03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПУТЕШЕСТВИЕ ЖАР-ПТИЦЫ

"В 1920 году (так было написано в книге моей судьбы) попадаю в совершенно новую и чуждую, но

"В 1920 году (так было написано в книге моей судьбы) попадаю в совершенно новую и чуждую, но драгоценнейшую для художника обстановку, в Египет, где живу и работаю пять лет, - вспоминал на склоне лет Билибин. - Я никогда не забуду того потрясающего впечатления, когда впервые попал в старинные мусульманские кварталы Каира, с изумительными средневековыми мечетями, с его рынком и его толпою. Мне казалось, что передо мною ожила одна из страниц "Тысяча и одной ночи", не верилось, что все это существует в натуре".
Осмелюсь утверждать, что Билибин покинул Россию, можно сказать, случайно. В сентябре 1917 года он уехал из бурлившего Петрограда на свою дачу в Крыму, в поселке Батилиман. Там и застала его сначала революция, а затем и гражданская война. В начале 1920 года художник перебрался в Новороссийск, а 21 февраля, увлекаемый волной беженцев, отплыл оттуда на пароходе "Саратов". 13 марта Билибин впервые ступил на африканский берег. Прошел через карантин в Александрии, потом попал в лагерь русских беженцев в Тель аль-Кебире. В начале мая Иван Яковлевич поселился наконец в Каире.
"Я делаю большую декоративную картину, 51/2 метров на 21/2, которая украсит комнату в византийском стиле одного богатого грека. Размеры, как видите, для меня необычные, но очень интересно, - писал Билибин другу в Париж в начале 1921 года. - На картине есть император с императрицей, и процессия мужчин и женщин, и иконный город, и много орнаментики".
Получив солидный аванс под эту работу, Иван Яковлевич снял небольшой дом на улице Антикхана, в самом центре Каира, где была просторная мастерская и две жилые комнаты. Мастерскую свою он прозвал "Антикханией", себя же величал "Иоанн из Антикхании". Обычно работу Билибин начинал в шесть часов утра и продолжал ее до одиннадцати, потом, когда наступала жара, делал перерыв, а с шести вечера - снова за работу. Нашлись и помощники - Людмила Чирикова, дочь известного писателя и друга Билибина Евгения Чирикова, в которую был влюблен художник, Ольга Сандер и Александр Бибиков по прозвищу "Есаул".
Дом на улице Антикхана, где жил и работал Билибин, не сохранился. На его месте в 60-е годы построили многоэтажное здание. А вот вилла грека Бенаки, для которого Билибин написал панно "Поклонение византийским царю и царице", стоит в Александрии. Только вот хозяин ее давным-давно сменился. Картины он в свое время продал с аукциона. Кто купил билибинское панно - неизвестно.
Среди работ, выполненных Билибиным в Египте, были пейзажи и портреты. Почти все их купили греки и американцы на состоявшейся в конце 1924 - начале 1925 года персональной выставке художника в Александрии. Немало времени и сил ушло на создание эскизов декораций и костюмов для балетной труппы знаменитой Анны Павловой. Она показывала в Каирском оперном театре балеты Н.Н. Черепнина "Русская сказка" и "Роман мумии". Чего не хватало художнику - так это заказов на иллюстрации к книгам. "Моей любимой работы, книжной - нет вовсе", - сетовал он в письме к другу в начале 1921 года. Зато "получил заказ на несколько икон для одной небольшой греческой церкви", - сообщал он в том же письме.
В каталоге произведений художника эта церковь значится как "госпитальная". Найти греческий госпиталь в каирском районе Аббасия не составило большого труда. В правом углу просторного двора - маленькая церковь, квадратная, ничем не примечательной архитектуры. На алтарных дверях иконостаса - по архангелу в человеческий рост. Справа - Гавриил, слева - Михаил. У них удивительно знакомые по старинным русским иконам лица, какой-то светлый, праздничный облик. Внимательно разглядываю нижнюю часть икон. Вот и автограф: крошечными буквами инициалы "И.Б.", дата - "1921" и вензель в виде весов - фирменный знак мастерской художника на улице Антикхана.
Так вот они какие, билибинские иконы! А вот и еще одна, двойная, на царских вратах - "Благовещенье". Внизу - те же инициалы, дата и вензель.
"Наш маэстро выбрал старый стиль икон XV века, - вспоминала впоследствии Людмила Чирикова, - и заказчики, которые были не очень образованными людьми, были недовольны, так как ожидали слащавый стиль XIX века. И хотя они все же заплатили, но как говорил Билибин, "довели меня до точки", и он хорошенько запил, нанял верблюда и стал разъезжать на нем по мусульманскому Каиру и по близлежащей пустыне. Работа остановилась на две недели".
В 1991 году Чирикова (ей шел тогда 96-й год) подарила Советскому фонду культуры адресованные ей письма Билибина из Каира. Изучая их, я обратил внимание на такие строчки: "Получил новый заказ у мадам Нагиб-паша Бутрос Гали: большое декоративное панно (площадь около 4 квадр. метров) в стиле персидских миниатюр", - писал Иван Яковлевич Людмиле Евгеньевне в мае 1923 года.
Семья Бутрос Гали - одна из самых известных в Египте. Ее глава - доктор Бутрос Бутрос Гали, будущий генеральный секретарь ООН, занимал в начале 90-х годов пост государственного министра иностранных дел Египта. Через помощника Бутроса Бутроса Гали узнал, что панно Билибина находится не у него самого, а у его двоюродного брата, Мерита Бутроса Гали. Владелец панно был серьезно болен, принимала меня его жена. По ее просьбе двое слуг вынесли в центр комнаты тяжеленное панно в золоченой раме.
Не знаю, есть ли у этой почти квадратной картины высотой в человеческий рост официальное название. Я бы назвал ее "Персидские мотивы". На переднем плане - гибкая танцовщица, справа от нее девушки-музыканты, слева - зрители, принц и его друзья, а на заднем плане - роскошные сад и дворец. По всему полотну - яркие, типично билибинские краски. Внизу - автограф по-французски, инициалы по-русски и дата - "1924".
В 1921 году Билибин писал другу из Каира в Париж: "Порою меня очень тянет в Россию и, в частности, в Крым. Я стал более ярым националистом, чем когда-либо, насмотревшись на всех этих носителей культуры - англичан, французов, итальянцев и пр. Только сейчас начинаем чувствовать, как много мы потеряли".
Может, с этого горького размышления эмигранта и начался его путь назад, на родину. Но был он долгим и проходил через Париж, где Билибин жил с 1925 года. 11 лет спустя Иван Яковлевич на теплоходе "Ладога" прибыл в Ленинград. Странствия художника закончились.
В начале сентября 1941 года, когда вражеское кольцо еще не полностью сомкнулось вокруг Ленинграда, нарком просвещения предложил Билибину эвакуироваться в тыл. "Из осажденной крепости не бегут, - ответил художник, - ее защищают". Но сил пережить блокаду не хватило. Иван Яковлевич скончался в больнице Всероссийской академии художеств в ночь на 7 февраля 1942 года.
Да, Мастер вернулся на родину. Он не мог не вернуться, ведь все его творчество было пронизано народным духом. Но до конца дней автор сказочной Жар-птицы хранил благодарность Египту, давшему ему приют в трудную минуту.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников