04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОМБА КАТАЛАСЬ ПО ПАЛУБЕ

Строганов Юрий
Опубликовано 01:01 03 Марта 2001г.
"Труд" не раз рассказывал о захоронениях боевых отравляющих веществ в Балтийском море. Литовская газета "Республика" выступила с сенсацией: еще в 1950 году клайпедские рыбаки выловили химическую бомбу.

50 лет молчал о том событии житель Каунаса Паулюс Катейла. Он хранил эту тайну вместе с капитаном рыболовецкого траулера "Балтика" Владимиром Лапиным. Лишь сегодня Катейла раскрыл ее литовским журналистам.
"Лов шел хорошо, но поднялась буря, - вспоминает 70-летний ветеран. - Около 23 часов вытаскивали последнюю сеть. Увидели: в ней что-то есть. В сети часто попадали камни, даже тела утопленников. В любом случае их приходилось выбрасывать... Этот случай был особенный. Капитан Владимир Лапин, видя, что сеть поднимается трудно, поспешил мне на помощь. Я пошел к подъемнику, а капитан придерживал сеть ломом и командовал, на сколько ее поднять. Тогда через прорвавшуюся сеть на палубу выпала авиационная бомба. Вытекавшая из нее жидкость забрызгала капитану лицо".
Это оказалась химическая бомба длиной 160 и диаметром 40 сантиметров. Боеприпас уже тогда оказался негерметичным.
Рыбаки испугались, что снаряд взорвется. Паулюс оказался ближе всех к опасной находке. Остальные разбежались, и лишь он вместе с капитаном взялся выбросить химический боеприпас за борт.
Сделать это оказалось трудно. "Я попытался набросить на бомбу сеть - удалось не сразу, - вспоминает Катейла. - Мы стали советоваться с капитаном, что делать дальше. Нужно было спешить, поскольку от бомбы исходил неприятный запах. Подкатили ее к борту, каждую секунду ожидая взрыва, осторожно вытолкнули".
После "общения" с боеприпасом на лице у капитана появились красные пятна. "Мне известно, что раны от иприта так и не зажили на лице капитана, -говорит ветеран. - Он был единственным на литовском рыболовецком флоте, пострадавшим от химического оружия".
В Клайпеде траулеру не разрешили заходить в порт. Бросили якорь на рейде. К судну прикрепили знак "химическое поражение". "Нас доставили на берег, где ждала "скорая помощь", - вспоминает бывший рыбак. - Капитана положили в больницу, а нас отпустили домой. Я ни тогда, ни сейчас не ощущаю последствий отравления. А капитану пришлось лечиться. Получилось, что он взял на себя мое горе - ведь это я должен был стоять под сетью, а не капитан. Если бы он не приказал мне идти к подъемнику, ожоги от иприта получил бы я".
С траулера военные выгрузили всю рыбу, сети, оборудование, все закопали на Куршской косе и облили специальной жидкостью. Судно продезинфицировали. "А нас сразу же отправили в новый рейс - чтобы не проболтались о случившемся", - говорит Катейла.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников