10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВИКТОР ЩУГОРЕВ: ОСТАЮСЬ САМЫМ СТАРЫМ "ГЕНЕРАЛОМ"

Юдина Людмила
Статья «ВИКТОР ЩУГОРЕВ: ОСТАЮСЬ САМЫМ СТАРЫМ "ГЕНЕРАЛОМ"»
из номера 204 за 02 Ноября 2001г.
Опубликовано 01:01 02 Ноября 2001г.
Когда попадаешь на территорию "Астраханьгазпрома", появляется ощущение, будто находишься на пути в преисподнюю. Хотя здесь все современно и очень красиво: несмотря на глубокую осень, зеленеют деревья, цветут клумбы, а от журчащего фонтана чистые дорожки разбегаются к заводским корпусам и административным зданиям. Однако запах серы - неизменный атрибут Астраханского газоперерабатывающего производства - упорно наводит на мысли о всякой нечисти и чертовщине.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА:
Виктор Дмитриевич Щугорев - генеральный директор ООО "Астраханьгазпром" с 1985 года. Доктор технических наук, действительный член Академии горных наук РФ. Автор 55 научных трудов и 43 изобретений.
- Насчет нечисти - это уж вы чересчур, а вот производство у нас действительно уникальное,- рассказывает генеральный директор ООО "Астраханьгазпром" Виктор ЩУГОРЕВ. - Этот комплекс строился 20 лет назад именно "под серу", а не под газ, не под бензин. В Советском Союзе ежегодно не хватало двух миллионов тонн серы для производства удобрений, а на мировом рынке тонна серы стоила 140 долларов. И тут в Астраханской области геологи открыли невиданное по запасам и структуре месторождение сернистого газа. При удачном запуске АГКМ (так мы называем Астраханское газоконденсатное месторождение) можно было не только решить внутренние проблемы, но и продавать часть дефицитной продукции на экспорт.
Оно ведь не только сернистое, но и с плохими пластовыми условиями, и с массой своих особенностей. Работать на нем опасно. Ученые всех рангов говорили мне, что добыть отсюда газ невозможно. Но надо было добыть. Меня для этого сюда и прислали, хотя я не очень-то хотел. Заслали за хорошую работу директором ... Я работал в Оренбурге, был первым замом генерального на хорошо отлаженном газовом комплексе, а тут приходилось начинать все сначала. На десятки километров - песчаные барханы да верблюды, да еще колышки в землю вбиты: здесь, мол, будет мощный перерабатывающий комбинат. И ни одного специалиста по газовым делам. Пришлось собирать профессионалов со всей страны. В астраханские степи приехало до 30 тысяч человек.
Когда мы вопреки пророчествам некоторых докторов наук (сам я ученой степени еще не имел) в результате сложнейшей работы получили из скважины миллионные притоки газа, удивлению ученых не было предела. Между тем месторождение заработало, завод начал выдавать продукцию. Мы стали производить четыре миллиона тонн серы ежегодно и половину экспортировать. Тогда доход от серы в "Астраханьгазпроме" составлял 40 процентов. Сейчас упал до 13.
- Почему?
- Снизилась потребность в этом виде продукции, значительно упала цена. Видели затоваренные склады? Кучи ярко-желтого порошка - это и есть нереализованная сера. В мире меньше стали применять удобрений, производимых на серной основе. Да и конкуренты появились. Вскоре после нас были открыты серные залежи в Объединенных Арабских Эмиратах, Канаде, США. Однако мы продаем серу в Тунис, Марокко, Израиль, в европейские страны, готовимся выйти на рынок Индии. Около миллиона тонн серы идет на российский рынок. И все-таки из основного нашего продукта сера превратилась в подсобный. Сегодня главным товаром стали нефтепродукты на основе газового конденсата.
- А как тогда быть с месторождением, ведь оно, мне говорили, может прослужить еще лет восемьдесят?
- Повторю, что от других газпромовских предприятий мы всегда отличались тем, что газ не был основным нашим товаром. Он служил лишь для газификации области. Уровень газификации по региону составляет 53 процента, а Красноярский район, на территории которого располагается комбинат, в этом году рассчитываем газифицировать полностью. Кстати, когда председатель правления Газпрома Алексей Миллер приезжал к нам, то подчеркнул, что газификация населенных пунктов для компании остается приоритетной задачей.
Активной газификацией "Астраханьгазпром" занимается давно. Вспоминаю приезд Черномырдина. Будучи уже премьером, он посетил нашу область, а в одном из сел местные жители бунт против нас подняли за невнимание к их проблемам. Он возмутился: живете, мол, здесь, а людям газ дать не можете. Тут же - голая степь, топлива взять негде - только кизяки...
Когда мы стали подводить газ к домам, население просто ошалело от радости. Теперь привыкают к нормальной цивилизованной жизни. Но это - лишь одна сторона нашей работы. Необходимо развивать новые сферы бизнеса. Астраханский газ насыщен всеми элементами таблицы Менделеева. Газопереработка в России сегодня находится на таком высоком уровне, что мы можем производить 15 - 20 новых видов продукции на основе серногазового сырья. Они будут стоить на мировом рынке значительно дороже серы и других первичных ресурсов.
Мы не сегодня задумались над этим вопросом, но десятилетняя реконструкция экономики нарушила наши планы. Сейчас разрабатываем проекты по переработке этана, других компонентов.
- Поддерживает ваши планы "большой" Газпром или, может, после ухода прежнего руководителя отношение к "Астраханьгазпрому" изменилось?
- Что вы имеете в виду?
- Ну... Вы были дружны с Вяхиревым, были близки к головной компании, чаще других избирались в совет директоров ОАО "Газпром"...
- Да, мы с ним вместе работали еще в Оренбурге. Потом он трижды пытался перетащить меня в Москву. И все три раза я отказывался. Прирос к Астрахани. Однако особых поблажек ни "Астраханьгазпром", ни я как генеральный директор не имели. Я, без хвастовства, всегда нормально работал. Может, поэтому и остаюсь самым старым "генералом".
А насчет совета директоров... Избирался, ну и что? Одно время - пять раз подряд. И в предпоследний бы раз был избран, но пришел Борис Федоров с мешком голосующих акций и победил на какую-то долю процента.
- А у вас что, не хватило акций?
- Нет, конечно. Я как-то посчитал, и оказалось, что для этого надо собрать втрое больше акций, чем могла мне дать вся моя область.
- Неужели у вас собственных акций не было столько?
- У меня их и сейчас нет. Акционирование Газпрома проходило в два этапа. На первом акции распространялись среди сотрудников Газпрома по рублю за штуку, и директор имел право купить не больше, чем рабочий. Кстати, за этим следили жестко... В то время мы еще не были готовы к капитализации компании. Даже на втором этапе, когда газпромовские акции выбросили на региональный рынок- по 60 копеек за штуку (ниже номинальной стоимости), люди тоже не стали их покупать. Они уже были обмануты всякими "МММ", "Хопер-Инвестами" и другими аферными предприятиями. Чтобы поддержать родную компанию, я купил где-то миллион штук. Сейчас от них осталась половина. Это - мизер по сравнению с тем, что имеют более бойкие ребята из финансовых групп.
- Виктор Дмитриевич, в Газпроме идет обновление кадров. Как отнеслись к этому в "Астраханьгазпроме"?
- Спокойно. Наше подразделение работает, как и раньше, - самостоятельно, но под контролем Газпрома. Что же касается смены в высоких креслах, то скажу лишь одно: сажать туда надо грамотных, владеющих профессией людей. И не важно, откуда они родом. Допустим, если всех хороших специалистов из Питера заберут (а я думаю, забирают хороших), то кто там останется?..
- А вы сколько планируете еще поработать генеральным директором?
- В январе этого года мне продлили контракт на три года. Но мы с вами взрослые люди и понимаем, что я могу планировать одно, а решить за меня могут другие. Я к этому отношусь спокойно. В случае чего, без работы не останусь, так как многое умею. Но когда мы встречались Алексеем Миллером, он сказал: к тебе вопросов нет. Тянешь - работай.
- Какое он на вас произвел впечатление?
- Вдумчив. Осторожен. В общем, я его понимаю. Газпром - это такая махина, тут за каждую подпись отвечаешь головой. Ведь тащат к ответу того, кто визу свою поставил.
- А вас часто таскают?
-Чаще, чем хотелось бы.
- "Астраханьгазпром" во многом определяет экономическую политику на южных рубежах России. Готова ли компания распространить свое влияние дальше? Речь идет прежде всего о разработке месторождений на шельфе Каспийского моря.
- "Астраханьгазпром" не занимается освоением шельфовых месторождений. На Каспии работает "ЛУКОЙЛ" совместно с Газпромом. Я, честно говоря, всегда был против разработки Каспийского шельфа. Прежде всего потому, что освоение морских структур обходится дороже работ на суше...
- Неужели всегда?
- Если говорить о Каспии, то да - значительно дороже. Оцениваются ведь не только технологические затраты, но и урон, который будет нанесен живой природе. И не надо обманывать себя проведением эффективных экологических мер. Такой богатейший по биоресурсам регион, как Северный Каспий, непременно болезненно отреагирует и на прокладку трубопроводов, и на движение танкеров, и на многие другие факторы, сопутствующие разработке и эксплуатации месторождений.
Зачем торопиться на шельф Каспия, когда на суше Астраханской области сосредоточен, можно сказать, второй Кувейт? Я не преувеличиваю: под Астраханским газоконденсатным месторождением, только на большей глубине, разведана самая крупная за последние 30 лет нефтеносная структура. Мы уже заканчиваем бурить здесь сверхглубокую скважину, которая оснащена на уровне современных стандартов и является одновременно разведочной и промышленной.
По оценкам экспертов, здесь сосредоточено порядка десяти миллиардов тонн жидких углеводородов. С освоением этого месторождения начнется, я в этом убежден, новая веха в истории "Астраханьгазпрома", а значит, и Газпрома в целом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников