03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОГДА ИМУЩЕСТВО ПОД АРЕСТОМ

Шалыгина Юля
Опубликовано 01:01 03 Марта 2004г.
В адрес редакции "Труда" приходит немало жалоб на плохую работу судебных приставов. Возвращения долгов большинство пострадавших ожидает годами, у приставов нет интереса разыскивать чужое добро. Почему? Этот вопрос наш корреспондент задала Андрею ЧУРИЛОВУ, первому заместителю руководителя Департамента судебных приставов Министерства юстиции РФ.

- В царской России судебный пристав был очень уважаемым человеком, имел жалованье 300 рублей в год, хороший дом и загородное поместье. В современной Европе судебные приставы тоже не бедствуют, работают по прейскуранту, где оговорен процент за каждый вид взысканий, и сами проводят аукционы. Все, что получено сверх ожидаемого, остается в их распоряжении. Моим подчиненным полагается 5 процентов от суммы найденного долга, но выплата не может превышать 1000 рублей. При средней зарплате 3-4 тысячи это мизерная прибавка. Проводить аукционы мы не имеем права. Так что большого материального интереса разыскивать чужое имущество у пристава нет. Как, впрочем, и оперативных возможностей.
- Они нужны далеко не всегда. Вот, к примеру, письмо Петра Стрижкина из Свердловской области. "Три года назад суд постановил взыскать в мою пользу с одного из предприятий 35 тысяч рублей. Судебный пристав говорит, что я у него в очереди пятый. Когда же я получу свои деньги?"
- Существует пять очередей должников. Первым делом возвращаются долги по алиментам. Потом удовлетворяются иски о взыскании заработной платы. Третьи в долговой очереди - государственные фонды. Следом идут взыскание платежей в бюджет, внебюджетные фонды. Все остальные пострадавшие - в очереди последние. По закону на поиск и возвращение долга отведено 2 месяца, но этот срок почти нереальный. Если предприятие задолжало бюджету, придется подождать, пока оно расплатится с государством, а уж потом Петр Михайлович Стрижкин получит свою часть.
- В почте редакции много жалоб и на нерадивых отцов, которые годами не платят алиментов. Почему бездействуют приставы, если битва за алименты у них на первом плане?
- Взыскать алименты не так-то легко. Квартиры, дома, земельные участки, огороды, мебель нельзя изъять по закону. Запрещено уводить со двора сельских жителей скотину. Деньги можно брать лишь в том случае, если их у должника больше 9 тысяч рублей (эта норма касается Москвы, в других городах сумма меньше). Что остается? Драгоценности, гараж, машина, велосипед, сельхозпродукция. Так ведь все это еще надо разыскать, описать, продать. Кстати, часто оказывается, что у должника и изымать-то нечего - он гол как сокол. И закон разрешает нам прекращать производство "за невозможностью найти имущество".
- У читателя "Труда", директора небольшого предприятия Евгения Канаева из Башкортостана украли продукцию на 235 тысяч рублей. Вора нашли, обязали возместить ущерб. А он втихую продал имущество. Когда к нему пришли приставы, изымать было нечего. Как застраховаться от таких ситуаций?
- Сразу после решения суда следует арестовать добро должника. Попросить об этом может сам пострадавший у судебного пристава или сразу в суде. Арестованное имущество неприкосновенно.
- Первым в истории России городом-должником стала в феврале прошлого года Находка. Судебные приставы за долги по мазуту для котельных описали имущество мэрии. Чем закончилась эта история?
- Долг Находки - 304 миллиона рублей, там арестовано 70 зданий, принадлежащих мэрии. Сейчас судебные приставы ожидают оценки этой недвижимости. Если долг мэрия не погасит, со счетов будут сняты все деньги, а потом с молотка пойдет и имущество. Похожая ситуация - в Мурманской области. Там местные власти выгнали с рынка американскую туристическую фирму. Иностранцы обратились в суд, выиграли дело и потребовали возмещения ущерба - 5 миллионов рублей. Приставы арестовали счета, здания, и ущерб был частично возмещен. Остальное придется выплачивать области.
- Как быть, если должник не желает добровольно расставаться с имуществом? Есть ли силовые полномочия у судебных приставов?
- Главная мера воздействия - уголовная ответственность. В прошлом году было возбуждено 587 таких дел, в 239 случаях виновные понесли наказание. Например, директор одного из кировских ООО никак не желал подчиниться решению арбитражного суда и платить деньги. Погасил задолженность лишь после того, как на него завели уголовное дело. В Мордовии была похожая история, там председатель сельхозкооператива после суда заплатил долги и штраф. Но не всегда споры разрешаются мирно. Бывает, приставам оказывают жестокий отпор. Поэтому им разрешено применять физическую силу, иметь газовое и огнестрельное оружие.
- Такую бы напористость вашим подчиненным, когда речь заходит об имуществе мошенников наподобие Мавроди или Березовского.
- У Мавроди следователи ничего не обнаружили, а мы пользуемся легальными источниками информации, например, данными налоговой инспекции. Если человек не платил налогов, то и сведений о его доходах нет. Хорошо хоть, недавно нам разрешили запрашивать в коммерческих банках состояние счета должников. Счета Мавроди пусты. Что касается Березовского, он в Англии. С этой страной у нас соглашения о совместных действиях нет. Заключены договоры только со странами СНГ, Балтии, Болгарией, Венгрией, Египтом, Италией, Финляндией и Испанией.
- Недавно Генпрокуратура оценила эффективность работы вашего подразделения всего в 10 процентов. Вы с такой оценкой согласны?
- Нет. Из 100 производств судебные приставы находят и возвращают имущество пострадавшим в 30-40 случаях.
Беседу вела


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников