в январе 2007-го, возможно, также несет след зависимости от дури. За год до гибели певец был в психиатрической клинике, специализирующейся на лечении наркозависимости.
В КЛИНИКУ - ПОД КОНВОЕМ?
Принудительное лечение: вводить или нет
В Федеральной службе РФ по наркоконтролю (ФСКН) убеждены, что принудительное лечение наркоманов позволит сократить смертность от передозы. "Эта мера, возможно, будет введена в 2007-м или в начале 2008-го", - заявил Александр Михайлов, руководитель департамента ФСКН. Но идея принудительного лечения наркоманов вызывает у многих сомнения. Поможет ли обществу такая мера? Кто станет принимать решение о принудительном лечении?
Комментирует научный редактор журнала "Наркология" РАМН, руководитель отделения Национального научного центра наркологии Алексей Надеждин.
- Нет смысла вводить принудительное лечение для наркоманов, забывая о более многочисленной группе больных, страдающих от хронического алкоголизма. Разумнее говорить о введении принудительного лечения для ряда групп наркобольных. Эта мера не должна применяться для всех подряд. Критерий для принятия решения о принудительном лечении - не само наличие зависимости от наркотиков или алкоголя, а социальная дезадаптация больного.
- Что стоит за этим понятием?
- Человек теряет связь с обществом, употребление наркотика или алкоголя приводит его к противоправным поступкам. Скажем проще: больной нигде не работает, отбирает последние средства к существованию у семьи, продает вещи из дома, чтобы добыть деньги на наркотик или алкоголь. И упорно уклоняется от лечения. Это и называется социальной дезадаптацией. К такому человеку можно и нужно применять меры недобровольного характера - они защитят и его самого, и его близких. И помогают оздоровить обстановку в обществе.
- Принудительное лечение поможет уменьшить смертность от передозировки?
- Возможно. Особенно, если мы говорим о потребителях героина. Но не это главное. Просто медицинское вмешательство дает шанс хоть как-то влиять на этих людей. Сейчас их поведение вообще не подлежит контролю, пока человек не совершил серьезного преступления. Получается, что общество ждет, когда он переступит черту закона и тогда попадет в тюрьму. Алкоголик зимой замерзает на улице, наркоман погибает от передозировки или истощения, и мы не имеем права вмешаться. Это ложно понятый гуманизм. А лечение по меньшей мере продлит жизнь многим больным.
- Каким должен быть механизм принятия решения о принудительном лечении, чтобы не нарушать права человека?
- Должно быть коллегиальное решение и врача-нарколога, и органов правопорядка, и членов семьи больного. И оно должно приниматься только в судебном порядке. Такие клиники должны быть открыты для общественных организаций, для органов адвокатуры и прокурорского надзора. Это существенное условие для соблюдения прав больного человека. Порядок должен быть таким, чтобы можно было проверить каждый подобный случай.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников