05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЕЗД С ЮГА

Емченко Федор
Опубликовано 01:01 03 Апреля 2001г.
Еще недавно астраханский участок государственной границы между Россией и Казахстаном (протяженностью без малого 700 километров) жил в режиме так называемой "прозрачной границы". То есть вместо застав, контрольно-следовых полос и прочих атрибутов на рубеже действовали только КПП да казачьи дружины, объехать или обойти которые не составляло большого труда.Уже начало обустройства отечественных рубежей показало, какой ущерб наносит нашим государственным интересам практика "открытых дверей". Только на астраханском участке в прошлом году пограничники задержали 370 нарушителей госграницы. Большинство из них иностранцы - причем граждане государств, даже не входящих в СНГ. На пунктах пропуска изъяли три килограмма сильнодействующих наркотиков. Всего же Северо-Кавказским пограничным округом задержано 5895 человек, пытавшихся по "липовым" документам попасть в Россию. Подавляющее большинство из них при проверке опять-таки оказались иностранцами.

НОЧНОЙ ВАГОН
Поздним вечером мы отправились в Аксарайск. Во времена Союза здесь был ничем не примечательный разъезд, по которому скорые пассажирские поезда пролетали без остановки. Сейчас это важный порубежный железнодорожный узел. Пограничники, таможенники, санитарная служба и линейное отделение милиции встречают поезда, следующие из Средней Азии в Россию.
Начальник контрольного поста, старший лейтенант Роман Арютинов объясняет солдатам порядок проверки документов. По двое с каждой стороны поезда наблюдают на перроне, чтобы тамбуры были закрыты. Одна группа начинает проверку с головы состава, другая - с хвоста. Движутся навстречу друг другу.
Просьба разрешить мне "поучаствовать" в проверке документов вызвала у старшего лейтенанта странную усмешку.
- Это ради Бога, - произнес он. - Только не пожалеете ли?..
Поезд Душанбе - Москва прибыл с опозданием на час, глубокой ночью. Наша группа во главе с прапорщиком Владимиром Ануфренко отправилась к первому вагону. Поднялись в тамбур и... Тут я вспомнил усмешку "старлея". При входе в вагон ударила в нос волна густой смеси человеческого пота с другими острыми запахами. Какой-то муравейник из человеческих тел. По нескольку человек лежали на одной полке. Лежали и на полу, и в проходах.
Бойцы с трудом пробирались сквозь это скопление, при тусклом свете вглядывались в лица пассажиров, сверяя их с фотографиями в документах. Молодой парень из Таджикистана предъявил паспорт на имя Сандафита Нимозова, которому, судя по документу, уже пятый десяток.
- Чей паспорт? - спрашивает пограничник.
- Моя русски не понимайт, - был ответ.
"Не понимающих по-русски" в этом вагоне оказалось больше трех десятков. Всех пришлось препроводить в линейное отделение милиции.
Проверка еще не закончилась, а проводник уже начал "доставать" прапорщика.
- Бери штраф, начальник.
- С тобой будем потом разбираться, - отрезал Ануфренко. - Порядок знаешь. Сперва проверка документов, потом ваша очередь.
Проводников штрафуют за перегруз вагона. Но они, как я понял, не в претензии. Размер штрафа составляет примерно половину стоимости билета. А набивают пассажиров в вагон как минимум втрое больше, чем предусмотрено правилами. Перед Москвой лишних высаживают, чтобы те на электричках добирались до конечного пункта.
Моя беседа с проводником была немногословной.
- Зачем же столько пассажиров набирать? Люди мучаются, да и вам недолго задохнуться в такой атмосфере.
- Детей много, - отвечает. - Кормить надо. А люди - они по своей воле мучаются, я их не заставляю. Дышать нечем, пока поезд стоит. Пойдет - будет легче.
Я выдержал проверку двух вагонов, на третий меня не хватило.
- Поначалу всегда так, - пояснил прапорщик, - потом привыкаешь.
Поезд Душанбе - Москва не позволяет пограничникам расслабляться. Недавно был задержан молодой таджик, перевозивший в желудке 20 ампул с героином.
- Как же обнаружили наркотик? - спрашиваю Романа Арутюнова. - Собак использовали?
- Пробовали использовать, только не могут собаки работать в таких условиях. Есть другие методы. В конце февраля, например, задержали 40-летнего таджика, который умудрился везти в желудке аж 52 контейнера с героином.
Много хлопот доставляют граждане Афганистана, пытавшиеся пробраться в нашу страну. Где только их не обнаруживают: в ящиках под сиденьями, в пустотах между потолком и крышей вагона. Их ловят, отправляют обратно, однако поток нелегалов пока не убывает.
Работать пограничникам приходится в сложных условиях. Нет терминала, где пассажиры должны находиться во время проверки вагонов. Следом за парнями в зеленых фуражках проверку ведут таможенники. А там подходит очередь и военно-страховой компании. Некоторые пассажиры, надеясь, что это защитит их от дальнейших досмотров, приобретают страховой полис.
В ту ночь "обработка" поезда N 223 длилась четыре часа. Можно представить, как чувствовали себя все это время пассажиры. Да и пограничники вернулись после операции измотанными.
НА СУШЕ И НА МОРЕ
У погранслужбы еще одна задача - охрана морских биоресурсов. Из-за хищнического лова рыбы Каспий обеднел настолько, что пришлось запретить промышленную добычу осетра. Разрешен он лишь в дельте Волги.
...Приближается время нереста осетровых, бригада пограничных сторожевых кораблей в Астрахани готовится к патрулированию. Техническая оснащенность оставляет желать лучшего. Из двух катеров один подлежит списанию. Есть еще тральщик. В этом году из Ярославля привезли пограничникам для испытаний новый катер на воздушной подушке "Чилим". Мичман Александр Гуменюк опробовал его на воде, благо низовья Волги очистились уже ото льда, и остался доволен. "Чилим" развивает скорость до 40 узлов.
- Это будет гроза для браконьеров, - выходя из рубки, заявил Гуменюк.
- Гроза-то гроза, - произнес кто-то рядом, - да слишком дорогая. 20 миллионов посудина стоит!
- Что такое 20 миллионов рублей? - возразил командир ПСК-84 Сергей Богдасаров. - Ущерб от браконьерства для государства намного накладнее.
Вообще-то охраной морских биоресурсов занимается Северо-Каспийская государственная морская инспекция, пограничники лишь должны оказывать ей посильную помощь. Однако размах воровства во время осетровой путины таков, что не хватает даже совместных усилий, чтобы навести порядок на бесчисленных протоках устья Волги и в прибрежной полосе Каспия.
- Мы делаем все зависящее от нас, - сказал командир бригады ПСК, капитан первого ранга Алексей Сандринов. - Но браконьерство приобрело громадные масштабы, слишком большие деньги крутятся около этого промысла.
Пограничники признают, что они преследуют и наказывают только рядовых этой армии хищников. "Генералы" находятся даже не в Астрахани или Махачкале, а, вероятно, в столице. Полковник Анатолий Лесных, например, задал логичный вопрос:
- Если запрещен лов осетровых, почему эту рыбу и черную икру разрешено продавать на рынках?
Тут и ответ на вопрос, как говорится. Бороться с браконьерством должны не только пограничники и инспектора рыбоохраны. Требуется воля государства. У нас же пытаются полумерами решить проблему, которая остра не только на Каспии, но и на Дальнем Востоке. Всего и разницы, что тут икра черная, а там красная.
Чуть больше года назад в Астрахани создан пограничный отряд. Администрация города выделила для него помещение, принадлежавшее ранее строительному комбинату.
- Чуть больше года назад мы вышли на охрану границы, - рассказывает начальник штаба отряда Юрий Усов. - До того этим занимались стражники из казаков, было несколько контрольно-пропускных пунктов. Сейчас создаем заставы. На все нужны деньги, а их, понятно, не хватает. Крохи экономим, а сколько теряем?
Штаб отряда расположен в областном центре, в 60 км от границы. Это, конечно, не лучший вариант. Но пограничникам выбирать не приходится: берут что дают. Практически все офицеры и прапорщики живут на частных квартирах. Компенсируют им эти расходы от случая к случаю, по мере поступления денег.
Но вот что особенно беспокоит подполковника Усова.
- Не скажу, что я мечтал стать пограничником, - говорил он мне. - Но и не жалею, что оказался в этих войсках. Обидно другое - с каждым годом пополнение приходит все хуже. Призывают даже условно осужденных ребят. И таким приходится доверять охрану государственных рубежей.
Комментарий директора Федеральной пограничной службы Константина ТОЦКОГО:
- Астраханский участок госграницы находится в зоне активной миграции населения. За прошлый год его пересекли более 700 тысяч человек, около 10 тысяч единиц транспорта.
Сейчас главная задача - обустройство границы. Правда, решить ее в 2001 году вряд ли удастся. Основная беда - контрабанда наркотиков и разграбление морских биоресурсов. Недавно задержали наркокурьеров с большой партией героина. Из Китая через Казахстан поступает огромное количество контрабандного ширпотреба. Для эффективной борьбы с нарушителями нам не хватает кораблей и катеров, быстрых, маневренных судов. Нет денег на закупку запчастей, горючего. Спасибо областной администрации, она нас поддерживает, выделила перед началом путины 300 тонн горючего. Нашли в городе помещение для пограничного отряда.
Одно могу сказать: у пограничников везде трудная служба, но они самоотверженно выполняют свой долг. Это традиция, и она сохраняется сегодня.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников