22 сентября 2018г.
МОСКВА 
24...26°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 66.25   € 78.08
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Вот если бы к диплому прилагалась работа...

Фото: globallookpress.com
Максим Башкеев
Опубликовано 22:28 03 Февраля 2018г.

С 2014 года доля выпускников вузов, которые не могут трудоустроиться в первый год, достигает 75%


Ответственным за образование чиновникам не нравится, чем занимаются подведомственные вузы. Замглавы Рособрнадзора Наталия Наумова раскритиковала ректоров за «размывание рынка труда». Институты и университеты с упорством, достойным лучшего применения, продолжают штамповать дипломированных юристов и экономистов, пополняющих армию безработных. А ведь сам Рособрнадзор формирует для вузов задания, на основании которых они составляют собственные списки абитуриентов по каждой специальности. Спрашивается: что тут не так?

По статистике Министерства образования, с 2014 года доля выпускников вузов, которые не могут трудоустроиться в первый год, по ряду специальностей достигает 75%. При этом Рособрнадзор уже 10 лет постепенно снижает объемы государственного заказа вузам на подготовку студентов по специальностям «экономика» и «юриспруденция». Получается, вузы занимаются вредной образовательной самодеятельностью? И да и нет.

Проблема в том, что федеральный центр распоряжается распределением и финансированием только бюджетных мест. Однако в России 4 из 10 вузов коммерческие, да еще государственные все больше предпочитают заниматься обучением на платной основе. А эта сфера Рособрнадзору неподотчетна и неподконтрольна. Соответственно, на коммерческой основе можно готовить кого угодно и в любом количестве — был бы платежеспособный спрос.

И вот тут возникает едва ли не главная загадка российского рынка образовательных услуг: несмотря на катастрофические показатели трудоустройства юристов и экономистов, в вузах на эти специальности отмечается стабильно высокий конкурс. Региональные вузы этим обстоятельством охотно пользуются, поскольку для них это едва ли не единственный источник стабильного дохода. И осуждать ректоров сложно: если калибр учебного заведения не позволяет зарабатывать на жизнь наукой, то для выживания вполне подойдут и платные услуги.

Заметим, что тем же занимаются и крупнейшие федеральные вузы. К примеру, обучение по специальности «юриспруденция» в знаменитом МГИМО обойдется 2,5 млн рублей, в Высшей школе экономики — без малого 2 млн, а в МГУ — 1,625 млн. Но, разумеется, даже дипломы этих уважаемых учебных заведений ни в коем случае не гарантируют трудоустройства.

Так зачем же тогда абитуриенты выбирают эти «скользкие» профессии? Во-первых, сегодня на студенческой скамье оказываются не только неоперившиеся юнцы, но и вполне состоявшиеся в профессии граждане, которые приходят на заочное отделение за вторым, а то и третьим образованием. Одним фундаментальные знания в области финансов или права нужны для эффективного управления бизнесом, другие рассчитывают на карьерный рост и занятие перспективной должности. Все они по завершении обучения не ищут вакансии, поскольку уже работают, а с точки зрения Рособрнадзора эти выпускники не могут трудоустроиться по специальности.

Но, разумеется, основную массу студентов составляют вчерашние школьники. Неужели им все равно, на что потратить деньги родителей, пять лет своей жизни и какой диплом в итоге получить? Конечно же, нет. Опросы показывают, что большинство молодых людей мечтают сделать карьеру в сфере IT-технологий, трудоустроиться в таких компаниях, как «Яндекс» или Google. Чем глубже человечество погружается в виртуальный мир, тем насущнее потребность организации сообществ на самых разных уровнях. Неслучайно кадровые агентства прогнозируют стабильный спрос на таких специалистов, как программисты, дизайнеры виртуального пространства, сити-фермеры, энологи, менеджеры по продвижению товаров и услуг в социальных сетях...

А много ли у нас провинциальных вузов, способных давать такие знания? Получить соответствующее образование чаще всего попросту негде, и толкового специалиста от бестолкового отличает лишь количество шишек, которые тот набил на своем пути. Вот эту проблему точно не решить механическим сокращением бюджетных мест на обучение профессиям, которые никому не нужны.

 




Кто такие, по-вашему, Александр Петров и Руслан Боширов?