10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕРГЕЙ ЛЕВЧЕНКО, ДЕПУТАТ ГОСДУМЫ: ЛЕСОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС ВСТАЕТ НА НОГИ

Кожухов Валентин
Опубликовано 01:01 03 Апреля 2002г.

Поводом для беседы с депутатом Государственной Думы послужили недавние скандальные события на

Поводом для беседы с депутатом Государственной Думы послужили недавние скандальные события на Братском лесопромышленном комбинате и схожая ситуация, складывающаяся вокруг Архангельского ЦБК и Сыктывкарского ЛПК. Трудовые коллективы и депутаты открыто ставят вопрос о необходимости решительно обеспечить законность и порядок. Тенденция к переделу отрасли стала предметом дискуссии в СМИ.
Сама по себе смена собственника - явление нормальное, свидетельствующее о возросшей инвестиционной привлекательности ЛПК. Однако те методы, которыми действуют некоторые финансовые структуры, уже "отметившиеся" в алюминиевой отрасли, металлургии, банковской сфере - вызывают естественное недоумение в обществе. Ведь, как сообщалось в печати, только захват Братского ЛПК при помощи так называемого административного ресурса стоил предприятию около 18 миллионов долларов материальных потерь. С. Левченко был среди тех депутатов, которые возвысили свой голос в поддержку трудового коллектива лесопромышленного комбината. Осмыслить истоки, содержание и последствия конфликта, считает депутат Государственной Думы, очень важно, чтобы не допустить подобных сюжетов впредь.
- Сергей Георгиевич, какова подоплека конфликта?
- Тут все на поверхности. Братский комбинат - крупнейшее предприятие по переработке древесины не только в России, а и в мире. Значительная доля продукции идет на экспорт. Это делает его привлекательным для любого инвестора.
- И так было всегда? Неужели и в либеральных реформах начала 90-х годов комбинат устоял?
- Нет, это был тяжелейший период. Огромные ставки налогов, бесконечные проблемы с поставкой сырья. Тогда ведь в ступоре находилась вся экономика страны. Желающих приобрести предприятие, находящееся в кризисе, было немного. Нужно было решиться в тот момент вкладывать средства в полуживое производство.
- И такой инвестор все же нашелся?
- Да, контрольный пакет акций приобрело санкт-петербургское ЗАО "Илим Палп Энтерпрайз". Оно сумело вытянуть предприятие из прорыва. Новые акционеры вложили значительные оборотные средства. Причем не только в сам комбинат, но и в его партнеров, в те же леспромхозы. Ведь что толку вкладывать в технологии обработки древесины, если не поступает сырье? Одновременно специалисты, привлеченные новыми акционерами, смогли выстроить оптимальную программу сбыта, чтобы предприятия получали максимальную прибыль. Кроме того, были структуризированы все долги прошлых лет. Сегодня комбинат стал стабильно выполнять график выплаты задолженностей в бюджеты всех уровней. Возросли в два-три раза налоговые отчисления. Ежегодный прирост продукции составил 15 - 18 процентов. Все это позволило вдохнуть жизнь в умирающее предприятие. Еще один важный факт - новые владельцы комбината ликвидировали задолженность по зарплате. Люди, разумеется, с удовольствием восприняли перемены к лучшему. А это около 16 тысяч работников. Вполне естественно, что в таком состоянии предприятие стало интересным для финансовых структур.
- Это ведь нормально...
- Абсолютно нормально. Если все решается законным путем. Но в Братске случилось иначе. Вдруг объявляется в Нижнем Новгороде, городе, который находится в 4 тысячах километрах от Братска, некая акционерша, которая владеет всего двумя акциями комбината, и подает в местный районный суд жалобу.
- По какому поводу?
- О якобы незаконности избрания генерального директора целлюлозно-картонного комбината - основной производственной единицы Братского ЛПК. До этого в прессу вбрасывается информация о грядущем банкротстве всего комбината.
- Это неправда?
- Абсолютная ложь. Я уже говорил, как работал Братский ЛПК в последнее время. Это вывод Межведомственной балансовой комиссии, которая рассматривала финансовое состояние холдинга. Но тем не менее суд принимает оперативно дело к рассмотрению и столь же оперативно выносит решение в пользу истицы. Хотя обычно подобные дела рассматриваются в судах месяцами. А буквально на следующий день на завод приходят судебные приставы исполнять судебное решение.
- Кто же стоит за этими таинственными силами?
- Я могу только подозревать.
- Неужели наша судебная система настолько управляема извне? Почему вообще к своему рассмотрению жалобу принял нижегородский районный суд, а не братский? Выходит, сами депутаты допустили пробел в законодательстве.
- Да пробела-то как раз нет. Дело в том, что по закону каждый гражданин имеет право обратиться в суд общей юрисдикции по месту жительства с жалобой на действия должностных лиц и организаций, ущемляющие его права. Неведомая нижегородка, а точнее, те, кто за нею стоял, использовали эту правовую норму.
- То есть по форме поступили правильно?
- А по сути - издевательство. Суд защитил интересы одного акционера и ущемил интересы 16 тысяч.
- В чем выразилось ущемление 16 тысяч?
- В том, что в обеспечение жалобы гражданки Оганесян суд признал необходимым сменить руководителя предприятия, восстановив в должности прежнего директора, уволенного весной 2001 г. Невероятно, но это так. В результате за три последующих недели были подписаны такие контракты, которые в итоге нанесли предприятию колоссальный ущерб. По оценкам акционеров, сумма его достигает 18 миллионов долларов.
- Зачем это нужно было делать?
- Очевидно, таким образом достигалась цель обанкротить комбинат.
Проблемный комбинат проще передать в управление новым хозяевам.
- Почему же не получилось передать?
- Потому что в набат стали бить депутаты всех уровней - города, области, Госдумы. В конце концов Нижегородский областной суд признал определение районного суда незаконным, а Братский городской суд признал незаконными действия судебных приставов. И сама истица официально отказалась от своей жалобы.
Сейчас надо снова заниматься старыми проблемами - в том числе и возвратом денег, выплатой долгов, платежей в казну, зарплат. Я считаю, в этой истории тяжелее материальных моральные потери. Люди увидели, что все разговоры о сильной власти в стране - не более чем разговоры. Подлинную власть имеют те, кто может оплачивать выгодные для себя решения и таким образом растаптывать закон.
- Вы об олигархах? В свое время Немцов, да и не он один, заявляли, что с олигархией в России покончено.
- Немцов поторопился. Ведь захватчики не действовали бы так, если бы не чувствовали косвенной или явной поддержки властных структур - исполнительной власти, правоохранительных органов. В том числе на областном и федеральном уровнях.
- Вы верите, что история не повторится?
- Я знаю, что сейчас принимаются меры, чтобы не повторилась.
Планируется, в частности, реорганизовать систему управления лесопромышленным комплексом области. В частности, объединить управленческие структуры Братского и Усть-Илимского комплексов. Передать их в единые руки. Ведь осенью прошлого года устьилимцы оказались в похожей ситуации. Депутаты всех уровней тогда тоже помогли защитить комбинат.
Так что практика, как противостоять этому, у нас уже есть.
- Какие уроки должны быть извлечены из этой истории?
- Смотря кому эти уроки надо извлекать. На мой взгляд, тут важно вот что - при всех перекосах закон все-таки восторжествовал. И этот финал должен послужить уроком тем, кто сейчас выстраивает схемы разорения успешных предприятий, чтобы прибрать их к рукам. Время грязных схем уходит. Против них есть противоядие. В том числе общественное мнение, сплоченность депутатского корпуса. Урок должна извлечь и исполнительная власть. Этот урок я бы выразил формулой - чиновники всех уровней, будьте бдительны! Не искушайте себя сомнительными выгодами. Деловая репутация, право, дороже.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников