11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕМ "ЗАПРАВЛЯЛИСЬ" СПОРТИВНЫЕ ЗВЕЗДЫ

Смирнов Михаил
Статья «ЧЕМ "ЗАПРАВЛЯЛИСЬ" СПОРТИВНЫЕ ЗВЕЗДЫ»
из номера 036 за 03 Марта 2007г.
Опубликовано 01:01 03 Марта 2007г.
Сегодня мы продолжаем тему, начатую 27 февраля в беседе с известным российским борцом за чистоту спорта Николаем Дурмановым. Да, проблема существовала и в советские времена. И корифею отечественной спортивной медицины Олегу Марковичу Белаковскому приходилось отстаивать чистоту нашего спорта в спорах с большим начальством, требовавшим побед любой ценой. А опыта у Белаковского хватало: знакомство с перегрузками и изучение их влияния на организм человека началось еще в годы войны. Выпускник Ленинградской военно-медицинской академии в составе воздушно-десантных подразделений принимал участие в боях в Карелии, под Ленинградом, у озера Балатон.

- Для меня день Победы настал лишь 12 мая 1945 года, когда на территории Чехословакии мы окружили и вынудили капитулировать одну из элитных эсэсовских частей. После этого я заведовал медицинской службой и десантного корпуса. Сам прыгал с парашютом, проводил научные исследования, связанные со сверхвысокими нагрузками. С 1955 по 1970 год - врач сборной СССР по футболу, а с 1970 по 1977 год работал с нашей хоккейной сборной.
- Олег Маркович, вы прекрасно знали всех спортивных корифеев. Это правда, что раньше спортсмены много пили?
- Не все, конечно, но выпивавших было достаточно. Современных футболистов и хоккеистов в "режиме" держат их огромные контракты. Поэтому сейчас в командах выпивают и курят гораздо меньше, чем 20 - 30 лет назад.
- А что вы делали с нарушителями режима?
- Никогда не закладывал их старшему тренеру. Старался вести воспитательную работу сам, достучаться до игроков. Хотя и я не был образцом во всем. Я непрерывно курил. Две пачки в день - обычная норма. Даже футболисты шутили на сей счет: "Вы только не умирайте, Олег Маркович. А то будем в гроб укладывать - у вас из всех дыр дым пойдет!" А Константин Бесков, приняв ЦСКА в 1961 году, непрерывно стыдил меня: "Какой пример подаете, доктор, молодым спортсменам!" И вот, как сейчас помню: 5 мая 1961 года в Алма-Ате, утром, перед матчем с "Кайратом", я, купив в буфете гостиницы две пачки "Беломора", зашел в номер к Бескову для доклада о состоянии игроков. Тот, увидев, как я достаю сигарету, обозвал меня безвольным человеком и слизняком. Я вспылил, сломал обе пачки и выкрикнул: "Все, заканчиваю!" И с того дня я действительно не выкурил ни одной сигареты.
- А если обратиться к допингу: согласны, что раньше всякой химической заразы в большом спорте было меньше?
- Многие ныне запрещенные препараты в те годы были официально разрешены. Плюс ко всему - аппаратура и методика контроля менее совершенная. А, например, в большом футболе до 1970 года допинг-контроля вообще не было. Но и в 60-е годы некоторые специалисты считали, что силу и даже скорость спортсменам следует повышать за счет наращивания мышечной массы. В том числе и с помощью фармакологии. Но я уверен, что мышцы лучше развивать атлетической работой: и для здоровья безопаснее, и эффект более длительный. Ни с кем из тренеров у меня разногласий на сей счет не было, хотя я сотрудничал с людьми разными. С необходимостью готовить игроков к проверке на допинге я столкнулся после того, как пришел работать в хоккейную сборную. Там мне предоставили список запрещенных препаратов и тех, которые были на грани запрета. Список часто менялся. Например, эфедрин. Без него трудно вылечить простуду, но он может использоваться и как стимулятор. Или гомолол, который применяют для восстановления головного мозга после многократных сотрясений. Под полным запретом не находился, но об употреблении спортсменами гомолола врач сборной обязательно должен был докладывать в международную антидопинговую комиссию до начала соревнований. Но вот однажды, после победного первого матча олимпийского турнира в Инсбруке-76, меня будят ночью и сообщают, что в составе сборной СССР у двоих хоккеистов обнаружены запрещенные препараты. Представьте мое состояние: команда, победы которой ждет вся страна, с позором выбывает с соревнований. Поехал разбираться в антидопинговую комиссию. Оказалось, что список, в который я внес, кто из наших игроков какие препараты принимал для лечения, затерялся у одного из чиновников комиссии на его письменном столе среди прочих бумажек.
- В приеме допинга обвиняют спортсменов и врачей. Но ведь те и другие зачастую применяют допинг по указанию тренера...
- Я работал с наставниками, которые заботились о здоровье спортсменов, потому повторюсь: ни с кем из них у меня даже разговора на эту тему не заходило. Но вот в середине 70-х вызвал меня к себе председатель спорткомитета Сергей Павлов и настоятельно рекомендовал идти в "духе времени" и применять стимуляторы. Я стал спорить с ним, а он обвинил меня и тренера хоккейной сборной Бориса Кулагина в том, что мы отстали от жизни. В качестве примера приводил пловчих из ГДР, которые на стометровке "привозят" нашим по две-три секунды. А я спросил, будет ли он давать препараты своей дочери, зная, что у нее огрубеет голос и начнут расти усы. Павлов не стал дальше разговаривать...
- Он не боялся, что хоккеистов поймают на допинге?
- Так методика маскировки препаратов и в те годы была хорошо отлажена. Знали и про графики применения стимуляторов, и как правильно выводить из организма их следы, и все прочие хитрости... Сейчас этой гадости стало еще больше. Поэтому борьбу с допингом надо усилить. Здесь я целиком на стороне нынешнего президента Международного олимпийского комитета Жака Рогге, профессионального медика, пообещавшего искоренить допинг в спорте. Правда, сделать это будет крайне сложно: в большом спорте властвуют сейчас большие деньги.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников