04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕМ ВАС ОБРАДОВАЛ И ЧЕМ ОГОРЧИЛ ТЕЛЕЭКРАН НА МИНУВШЕЙ НЕДЕЛЕ?

Леонид ЖУХОВИЦКИЙ, писатель:
- Основным телесобытием минувшей недели была, конечно,

Леонид ЖУХОВИЦКИЙ, писатель:
- Основным телесобытием минувшей недели была, конечно, ситуация в Украине. Передачи о ней обнажили основной порок нынешнего ТВ: многое, показанное из Киева, Донецка и других городов, было одновременно и ложью, и правдой. В начале недели казалось, что Украина - это только центральная площадь Киева. Потом выяснилось, что это не так: есть другие города, есть восток и запад, есть миллионы людей, и у них разные точки зрения и разные представления о будущем страны. Репортажное ТВ - это пока еще глуповатое ТВ. Вот корреспондент говорит: "Вы видите, что происходит за моей спиной". Да, видим. Но ничего не понимаем. Что означает эта толпа на площади? Народное восстание, "революция", верхушечный бунт, студенческая тусовка, демонстрация против режима или хорошо организованный митинг в пользу группы чиновников? Инициировав или допустив выдавливание с экрана большинства аналитических программ, руководители ТВ выбили оружие из собственных рук, заменив мысль ничего не говорящей картинкой. Лишь к концу недели стало более или менее понятно, что происходит в огромной соседней стране.
Сейчас задают вопрос: может ли Украина разделиться на две части? Вопрос, по-моему, запоздал - Украина уже разделилась. Чем бы ни кончилось противостояние наверху, какой бы компромисс ни был достигнут, ясно, что Украина все равно раскололась на две части, почти пополам. И вряд ли одна половина примирится с победой другой. Я думаю, что очень скоро на первый план выйдет аргумент, прозвучавший на собраниях в Донецке, Луганске и Харькове: должны ли те, кто работает, оплачивать тех, кто митингует, бунтует или бастует? И эту трещину будет заделать гораздо труднее, чем ту, что пролегла между Януковичем и Ющенко.
Георгий КАПРАЛОВ, драматург, критик:
- События, развернувшиеся в Украине, захватывали внимание полностью. Когда переходил на другие программы, где речь шла о другом, все равно перед глазами были многочисленные воспаленные толпы, Киев, Донецк.
Обычно с интересом смотрю и слушаю ток-шоу "Апокриф" В.Ерофеева. На сей раз его тема - уход человека в себя. Все сложно, неоднозначно. Участники вспоминают лично пережитое, книги, встречи, судьбы, Э.Хемингуэя, В.Набокова, А.Боровика... Я уже мысленно втянулся в этот диспут. Но в руках программа передач. На Первом канале, "России", НТВ очередные информационные выпуски. Жаль оставлять "Культуру", но я опять в Украине. К сожалению, новые выпуски - лишь копии предыдущих. Одни и те же кадры кочуют по разным каналам.
Немного отвлек от Украины сериал по роману "Дети Арбата" (Первый канал). Его начало, появление многочисленных действующих лиц было несколько сумбурно. Но две актерские работы уже можно выделить. Юная Варя в искрящемся исполнении Чулпан Хаматовой и трагический образ матери Саши - Евгении Симоновой.
В связи с книгой Рыбакова не могу не вспомнить 80-е годы. Работая в "Правде", подготовил к печати рецензию на эту книгу. Ее написал один из крупных литературоведов. Меня спрашивает руководство редакции: "Где стенограммы бесед, которые ведет Сталин с героями книги?" - "Какие стенограммы? Это же роман. Вспомним Пушкина, Шекспира". - "Нет, там цари и короли, а тут - Он". Даже через 30 с лишним лет после смерти тирана все еще оглядывались. Рецензия так и не была напечатана.
Но "Дети Арбата" заканчиваются, и я вновь возвращаюсь к украинской "драме и фарсу" (так кто-то оценил события на киевских митингах).
Людмила САРАСКИНА, историк литературы:
- Не все люди, особенно живущие в провинции, имеют возможность посещать московские спектакли. Такую возможность дает ТВ. Но результат не всегда удачен.
Сценическая композиция по повести Л.Толстого "Семейное счастие", поставленная московским театром "Мастерская П.Фоменко" и показанная на канале "Культура", - хороший повод подумать, зачем обращается современный режиссер к классическому первоисточнику.
Талантливая К.Кутепова в течение двух часов ни на минуту не покидала сцены, летала, скользила, танцевала, и вместе с ней - шали, платки, занавески и множество других легких тканей. Герои подвязывали, как салфетку, концы скатерти, надевали на голову чайную бабу, прятались в чемоданах, бросались подушками, ссорились, едва ли не стоя вверх ногами, и проживали свою жизнь столь истерично и суматошно, что говорить о семейном счастье такой эксцентричной пары мог бы лишь неисправимый оптимист.
Однако при чем тут Лев Толстой и его семейная повесть? Честный, искренний, глубокий герой Толстого, избегающий даже самой малой лжи, здесь выглядит недалеким, туповатым, деревянным истуканом. Юная, прелестная, романтическая героиня, мучительно вживающаяся во взрослую семейную жизнь со всеми ее подводными рифами, предстает вздорной, взбалмошной, стервозной кривлякой. Сама коллизия, наполненная у Толстого целомудренной серьезностью, всамделишностью, трансформируется П.Фоменко в фарс и карикатуру. Кажется, будто театр-мастерская боится подлинного толстовского настроения и не доверяет ему. А вдруг на сцене получится скучно и старомодно? Так что реплика режиссера во время мастер-класса: "Мы забыли, для чего играем", - кажется точной и емкой рецензией на спектакль.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников