08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАК ПЕРЕЙТИ В СРЕДНИЙ КЛАСС?

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 03 Апреля 2002г.
В 2000 году мы рассказали о семействе Клентаков из Ростова-на-Дону. Семья, где двое работающих родителей и трое детей, не по своей воле очутилась за чертой бедности. Как, впрочем,и почти половина таких же вот россиян. Спустя два года наш корреспондент отправилась в гости к героям той публикации "Труда".

Едва переступив порог знакомой квартиры, слышу звук работающего телевизора. Для кого-то аппарат с ярким цветным экраном - вещь вполне будничная, а для Клентаков - целое событие. Старый, чиненый-перечиненый ящик издавал, помню, одни хрипы и уже не подлежал ремонту, а о новом не смели и мечтать... И вот - пожалуйста.
Леон по-прежнему работает на "Ростсельмаше" электромонтером. Два года назад, несмотря на самый высокий шестой разряд и неизменные похвалы начальства, зарплата главы семейства составляла всего 2000 рублей. Нина, жена, за карьерой никогда не гналась, у нее на первом плане - дети. Когда библиотечный коллектор, где она работала, расформировали, возмущаться по поводу сокращения не стала, хоть и многодетная мать. Работу нашла сама, правда, с деньгами совсем мизерными - 450 рублей в месяц платили ей за дежурства на КПП одной из воинских частей. Если к зарплате родителей в 2000-м прибавить
58-рублевые пособия на двух дочерей (Юле, старшей, и эти крохи были не положены) и разделить на пятерых, то выходило 500 рублей на каждого члена семьи при тогдашнем прожиточном минимуме в Ростовской области - 710 рублей. Мясо семья могла видеть на столе не чаще одного раза в месяц, долг по квартирной плате "зашкаливал" за 6000 рублей. Два года назад "Ростсельмаш" оставался должен Леону в виде невыплаченных зарплат приблизительно такую же сумму.
Завод тогда еле дышал. Но Нина, женщина по-житейски мудрая, никогда не попрекала мужа за скромные заработки. Считала - от ругани да упреков и до беды недалеко. У всех ростовчан в памяти история, когда ростсельмашевец, более года не получавший зарплату, от отчаяния повесился, оставив предсмертную записку. В те нелегкие времена хозяйка ужала семейные расходы до жесточайшего минимума. Чтоб девчонки не остались без витаминов, ездила в сады и огороды, работала на сборе фруктов и овощей, приобщила к этой работе детей и мужа. Словом, семья не рассыпалась, не "пошла по миру" в самые трудные годы так называемых реформ...
А теперь, попивая из чашки любимый зеленый чай, Леон с удовольствием рассказывает, что завод ожил, выпускает в сутки по 35 комбайнов. С прошлой осени зарплата главы семьи выросла по сравнению с 2000-м вдвое, теперь он получает 4000 рублей. После окончания школы Юля, старшая дочь, пошла в тот же цех, где уже много лет трудится отец. Работу оператора она сочетает с учебой на филфаке университета. На "Ростсельмаш" пришла работать и Нина, мать семейства, правда, зарплата кладовщицы у нее - 1200 рублей.
Если суммировать ее с окладом Леона и Юлиными 1500 рублями, а также прибавить к ним два детских пособия по 70 рублей и Катину стипендию в колледже, не дотягивающую и до сотни, то общий доход семьи на пятерых составляет 6910 рублей. На каждого - по 1382 рубля. По официальным данным, прожиточный минимум на Дону для работающих составляет ныне 1510 рублей, для детей - 1432 рубля. Как ни стремились, вновь не удалось Клентакам преодолеть пресловутый порог бедности. До слияния со "средним классом", о расширении и укреплении которого неустанно говорят и в правительстве, и в Госдуме, им, увы, еще далеко.
На совсем скромные деньги, выкручиваясь, семья в прошлом году своими силами сделала ремонт в двух комнатах, которые радуют глаз новенькими обоями. Преобразить остальные две Клентаки планировали в этом году. Но, заглянув в февральские и мартовские квитанции, где появились новые цифры по квартплате и коммунальным услугам, едва не впали в шок: с телефоном, газом, светом набегает под 1500 рублей. "Я столько в месяц не зарабатываю", - в отчаянии всплеснула руками Нина. Ругает она в основном монополистов: "На один процент поднять цены на электроэнергию - и то какие деньжищи со всей страны можно собрать. А они - сразу на 20, 30 процентов - где их совесть? Когда правительство на таких управу найдет?".
Теперь по вечерам Нина долго не может уснуть. В мыслях кроит-перекраивает семейный бюджет, ломая голову - какую "статью" без особой боли можно урезать? На учебниках не сэкономишь: в начале прошлого года на книги и прочую школьную атрибутику десятикласснице Нине (дочь назвали в честь мамы) ушло около 2000 рублей. Сберечь деньги на сапожках девчонкам тоже не получится. Пробовала купить подешевле, нашла магазин, где по сниженным ценам торгуют товаром, конфискованным таможенниками. За каждую из двух пар отдала по 500 рублей, только вот обе вскоре развалились. 16-летняя Нина по этой причине всю зиму проходила в кроссовках, а Катя, средняя из дочерей, едва ли не каждую неделю отдавала свою новую обувку в ремонт.
Скорее всего, экономить Клентаки будут на поездках, оставив мечты о посещении родных и знакомых, на питании, которое будет в основном вегетарианским, и на одежде родителей. Между прочим, гардероб Нины и Леона и без того не обновлялся уже семь лет. Но даже в самые трудные годы Клентаки не переставали покупать книги, домашняя библиотека насчитывает более двух тысяч томов, есть старенькое пианино. Правда, окончить музыкальную школу успела только старшая, Ольга. Три младшие девочки ходили только в начальные классы "музыкалки" - платить за троих семье оказалось не под силу.
"Сейчас правильно поднимается вопрос о беспризорных детях", - соглашается Нина. Но при этом затевает спор: "А откуда они берутся? В основном из неблагополучных семей. А семьи из-за чего становятся непутевыми?" - наступает мать семейства на журналиста. И сама же отвечает: "Как ни крути, а с подъема "лежачих" предприятий начинать надо. Платить нормальную зарплату, строить жилье - тогда и несчастных семей, и брошенных детей будет меньше".
Во всех жизненных перипетиях родителей утешало то, что их девчонки хорошо учатся, каждая по-своему даровита. Старшая, Ольга - будущий математик, Юля пишет прекрасные сочинения, Катя отлично рисует, будущий модельер-конструктор. Нине, младшей, легко дается физика. "Помню, когда дети были маленькими, стирать, готовить приходилось ночами, посплю час-два, а утром на работу. На высокооплачиваемые должности никто не брал, так что пенсия у меня будет небольшая", - сетует Нина.
Напоследок интересуюсь у домочадцев, кто о чем мечтает. Леон хотел бы заработать денег на 10000 штук кирпичей и двадцать мешков цемента. Остальное при строительстве небольшого дачного домика он сделал бы своими руками. Нина мечтает поменять работу, чтобы зарплата была не меньше 3000 рублей, но часто слышит, что "возраст уже не тот". Юля и Катя хотели бы поехать к морю. Нине-младшей позарез нужен хотя бы простенький компьютер: в школьном УПК она получает профессию программиста, а домашние задания выполнять не на чем.
- А как же удалось купить телевизор? Неужто большую премию Леон получил? - интересуюсь, покидая гостеприимный дом. Все прозаичней. Накопившийся за несколько лет долг за квартиру возвращать было нечем. Пришлось в Сбербанке брать кредит - на неотложные нужды - под 22 процента годовых. Взяли такую сумму, чтоб и на телевизор хватило. Теперь из зарплаты Леона высчитывают ежемесячно около 700 рублей. За цветную "картинку" на экране семье придется расплачиваться в течение пяти лет.
Через "Труд" Нина Клентаки просит передать Путину, чтобы наш президент обратил внимание на небогатые, но трудолюбивые, обычные семьи: "Сейчас не то, что двоих-троих, одного не хотят рожать молодые, говорят, трудно растить детей. При таких настроениях, не дай Бог, вымрет Россия..." - беспокоится мать семейства, вырастившая четверых.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников