04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАРПЛАТА ИЛИ ПОДАЯНИЕ?

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 03 Февраля 2000г.
"...У меня зарплата - 360 рублей в месяц, да и ее нередко задерживают. Вот и хочу понять, как существовать нам с женой дальше? Где, например, взять деньги на оплату квартиры? На что покупать еду? Об обуви и одежде уж не говорю... А тут такая беда случилась - наше заветное "окно в мир" закрылось. Дело в том, что в 1978 году мы приобрели черно-белый телевизор. Позднее, когда цены еще были приемлемыми, нам хватило накопленных средств, чтобы купить цветной. И долгие годы эта техника исправно служила. Но вот месяца два назад вышли из строя, как назло, оба телевизора. А ремонт, понятно, нам сегодня не по карману. И остались без привычного голубого экрана. Мне 51 год. Много лет мы с женой получали "Труд". Сейчас, когда на счету каждый рубль, подписаться, к великому сожалению, нет возможности, но все-таки покупаем в киоске вашу (нашу) газету. И решили (после полуторамесячных раздумий, сомнений) написать вам. Если можно, напечатайте письмо. Может, найдутся добрые спонсоры и помогут в нашем горе. Очень стыдно попрошайничать, но что поделаешь... Искренне просим извинения. Семья Дорофеевых. Наш адрес: 347254, Ростовская область, г. Константиновск, КГУ д. 4, кв. 17. Дорофееву Евгению Васильевичу".

Подобных писем в редакционной почте немало. Правда, чаще всего о своем критическом, бедственном положении пишут пенсионеры. Постоянно приходят жалобы и по поводу длительных задержек зарплаты. Однако в данном случае речь идет о другом принципиально важном моменте. Не "отставники" и не безработные, а наиболее активные члены общества, можно сказать, его опора - работающие люди не могут не только обеспечить себе нормальную жизнь, но даже не в состоянии вырваться из все туже затягивающейся удавки полной нищеты. Впрочем, быть может, такая мизерная зарплата, которую получает Евгений Васильевич Дорофеев (не сообщивший, к сожалению, где работает), является случаем особым, исключительным и нет оснований делать широкие обобщения? Если бы так! Более 4 миллионов человек, как рассказал мне в доверительной беседе весьма информированный специалист Минтруда, получали пару месяцев назад зарплату, как и автор письма, до 350 рублей.
За прошедшее с тех пор короткое время ситуация с оплатой труда в стране, если не считать небольшого традиционного декабрьского всплеска, существенно не изменилась. И сегодня у миллионов россиян зарплата не дотягивает и до половины доллара в день - в пересчете на американские деньги. Пересчет сделан для того, чтобы использовать международные критерии, согласно которым уровень дохода, равный доллару в день, считается границей нищеты. Как видим, на многих наших предприятиях давно уже переступили этот позорный порог. Более полумиллиона граждан, по данным моего собеседника, получают (время от времени или постоянно) до 100 рублей в месяц. В это трудно поверить - три рубля в день! Свыше миллиона россиян приносят с работы от 100 до 200 рублей и еще полтора миллиона - от 200 до 300. Уместно напомнить, что рассчитанный по устаревшей методике прожиточный минимум для трудоспособного жителя страны составлял в четвертом квартале прошлого года 1054 рубля. Если взять новую, более реальную методику (на нее скоро перейдет Госкомстат), то получится 1250 рублей. Выходит, сегодняшней месячной зарплаты, которую получают 4 миллиона граждан, должно хватить им всего на несколько дней (от 3 до 9). А что делать в оставшиеся три-четыре недели? И что это вообще за система оплаты, при которой у каждого десятого наемного работника зарплата ВДВОЕ меньше прожиточного минимума?
Четверть населения страны выживает за счет своих огородов, подработок на стороне и теневой экономики. Вообще-то зарплата на основной работе должна быть не скромной добавкой к сторонним доходам, а главным источником денежных поступлений в семейный бюджет. В развитых странах работающий человек не может оказаться за чертой бедности. В России же - сплошь и рядом. Так в стране появились "новые бедные" - люди в трудоспособном возрасте, имеющие работу, но влачащие жалкое существование. Ясно: сложившаяся система в принципе неверна. Яркой иллюстрацией является размер минимальной оплаты труда - около 85 рублей. Нередко приходится слышать, что на самом деле такой зарплаты никто не получает, что это всего лишь "технический инструмент", используемый исключительно для исчисления штрафов и различных пособий. То, что это не так, могут засвидетельствовать те 500 тысяч россиян, которые получают зарплату до 100 рублей в месяц. И даже с учетом неофициальных приработков многим из них удержаться "на плаву" удается далеко не всегда.
Миллионы малообеспеченных семей, как показали обследования домашних хозяйств, живут просто впроголодь. В первой (так называемой "децильной") группе, охватывающей 14,5 миллиона самых нуждающихся граждан, потребление мясных и молочных продуктов в 4-5,5 раза меньше (в расчете на человека), чем в семьях с высокими доходами. В среднем на месяц бедняку достается менее двух пакетов молока и полкило мясопродуктов. То есть треть стакана молока и половина ломтика колбасы (16 граммов) в день. Однако многие и этого не имеют. Те, кто считает каждый рубль, вынуждены сильно урезать свои потребности во всем, в том числе и в хлебе, который до недавних пор был для них главным продуктом питания. Нынче в малообеспеченных семьях едят в среднем вдвое меньше хлебопродуктов, чем в состоятельных, - всего два-три ломтика в день. Недоедание приводит к снижению иммунитета, преждевременному старению и ранней смерти. За одиннадцать месяцев прошлого года число умерших в России увеличилось на 138 тысяч человек (по сравнению с аналогичным периодом 1998-го) и вплотную приблизилось к двум миллионам. Естественная убыль, то есть превышение числа умерших над родившимися, составила 836 тысяч россиян. Менее чем за год мы как бы потеряли еще один большой город.
Широкомасштабная бедность стала действительно серьезным тормозом развития страны, проведения рыночных преобразований, устойчивого оживления промышленности. К примеру, из-за спросовых ограничений со стороны населения практически невозможно продолжать наращивание выпуска многих товаров теми же темпами, что и во второй половине 1999-го. Красноречивый факт: объем розничной торговли сократился за минувший год на 7,7 процента. Немалая часть населения, устав от тягот, уже хочет вернуться в прошлое, в дореформенные времена (что, конечно же, невозможно). Иными словами, и в экономическом аспекте, и в социальном, и в нравственно-моральном - как ни посмотри - чрезвычайно низкий уровень оплаты труда (естественно, и огромная задолженность по зарплате) входит сегодня в число самых тяжелых российских "болячек".
Одна из весьма распространенных точек зрения заключается в том, что, во-первых, россияне плохо работают, производительность очень низкая, а во-вторых, в стране экономический кризис, вот, мол, поэтому и зарплата такая маленькая. Спорить вроде бы трудно, ибо по эффективности труда мы действительно намного отстаем от развитых стран, да и кризис налицо. Это так, но, думается, правда здесь не вся. Обратимся к самым свежим статистическим данным - прошлогодним. В 99-м объем промышленной продукции вырос на 8,1 процента, валовой внутренний продукт - на 1,5, превышение экспорта над импортом составило 28 миллиардов долларов. Таких прекрасных показателей, такого бурного роста не было в нашей экономике за все предыдущие семь лет реформ. Во многих отраслях производство промышленной продукции увеличилось на 15 - 29 процентов. Сплошные трудовые рекорды! Между тем зарплата в реальном выражении не выросла, а сократилась, и весьма существенно - примерно на четверть (на 23,2 процента). Один из моих собеседников-экономистов заметил, что при выходе из кризиса получаемые предприятиями средства прежде всего вкладываются в оживление производства, а не идут на зарплату. И это было бы понятно, если б не одна закавыка: в том-то и дело, что бурного притока инвестиций в прошлом году не наблюдалось - их рост составил всего лишь один процент. Значит, дело не только в инвестициях.
Рассмотрим ситуацию на примере нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности. В январе - ноябре прошлого года добыча нефти в стране не снизилась (по сравнению с аналогичным периодом 98-го). Нефтепереработка же выросла на 2,5 процента. Однако главное в другом - за десять месяцев, по данным Госкомстата, прибыль в нефтедобывающей промышленности составила 77, 16 миллиарда рублей, а в нефтеперерабатывающей - 13,1 миллиарда, что в обоих случаях во много раз больше, чем в январе - октябре 98-го. И еще. В прошлом году из России вывезено за рубеж 133 миллиона тонн нефти, выручка от ее продажи выражается кругленькой суммой - 15 миллиардов долларов. Отличные результаты! Теперь посмотрим, что же получили от всех этих огромных денег работники указанных отраслей. В нефтедобывающей средняя зарплата в ноябре 98-го была 3318 рублей, а в ноябре 99-го - 6500. В нефтеперерабатывающей за тот же период она выросла с 2483 до 3878. На фоне нашей всеобщей нищеты эти суммы могут показаться весьма внушительными, но, во-первых, надо учитывать тяжелейшие условия труда нефтяников, а во-вторых, на этом примере отчетливо видно, что зарплата основной массы работников очень слабо связана с получаемой в отрасли прибылью. Она может увеличиться, допустим, в 6 - 11 раз, а уровень оплаты при этом вырастет только в полтора - два раза. Между тем директора предприятий и высшие менеджеры, как рассказал мне хорошо информированный источник, получают ежемесячно 10 - 15 тысяч долларов и даже больше (в пересчете на американскую валюту). Возможно, эти специалисты стоят таких денег, но не слишком ли велик разрыв в оплате?
Можно привести еще немало примеров, когда повышение средней зарплаты заметно отстает от темпов роста прибыли в той или иной отрасли. Скажем, в машиностроении и металлообработке плюсовое сальдо за десять месяцев прошлого года составило 33 млрд., что в 11 раз больше, чем за аналогичный период 98-го, а средняя зарплата выросла за те же десять месяцев только в 1,5 раза. Она, кстати, так и не дотянулась до средней по стране. В целом же по промышленности прибыль за этот период увеличилась в 27 раз, а зарплата - лишь в полтора. Если учесть, что и цены одновременно повысились на треть, то реальная прибавка окажется совсем не большой.
Конечно, львиная доля средств должна вкладываться в производство, это азбучная истина, но и материальные стимулы игнорировать нельзя. Рост промышленного производства начался у нас с апреля прошлого года, а реальная зарплата увеличилась только в ноябре и декабре (по отношению к соответствующему периоду 98-го). Как же переломить негативные тенденции?
Собственно, возможностей не так уж и много. Если говорить о негосударственном секторе, то сегодня никто не вправе вмешиваться в финансовые дела фирм, в том числе и в сферу оплаты труда. Все решения принимаются на таких предприятиях высшим руководством, как правило, в узком кругу. Оптимален ли такой порядок? В ряде развитых европейских стран дело обстоит иначе. Основные финансовые показатели предприятия (и прежде всего прибыль) предоставляются производственным советам, руководителям профсоюзов, причем они несут полную ответственность за неразглашение сведений, составляющих коммерческую тайну. Самое главное: в коллективных договорах, соглашениях определяется доля отчислений из прибыли на зарплату, различные социальные нужды. И контроль за этим осуществляется постоянно.
У нас же, как рассказывали мне лидеры ряда отраслевых профсоюзов, получить доступ к аналогичным финансовым документам в большинстве случаев просто невозможно. Видимо, настало время для принятия соответствующего закона, который должен четко регламентировать и механизм социального партнерства, и права, обязанности сторон. Речь при этом не идет о вмешательстве представителей коллектива в дела фирмы. Дело в другом. Если в ходе переговоров с руководителями была достигнута договоренность о том, что, допустим, 10 процентов прибыли отчисляется на социальные цели, то как раз для выполнения этого соглашения и необходим соответствующий контроль. Уже одно это дало бы ощутимые результаты, позволило поднять уровень оплаты труда.
Ну а что касается работников бюджетной сферы, то тут власти всех уровней в огромном долгу перед учителями, врачами, медсестрами, социальными работниками. В сферах образования, культуры и искусства средняя зарплата вообще ниже прожиточного минимума, в здравоохранении - едва преодолела черту бедности. В этих отраслях уровень оплаты труда в два с лишним раза ниже, чем в промышленности. Ситуация усугубляется многомиллиардной задолженностью (наибольшая - в сфере образования). Ясно, что надо существенно повышать зарплату.
И, наконец, нельзя не сказать о минимальной зарплате. Нынешний ее размер - около 85 рублей - это издевательство над здравым смыслом. Для сравнения: в маленькой Эстонии она составляет более 88 долларов, или 2525 рублей на наши деньги. Давно пора "оторвать" минимальную зарплату от исчисления всевозможных пособий, штрафов и начать постепенное приближение ее к прожиточному минимуму.
...Во время одной из поездок в Испанию мне показывали виллы "новых русских". Мой давний знакомец называл фамилии руководителей известных и не очень известных фирм - фактических хозяев этих особняков. За последние годы в Испании наши соотечественники приобрели более 60 тысяч вилл, особняков, квартир. Те, кто имеет миллионы долларов, обосновываются в Ницце, Майами. Некоторые предпочитают небольшие уютные европейские городки. Бывший директор одного из сибирских металлургических предприятий, например, купил себе трехэтажную виллу в Сен-Морице... Огромные деньги переводятся из России для приобретения особняков за границей. Возможно, еще и по этой причине у нас так медленно растет средняя зарплата?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников