23 января 2017г.
МОСКВА 
0...2°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.67   € 63.73
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЛАДИМИР ТОРЛОПОВ: "РОСТ ОПЛАТЫ ТРУДА - ШАНС ДЛЯ ЭКОНОМИКИ"

Республика Коми живет в сложных условиях российского Севера. Природа, словно возмещая свою

Республика Коми живет в сложных условиях российского Севера. Природа, словно возмещая свою суровость, щедро наделила край ресурсами. Сегодня на каждого жителя республики с населением в 1,2 миллиона человек добывается нефти в четыре раза больше, чем в целом по России, а угля - в девять раз. Объем добычи природного газа в несколько раз превышает потребности республики. Высоким спросом на мировом рынке пользуется продукция лесного комплекса.
При таких природных ресурсах народ республики вправе рассчитывать на высокий уровень и качество жизни. Однако, как и во многих других регионах России, значительная часть населения бедствует. Более того, даже в условиях особо благоприятной конъюнктуры на внешних рынках ощутимого повышения уровня жизни не происходит. Необходимо разобраться в причинах, которые мешают превратить богатейший природный и рукотворный производственный потенциал Коми в источник процветания.
ЭКСПОРТ СЫРЬЯ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ
По структуре производства Республику Коми можно рассматривать как уменьшенную копию нашей страны, так же "преуспевшей" в увеличении экспорта природных ресурсов. Вариант наращивания экспортного потенциала за счет сырьевых отраслей имеет сторонников на всех уровнях управления. Сформировалось устойчивое мнение, что без расширения экспорта сырья государство не справится с многочисленными трудностями, не сможет получить средства для технического перевооружения остальных отраслей хозяйства. В связи с этим особый интерес представляет проекция процессов в экономике республики на всю страну.
Действительно, в начале 90-х годов экспорт сырья спас экономику России от полного краха. Несмотря на то, что с тех пор прошло немало лет, экономика страны продолжает работать в режиме преодоления кризиса и латать прорехи за счет экспорта сырья, "экономии" на затратах воспроизводственного характера. Разумеется, это негативно отражается на жизненном уровне населения.
Вместе с тем наметившийся рост промышленного производства как-то приглушил опасность сложившихся диспропорций между отраслями реального сектора, которые при изменении конъюнктуры на внешних рынках способны быстро дестабилизировать экономическую ситуацию. Незавершенность переходного периода требует более активного государственного регулирования экономических процессов для предотвращения окончательного превращения России в сырьевую провинцию промышленно развитых стран.
Эффективность экспорта сырья у нас по объективным причинам очень низка. Эксплуатация действующих месторождений осуществляется в неблагоприятных природно-климатических условиях, при большой удаленности их от рынков сбыта. Освоение новых требует огромных затрат на создание инженерной и социальной инфраструктуры в неосвоенных районах.
Добавим к этому, что примерно треть экспортной выручки в страну не поступает. Это означает, что значительная часть продукции вывозится за рубеж как бы бесплатно. В соответствии с банковской статистикой при норме обязательной продажи валютной выручки в 75 процентов в действительности конвертировалось в рубли и поступало в хозяйственный оборот менее 60. Снижение нормы до 50 процентов, возможно, приведет к дальнейшему увеличению доли "бесплатного" экспорта.
Не секрет также, что большая часть доходов экспортеров формируется за счет низких цен на потребляемые экспортным сектором отечественные ресурсы. Иллюстрацией может служить проектируемый экспорт электроэнергии в Европу через украинские сети. Себестоимость российской электроэнергии в значительной степени определяется ценой на газ, который в России дешевле примерно в 8 раз, чем в странах, собирающихся покупать электроэнергию. Вот эта разница и будет определять эффективность проекта. Но доход ли это?
Другая часть дохода формируется за счет "экономии" на затратах прошлых лет, например, на геологоразведке. В настоящее время прирост разведанных запасов составляет половину от годовой добычи нефти. Так же "проедаются" системы транспортировки нефти и газа, оборудование промыслов и нефтеперерабатывающих предприятий.
И, наконец, следует обратить внимание на ограниченность экспортных ресурсов, способную вызвать дефицит важнейших видов продукции на отечественном рынке. Добыча нефти в Республике Коми снизилась по сравнению с 1990 годом на одну треть, природного газа - более чем в два раза, угля - более чем на треть, заготовка деловой древесины - почти в четыре раза. Тенденция, характерная не только для Коми. Хорошо известно о предстоящих сокращениях поставок природного газа для отечественных потребителей. Вопрос замещения его более дорогим углем - болезненная народнохозяйственная проблема ближайших лет. Наша республика уже столкнулась с ней. На протяжении ряда лет из-за ограничений в поставке газа снижается выработка электроэнергии на крупнейшей в регионе Печорской ГРЭС.
Пока экспортный сектор собирает с миру по нитке на шикарную рубашку для своих хозяев, отрасли, ориентированные на внутренний рынок, утрачивают остатки производственного потенциала. Прогрессирующее старение основных фондов в базовых отраслях принимает угрожающие масштабы. В Коми, так же как в других регионах, остро стоит вопрос о вводе новых мощностей в энергетике для замены выработавших ресурс. Есть современные технические решения, например, проект экологически чистой электростанции на угольном топливе, но нет денег для ее строительства.
ГДЕ ИСКАТЬ ИНВЕСТИЦИИ?
При значительном удельном весе экспортного сектора в общем объеме промышленного производства Республика Коми испытывает инвестиционный голод. Вопрос не в распределении фискальных платежей экспортеров между федеральным центром и регионами, хотя обоснованность и целесообразность последних изменений в налогообложении недропользования и вызывает сомнения, а в крайней скудости этих средств по отношению к потребности. Не стоит поддаваться магии больших цифр: российский экспорт достиг 100 млрд. долларов или даже превысил эту цифру. Но это не прибыль, а лишь валовая выручка.
Об инвестиционном климате говорится и пишется очень много. Одни видят главным направлением в его улучшении совершенствование законодательства и укрепление правопорядка, другие - гарантии прав собственности, третьи - и то и другое, добавляя к этому иные аналогичные факторы. Однако при этом очень мало говорят об экономическом аспекте явления в чистом виде.
В этом отношении показательны результаты консультаций представителей малого и среднего бизнеса Германии и Коми в рамках недавно прошедших в республике дней германской экономики. Гости проявили большой интерес к проектам по транспортировке и хранению нефти и газа, оценивали возможности реализации совместных проектов в других сферах производства и строительства. Если исходить из потребностей населения и производственных структур, наш внутренний рынок оценивается как очень перспективный. Практически нет ограничений для его развития в том, что касается обеспечения материальными ресурсами. Все необходимое либо производится, либо может производиться на простаивающих мощностях. И в то же время возможность реализации потенциала нашего рынка гости из Германии оценивали скептически. С ними трудно не согласиться.
Низкий совокупный платежеспособный спрос домашних хозяйств, экономических структур и бюджетных организаций жестко лимитирует возможности увеличения объемов производства, а следовательно, и инвестиции в реальный сектор. Далеко не случайно наибольший интерес проявлен к проектам по транспортировке и хранению готовой экспортной продукции и к реализации имеющихся резервов увеличения ее производства, которые гарантируют быструю окупаемость вложенных средств. Подобные проекты можно расценить как стремление подобрать остатки ресурсов по принципу "взять, что рядом лежит".
Убежден: экономика должна развиваться не только за счет вывоза сырья или даже продукции перерабатывающих отраслей. Фундаментом экономики является внутренний рынок, а основным индикатором его состояния был и остается платежеспособный спрос населения.
На вопрос, вынесенный в заголовок раздела, ответ известен со времен зарождения товарного производства. Источником средств для расширенного воспроизводства является само производство. Это амортизация и прибыль, составные части цены продукции. Привлекаемые извне средства - лишь выигрыш времени для более быстрого получения прибыли и возврата привлеченных кредитов.
НИЗКАЯ ЗАРПЛАТА - ТОРМОЗ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
Анализ изменения макроэкономической ситуации с начала радикального реформирования экономики показывает, что хроническое безденежье отечественных предприятий, спад производства, нарастание вала взаимных неплатежей, экономия на затратах воспроизводственного характера и другие проявления системного кризиса являются следствием снижения покупательной способности населения в результате проводившейся в тот период экономической политики. Между уровнем оплаты труда и состоянием экономики существует прямая и очень жесткая связь. Нет зарплаты - нет спроса на товары. Нет спроса - сокращается производство. Сократилось производство - стало меньше рабочих мест и людей, получающих зарплату. В результате снизилось поступление доходов в бюджет. Нет бюджетных доходов - тарифная ставка бюджетников остается недопустимо низкой.
Цепь этих взаимосвязанных процессов работает в режиме самоусиления. Взять, к примеру, наболевшую проблему реформирования жилищно-коммунального хозяйства. Очевидно, что при нынешнем уровне доходов восстановить изношенные мощности инженерных систем жизнеобеспечения за счет средств населения невозможно. А ведь население еще должно покупать продукты, одежду и обувь, чтобы не стояли ткацкие фабрики, а село смогло покупать новые комбайны и тракторы.
Очевидно, что низкие зарплаты - один из главных тормозов промышленного развития, экономического роста, реформ в социальной сфере. Не говоря уже о том, что низкая оплата труда стала основной экономической причиной низкой рождаемости и сокращения численности населения. А это значит, что без повышения заработной платы до уровня, обеспечивающего необходимые условия для воспроизводства населения, не избежать демографической катастрофы.
Если сравнивать нашу республику с другими субъектами Федерации по уровню заработной платы, то может сложиться впечатление, что в этой сфере положение у нас относительно благополучное. Однако на самом деле денежные доходы и физические объемы потребления населения Коми остаются ниже, чем до кризиса 1998 года, и существенно уступают дореформенным. У значительной части населения после оплаты товаров повседневного спроса и коммунальных услуг на руках не остается ничего.
Траекторию движения (вверх или вниз) в рыночной экономике определяет удельный вес заработной платы в валовом внутреннем продукте. По России в целом и в Коми официально начисленная зарплата составляет 20-25 процентов, что значительно ниже, чем в ряде развитых стран. Правда, статистика добавляет к ней скрытые доходы, но они, как правило, достаются узкому кругу высших руководителей. Работодатели не выполняют своих функций в отношении оплаты труда персонала, переложив заботы о сносных условиях жизни для всего работоспособного населения на плечи государства. Но ведь это самое государство, которое в свое время обеспечило сверхльготные условия для первичной приватизации производственных объектов. Поэтому оно сегодня вправе требовать отчета за нормальное распределение доходов между владельцами и персоналом. В тех случаях, когда личные доходы собственников формируются за счет "экономии" на воспроизводственных затратах и на заработной плате, следовало бы и власть употребить!
Не секрет, что значительная доля заработной платы во внебюджетной сфере (по некоторым оценкам, до 60 процентов) находится в "тени". Но ведь там же находится и предпринимательский доход, который, по подсчетам экспертов, на две трети формируется за счет недоплаченной зарплаты. По сути, занижая уровень оплаты труда, предприниматели и менеджеры присваивают часть заработка наемных рабочих.
В то же время сохранение нынешнего мизерного удельного веса зарплаты в ВВП является ограничителем емкости внутреннего рынка, объемов производства промышленности и сельского хозяйства. Это прямая дорога к углублению кризиса при изменении внешнеэкономической конъюнктуры. Иными словами, проблема совершенствования организации оплаты труда требует неотложного решения. Ведь оплата труда является главным ресурсом экономического роста. Без ее существенного и последовательного повышения никакие социальные реформы в России невозможны.
Именно поэтому в заявлении правительства и Центробанка об экономической политике на 2001 год в качестве стратегической задачи социально-экономического развития на первое место поставлено "обеспечение значительного повышения доходов на душу населения, снижение уровня бедности и сокращение дифференциации доходов населения". Задача эта давно назрела. Однако ее решение представляется сложным.
На первом этапе необходимо заметно поднять минимальную оплату труда основной массы наемных работников. Зарплаты должно хватать и на содержание ребенка, его воспитание, образование. Это главная предпосылка для восстановления уровня рождаемости. Оговорка "основной массы наемных работников" связана с тем, что для насыщения спроса и увеличения объема производства потребительских товаров на 60-80 процентов необходимо время. Если рост денежных доходов будет существенно опережать возможности наращивания производства в агропромышленном комплексе, легкой промышленности, неизбежна инфляция. Возможно, потребуется регулирование цен на основные потребительские товары, так как в противном случае дополнительные доходы населения приведут не к росту производства, а к росту цен.
Возвращаясь к приведенной выше выдержке из заявления правительства и ЦБ, следует отметить, что задача повышения денежных доходов в нем только названа. Способов ее решения там нет. Справедливости ради надо сказать, что они до сих пор еще не найдены. Поэтому трудности практического решения поставленной задачи очевидны.
Но столь же очевидно и то, что сегодня недопустимо повторять ошибки первых лет реформ и превращать всю страну в полигон для экспериментов с неотработанными механизмами парирования их нежелательных последствий. Однако учитывая, что и откладывать решение этой давно назревшей проблемы больше нельзя, почему бы не начать с проведения эксперимента в одном-двух регионах страны - для отработки оптимальных вариантов решения возникающих вопросов, законодательного оформления заново складывающихся отношений между трудом и капиталом, между собственником и государством?
Одним из возможных регионов для проведения такого эксперимента могла бы стать Республика Коми. Тому есть целый ряд объективных причин. В частности, нынешний сравнительно высокий уровень средней зарплаты в республике позволил бы сделать переход к новым приоритетам экономической политики более мягким, максимально снизить риски возможных осложнений в процессе отработки механизмов управления, а также затраты на проведение эксперимента. При этом необходимо иметь в виду, что одним из важных источников средств для повышения заработной платы работникам бюджетной сферы станут дополнительные поступления в республиканский бюджет от подоходного налога на легализуемую часть оплаты труда в частном секторе. Не менее важным представляется и достаточно устойчивое положение ведущих предприятий республики, которым предстоит нести основную нагрузку первого этапа реформы оплаты труда. В дальнейшем по мере увеличения платежеспособного спроса населения возможности активного включения в эксперимент остальных предприятий будут постоянно расширяться.


Loading...



На Камчатке автоледи не уступила дорогу «скорой», и это предположительно стоило жизни пациенту.