08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УЗБЕКСКИЙ ПЛОВ ПО АРМЯНСКОМУ РЕЦЕПТУ

Славуцкий Александр
Опубликовано 01:01 02 Сентября 2003г.
В этой уютной квартире живут лауреат джазовых фестивалей, автор музыки к 30 кинофильмам ("Покровские ворота", "Рецепт ее молодости", "Остров погибших кораблей"...), саксофонист и дирижер Георгий ГАРАНЯН и его жена, известная тележурналистка Нелли ЗАКИРОВА. То, что я увидел у них на кухне, меня потрясло: народный артист России стоял у плиты, обвязанный фартуком, и колдовал над шипящей сковородкой. За разъяснениями я обратился к хранительнице домашнего очага.

Нелли Закирова: Я полуузбечка-полутатарка, выросла в Ташкенте, там закончила факультет журналистики. В этом городе научилась готовить много блюд, кое-что из этого теперь умеет делать и мой муж. Особенно у него получается узбекский плов, долма и азербайджанский суп.
Георгий Гаранян: Помню, как-то наши друзья заказали в ресторане такой суп и были разочарованы тем, что он оказался совсем не таким вкусным, как у нас. Я им сказал, что так и должно быть. Где еще можно попробовать суп от народного артиста? Ну, а Неллино фирменное блюдо - казан-кабоб.
Н.З.: Это чудное блюдо меня научили готовить во время моей практики в газете "Ферганская правда".
- Ваша квартира со вкусом обставлена. Кто из вас тут руководил?
Г.Г.: Мы оба. Когда в квартире шел ремонт, то мы поочередно приезжали, привозили материалы и давали распоряжения рабочим. Причем, я говорил одно, а Нелли другое. Строители были в недоумении.
- Чем же все кончилось?
Н.З.: После долгих споров пришли к консенсусу. Правда, мне очень хотелось, чтобы кухня была покрашена поярче, но муж с дочерью устроили обструкцию. Жора сказал: "Ты хочешь из кухни сделать узбекский халат, мы тебе этого не позволим".
- Как вы познакомились?
Г.Г.: Нас познакомил мой хороший приятель, один из самых известных аукционистов в России Арсений Лобанов. Отношения довольно быстро перетекли в брак. Я Нелли сразу сказал, что колбасы и всего остального у нее будет сколько угодно, а на цветы не надо рассчитывать - я не по этой части.
- Так-таки в ваших отношениях не было ни одной романтической истории?
Г.Г.: Боюсь, мой ответ вас разочарует. Я не романтик.
Н.З.: Жора как всегда скромничает. Например, как-то я прилетела к нему на гастроли в Брюссель. У Жоры был концерт, и мы договорились, что я сама возьму у портье ключи и поднимусь в номер. Когда зашла в его комнату, то застыла от удивления, стол был завален неимоверным количеством коробочек с шоколадными конфетами. А конфеты - одна из моих слабостей. Я была в полном восторге!
Меня очень трогает, что Жора интересуется всем, что я делаю. Он хочет знать обо мне все. Даже не представляю себе, возможно ли, чтобы по телевизору шел какой-нибудь мой репортаж, а Георгий его не посмотрел. Он обязательно должен оценить все, что я снимаю. Чаще всего замечания бывают о качестве звука: "Тебя ужасно записали. Что, звукорежиссер не слышит, как срезали все верха?" Хотя по поводу содержания нарекания тоже бывают. У него есть нормальное мужское желание, чтобы все в моей жизни исходило от него. Например, когда попросила его научить отправлять письма по электронной почте, он сказал: "Давай я сам отправлю". Или: когда едем за границу, и я заявляю, что мне нужно взять с собой словарик, Георгий возражает: "Я сам буду твоим словариком". Какой женщине не понравится?!
- Нелли, есть ли у вас сюжет, снять который вы пока только мечтаете?
Н.З.: Мне очень хочется снять фильм о Борисе Покровском. Я не раз бывала на его репетициях и всегда восхищалась, как виртуозно он приводит в действие всю "театральную машину". Психологическая атмосфера на его репетициях - уникальна. Помню, несколько лет назад он мне признался: "Я так устал от театра, - наверное, мой театр умирает". В редакции, посмотрев материал, ахнули: такое человек произносит как выношенное... Но годы идут, Покровский давно забыл про наш разговор, а его театр продолжает жить.
- А что вам самой интересно, помимо работы?
Н.З.: Я интересуюсь театром не только как журналист, пишущий и снимающий о культуре, но и как зритель. Из-за этого, кстати, у нас с мужем нередко случаются выяснения отношений. Не любит он это дело. Стараюсь ходить в театр, когда Георгий в командировке.
Г.Г.: Отвезет меня в аэропорт, приедет домой и тут же закажет билеты в театр. Бывает, я еще не успею взлететь, а она уже в театре.
- Нелли, наверное, во время съемок вам не раз приходилось попадать в чрезвычайные обстоятельства: камера не запустилась или аккумулятор сел...
Н.З.: Однажды я брала интервью у Татьяны Дорониной, и она начала рассказывать о себе сокровенные вещи. Ничего подобного раньше мне слышать не приходилось. Я возликовала в душе, представляя, какое впечатление беседа произведет на зрителей. Разговор длился минут 40. Мы расстались подругами. А когда я осталась вместе с оператором, он мне сказал, что примерно на десятой минуте кончилась кассета. Но он не посмел нас прервать, чтобы сменить ее. Я была в ярости. Из-за какой-то ложной деликатности самое интересное было потеряно...
- Как муж относится к вашей работе?
Н.З.: Когда я полтора года не работала, он все повторял: "Как я хочу, чтобы ты снова пошла работать. Горжусь тем, что ты у меня не просто домохозяйка, а самостоятельная творческая личность". Моя работа семейной жизни не мешает. Мы оба - люди в быту непритязательные. Например, вполне нормальна ситуация, когда я везу мужа из аэропорта домой и он меня спрашивает: "Еда дома есть?" А я говорю: "Не-а".
Г.Г.: Я понимаю, что она была на работе и успела только домчаться до аэропорта. И спокойно предлагаю заехать в магазин, а не устраиваю истерику.
- Георгий Арамович, вы - армянин, человек восточной крови. Случаются ли в семье бурные выяснения отношений с битьем посуды и прочим?
Н.З.: Нет. Даже в первые годы семейной жизни во время ссор тарелки не били. Хотя порой отношения выясняли эмоционально. У Георгия Арамовича была еще одна квартира, куда он уходил "зализывать раны". Проходило несколько дней, мы мирились, он возвращался. Помню, однажды мы с дочкой поехали в такой ситуации к нему и купили букет роз, показавшийся нам романтичным. Помирились. А потом выяснилось, что он цветы терпеть не может.
Г.Г.: Все это, к счастью, осталось в прошлом. В последнее время таких глобальных ссор уже не происходит. Дочь Вероника недавно критически заметила, что наши отношения перешли в стадию вялых перебранок и мы, по ее словам, "и поссориться-то, как следует не можем".
- Почему?
Н.З.: Просто во время одной из ссор я себя спросила: чего добиваюсь? Развода? Нет же. Поэтому лучше пережду, пока Георгий остынет, успокоится. А когда у него будет хорошее настроение, добьюсь от него всего, чего хочу.
- Георгий Арамович, жена помогает вам в работе?
Г.Г.: Нелли часто помогает мне с аннотациями к альбомам, составлением программ... Она мой творческий партнер. И, конечно, для меня очень важна ее поддержка. Я играю по всему миру, но самые важные выступления - это концерты, на которых присутствует Нелли.
- Как поживает ваш краснодарский биг-бенд?
Г.Г.: Хорошо. Мы выступаем в престижных залах, ездим на гастроли. Сегодня краснодарский биг-бэнд - это уже марка. Недавно записали два альбома: Just for Fun (Только для развлечения) и When You Are Smiling (Когда ты улыбаешься).
- Сколькими биг-бендами вы сейчас руководите?
Г.Г.: Могу попасть в Книгу рекордов Гиннесса. Я единственный дирижер, который руководит одновременно тремя биг-бендами. Кроме краснодарского, это оркестр Олега Лундстрема. Олег Леонидович, к сожалению, уже почти не может выходить на сцену и тем более дирижировать. И вот этот великолепный, с давними традициями оркестр поручили мне. Впрочем, с подавляющим большинством его участников мне не однажды приходилось выступать на различных площадках. Вдобавок я вновь собрал свой прежний коллектив "Мелодия".
- С его старыми участниками?
Г.Г.: Не совсем. Сейчас там играют братья Михаил и Андрей Ивановы, Виктор Гусейнов, Виталий Головнев, Дмитрий Севастьянов. В этом году "Мелодия" отмечает 30-летний юбилей, к которому мы уже выпустили двойной альбом. Первый диск - записи ансамбля 70-х с участием звезд советского джаза Алексея Зубова, Константина Бахолдина, Бориса Фрумкина. На втором - новые джазовые пьесы, записанные уже нынешним составом.
А еще с прошлого года я стал арт-директором международного джаз-фестиваля в Анапе, проходящего два раза в год.
- Нелли, при такой занятости муж по дому помогает?
Н.З.: Он многое любит делать своими руками. Готова восхищаться до бесконечности тем, как он делает салаты, каких замечательных сыров накупил или какие замечательные вина принес домой. К тому же Жора очень заботливый, самоотверженный человек. Как-то утром я подошла к своей машине и обнаружила, что какой-то силач поставил ее поперек тротуара. Позвонила мужу, он мне запретил что-либо предпринимать. Спустился, завел мотор, немного посидел в машине и только после этого пустил меня за руль. Это он на себе проверял, не подложена ли в машину бомба... Еще мне нравится, как он относится к дочке, считая, что детей надо баловать.
- А на жену этот принцип распространяется?
Н.З.: Он и меня балует. Жора заядлый покупатель. Если я в магазине остановлюсь в сомнении, какого цвета: красного или голубого купить кофточку, - он покупает обе. Не было случая, чтобы он из какой-нибудь поездки вернулся без подарка.
- С вашей дочерью Вероникой я несколько раз сталкивался в Останкине, она пошла по телевизионным стопам мамы?
Н.З.: Вероника перешла на пятый курс журфака МГУ, но уже успела поработать на телевидении. Она была редактором первой и второй "Фабрики звезд". Сейчас работает редактором на шоу "Дом". Но нельзя сказать, что Вероника идет по моим стопам. Она самостоятельный человек...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников