21 июня 2018г.
МОСКВА 
20...22°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.62   € 73.61
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Крапивна душу лечит

Церковь Всех Святых в Крапивне. Фото: с сайта Толяныча
Людмила Безрукова, Тульская область
Опубликовано 22:38 03 Марта 2018г.

Репортер «Труда» отправилась в путь, сверяясь со старыми дневниками своей бабушки


О Крапивне я была наслышана от мамы. А она — от своей мамы, учительницы Лидии Александровны Ильиной, в замужестве Безруковой. Всю свою кочевую жизнь жены офицера Красной армии бабушка вела дневник, начав его еще в юности. Несколько старых тетрадей с выцветшими чернилами мама передала мне незадолго до своего ухода с наказом съездить на родину предков. Выполняю наказ.

От Тулы до Крапивны 50 км, час на маршрутке — мимо Ясной Поляны и райцентра Щекино. По косогорам за перелесками лепятся домики. Красивые места! Вспоминаю запись из бабушкиного дневника 1913 года: «Доехали до дома хорошо. Лошади шли неторопливо, мы и не подгоняли их. Погода стоит прекрасная. Воздух свеж, чист. Так привольно, так свободно чувствуешь себя здесь!»

Поселение при слиянии рек Упа и Плава впервые упоминается в 1371 году. Уездным городом Тульской губернии Крапивна стала в 1777-м. План ее застройки разрабатывали не где-нибудь, а в Петербурге. Предусматривал он возведение шести храмов, с десятка часовен, двух площадей. Но Крапивна давно уже не город. Статус райцентра она потеряла к началу 1930-х. Сейчас в селе менее 2 тысяч человек — против 10 тысяч в начале ХХ века.

Первое, что видишь, выйдя из маршрутки, так это заросший бурьяном пустырь да кладбище с разрушенным храмом сразу за шоссе. А когда-то тут строились основательно, на века, дома стояли каменные, купеческие — ведь стояла Крапивна на главных торговых путях к Первопрестольной.

Главная улица все еще зовется Колхозной. Полтора десятка домов, новодел здесь соседствует с ветхими избушками, сразу и не разберешь, обитаемы ли.

Пригляделась к одной — тюль, цветы на подоконнике. А вот и хозяйка, женщина лет сорока. Зовут Еленой. Разговорились. Рассказываю ей о дедах-прадедах по материнской линии. По архивным данным, моя линия Ильиных известна в этих краях с 1756 года, Безруковых — еще раньше, с XVII века. А Елена не удивляется, говорит, в последние годы сюда зачастили гости в поисках своих корней. И рассказывает мне свою историю: ее мама тут живет, есть небольшой сад, огород. Она попала сюда после войны вместе с сиротским детским домом. Елена и вызвалась проводить меня до местного музея. Показала на колокольню: «Вот наш главный ориентир!»

«Вот замелькали колокольни...»

Сто лет назад по количеству храмов Крапивна давала фору всему уезду. «Вот замелькали колокольни Крапивны. Как люблю я их перезвоны удивительной музыкальности», — отмечала в 1911-м Лида Ильина. Старейшими считались Архангельский, Николая Чудотворца (Никольский), Космодамианский. Изначально возводились они деревянными. Позже на средства прихожан их одели в камень. Никольский собор проектировал видный русский зодчий Дмитрий Ухтомский. Сегодня этот храм — единственный действующий в Крапивне. Каким чудом сохранился в первозданном виде вместе с пятиярусной красавицей-звонницей, стоящей на высоком холме, бог весть!

А вот от Космодамианского остались одни руины. Когда-то молодой купец Иван Ильин передал на «устроение каменного здания во имя святых мучеников Косьмы и Дамиана и снабжение его утварью» немалую часть своего капитала, а спустя 120 лет его праправнучка Лида Ильина венчалась здесь с Николаем Безруковым, сыном тогдашнего старосты этого храма. А я, ее внучка Людмила Безрукова, стою теперь у заросших руин...

А в древних стенах Троицкой церкви, отмеченной когда-то дарами царя Алексея Михайловича и императрицы Елизаветы Петровны, ныне завод по производству повидла. Есть еще кирпичный заводик, которым владеют люди пришлые, а трудятся мигранты.

Между тем, как рассказала мне хранитель фондов местного музея Ирина Орехова, к началу ХХ века в городе и окрестностях было не менее 15 заводов и фабрик, а при найме работников предпочтение всегда отдавалось землякам. Состоятельные граждане были меценатами, их усилиями содержались и храмы, и местные учебные заведения, больница, городской сад и театр.

Кстати, прадедушка у Ирины Николаевны — из потомственных купцов и промышленников. Он пропал вскоре после революции, его двухэтажный родовой дом советская власть передала военным под казармы. А жену Василия Ивановича с пятью малолетними детьми отправили в дальнюю деревню, в избу с соломенной крышей. Сама же Ирина Орехова (Юдина), придя работать в музей, взялась восстанавливать сведения о местных жителях, изучает родословные.

Пенсионер Евгений Анатольевич Колосков, «крапивенец в пятом поколении, из крестьян», как он представился, перечисляет мне здешние фамилии: Сабуровы, Пряничковы, Юдины, Сушкины, Тимофеевские, Астафьевы, Белобородовы, Залесские... Многие из них знакомы мне по бабушкиным дневникам. Вот, например, строчка из дневника 1914 года про Залесского Сергея Васильевича: «Он все целовал мне руки и говорил, что на правах дядюшки ему это можно».

Из Залесских и Маргарита Риттих. Она родилась в Крапивне в 1910-м, в Москве стала музыковедом, а потом и ангелом-хранителем Дома-музея Чайковского в Клину. На склоне лет написала воспоминания о городе детства, в котором, по ее словам, «душа просыпается». И Лев Толстой часто приезжал и даже приходил в Крапивну пешком из Ясной Поляны. Сохранились дома, которые местные жители до сих пор называют «толстовскими». В одном из них, принадлежавшем уездному казначейству, у Толстого был свой кабинет.

Известно, что Татьяна, старшая дочь Льва Николаевича, вышла замуж за вдовца Михаила Сергеевича Сухотина, близкого родственника Петра Александровича Сухотина. А тот был другом семьи Ильиных. Поистине — тесен мир!

Из дневника Лидии Ильиной, май 1916 года: «Недавно у Сухотиных был пожар, сгорел скотный двор, 18 свиней, два теленка, полсотни кур. Это что-то ужасное, вероятно, кто-нибудь поджег. Убытки очень большие...» И спустя несколько дней: «Петр Александрович (Сухотин) по-прежнему весел и жизнерадостен. На пожар и убытки махнул рукой. Вот это характер! Мне нравится, с таким человеком не пропадешь. Он довез меня до дома Морозовых. Я поблагодарила его и пригласила попить чаю. «Нет, Лидия Александровна, я прежде поеду завивать кудри, а то в таком виде не могу...»

Главное, память жива

Противоречивые чувства испытываешь, знакомясь сегодня с селом и его обитателями. С одной стороны, разрушенные храмы, убитое производство, сохранившиеся здания постройки XIX века (а их не менее 170) — в плачевном состоянии. А с другой, ни разу не слышала я здесь причитаний и сетований на судьбу. Напротив, местные жители верят в возрождение Крапивны — уже в качестве музея под открытым небом, центра паломничества любителей российской старины.

И это не пустые мечтания. В августе 2017-го здесь прошел съезд потомков, собравший 35 человек из разных концов России. Тех, чьи корни — в этой русской земле, не покорившейся ни татарам, ни польскому самозванцу Лжедмитрию, ни гитлеровцам. Среди гостей был и 80-летний Станислав Иванов из рода Юдиных. Он родился в Крапивне, но давно уже москвич. Пару лет назад издал на свои деньги набор открыток с видами родного города, подарил местному музею вологодскую шаль из крапивной нити. Теперь главная его забота — отреставрировать дом деда и открыть в нем галерею. «Привести бы Крапивну в порядок, и от туристов отбоя не будет!» — считает Станислав Иванович.

Или вот особняк купцов Сабуровых. Много лет назад он был отремонтирован и передан местному музею, тогда еще школьному. Начало ему положил в 1950-е учитель географии и астрономии Николай Демидов. Он приехал сюда по распределению и влюбился в эти места. Сегодня этот филиал яснополянского Музея-усадьбы Л.Н. Толстого возглавляет Ольга Веневцева, внучка Николая Демидова. В музее сотни документов, переданных родственниками, близкими, знакомыми тех, кто в Крапивне когда-то жил. Многие экспонаты уникальны. Как, например, две фарфоровые чашечки и молочник, подаренные Львом Толстым одной из местных крестьянок, пустившей графа однажды переночевать.

Вместо послесловия

Был когда-то в Крапивне Городской сад. «Наша уездная достопримечательность», — писала о нем Лидия Ильина весной 1916 года, приглашая своих московских гостей прогуляться по его липовым аллеям, послушать духовой оркестр, покормить лебедей в пруду. Разбит он был недалеко от Торговой площади на средства местной знати. К уничтожению его приговорили в 1930-х, прокладывая рядом новую дорогу. «Сад возродим, не сомневайтесь!» — услышала я от паренька лет 18, с которым разговорилась в маршрутке, возвращаясь в Тулу.

Вспомнила об этом разговоре, узнав недавно, что в Минкультуры разрабатывается программа возрождения и развития малых городов России, славных своей историей, архитектурой, промыслами. Уже определены три первых будущих города-музея: Выборг, Гороховец и — Крапивна.




Каким будет выступление российской сборной по футболу на домашнем чемпионате мира? Ваш прогноз!