07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ ДЛЯ ГЕКСОГЕНА

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 03 Апреля 2003г.
Не дождавшись даже начала суда, многие электронные СМИ объявили инспектора ГИБДД Кисловодска Станислава Любичева главным виновником беспрепятственной доставки взрывчатки в Москву и Волгодонск в 1999 году. По их мнению, получив в качестве взятки мешок сахара, он пропустил опасный груз. Побывав на месте, корреспондент "Труда" убедилась, что делать подобные выводы, мягко говоря, преждевременно.

По версии следствия, в середине августа 1999 года Станислав Любичев, "используя служебные полномочия вопреки интересам службы и действуя из личной заинтересованности, обеспечил беспрепятственный проезд на территорию Кисловодска автомобиля "КамАЗ-53212" под управлением Руслана Магаяева. В кузове указанного автомобиля находились мешки со смесевым взрывным веществом, незаконно изготовленным на основе гексогена, тротила и аммиачной селитры, замаскированные под сахар, массой не менее 2.688 килограммов в тротиловом эквиваленте". Вещество перевозилось из поселка Мирный Предгорного района Ставропольского края в Кисловодск.
Как утверждает следствие, Любичев со служебной машины пересел в зеленый "Москвич", которым управлял Адам Деккушев, сопровождавший груз, и препроводил вышеупомянутый "КамАЗ" на территорию складов АОЗТ "Реалбаза хлебопродуктов", расположенной на улице Железнодорожная, 20. В "Москвиче", кроме Деккушева, находился и Юсуф Крымшамхалов, который, как уверяют следователи, и расплатился с Любичевым за "услугу" мешком сахара из числа тех, что маскировали смертельный груз.
Следствие инкримиринует Любичеву "злоупотребление служебными полномочиями" (дал разрешение на проезд по Кисловодску технически неисправному грузовому автомобилю) и получение взятки в виде мешка сахара стоимостью 420 рублей.
Более детальное рассмотрение обстоятельств дела наводит на весьма любопытные мысли. В частности, возникает вопрос, как мог вышеуказанный "КамАЗ" доехать до Москвы, если на его кабине отсутствовали левое крыло и правое лобовое стекло, передний бампер и правая передняя фара? Да такую "развалюху" остановили бы у первого же столба на выезде из Кисловодска.
Чудес не бывает. "Технически неисправный" "КамАЗ" не покидал пределов города. Его груз - мешки со взрывчаткой, как пояснил Юсуф Крымшамхалов, перегрузили на другой большегрузный автомобиль -исправный. Он-то и беспрепятственно доехал до Москвы.
У Станислава Любичева - своя версия случившегося. В августе 1999-го во время несения дежурства он заметил еле двигающийся "сильно загруженный "КамАЗ". Остановил. При проверке документов услыхал голос подошедшего сзади Юсуфа Крымшамхалова: "Славик, это я сахар везу". Груз не вызвал у инспектора подозрений, поскольку мешки были тщательно зашиты заводским швом, на них видны соответствующие этикетки. На полу в кузове заметил рассыпанный сахар. Далее, уверяет Любичев, он груз не сопровождал, никаких взяток не брал.
Юсуф Крымшамхалов и Адам Деккушев, обвиняемые в причастности к взрывам в Москве и Волгодонске, некоторое время скрывались на территории Грузии, в минувшем году были выданы грузинской стороной России. Они пояснили, что взрывчатка была изготовлена летом 1999 года во дворе Зухры Карабашевой в поселке Мирный Ставропольского края, расположенном неподалеку от границы с Карачаево-Черкесией, где в то время готовились к выборам президента. Злоумышленники посчитали, что хранить там ее далее опасно, и решили перевезти на вышеупомянутую базу. Оба утверждают, что Любичеву не было известно о том, какой груз они везли на самом деле и для каких целей он предназначался.
Конкретную информацию, что-либо добавляющую к этим двум версиям, приходилось добывать с немалыми трудностями. Так, начальник Кисловодского ГИБДД Георгий Кулько вначале согласился было на встречу с журналистом "Труда", но потом отказался: нет разрешения вышестоящего начальства. По той же причине от разговора ушел и начальник местной городской милиции Николай Зимин.
В уголовном деле есть показания Сергея Реморенко, который в 1999-м работал начальником милиции общественной безопасности. По его словам, вскоре после взрывов в Москве и Волгодонске к нему подошел сотрудник ГИБДД Станислав Любичев и сообщил, что по ориентировке на лиц, подозреваемых в совершении актов терроризма, он опознал Юсуфа Крымшамхалова - запомнил, что тот перевозил сахар за несколько недель до трагедии. Начальник криминальной милиции Кисловодского ГУВД Григорий Каймин также свидетельствует об аналогичном обращении к нему Любичева. И уверяет, что посоветовал ему подать соответствующий рапорт в органы ФСБ.
И вот спустя несколько лет из важного свидетеля Любичева превратили в обвиняемого. К уголовному делу, возбужденному против него, приобщен список из 1159 погибших. В кулуарах правоохранительных органов мне не раз довелось слышать о некоем "мощном давлении Москвы" и о том, что "Стасика Любичева все равно осудят и отправят за решетку". А он, по словам коллег и знакомых, - нормальный парень, отец двоих детей и прежде во взятках замечен не был. Юсуфа Крымшамхалова, что сидит сейчас в СИЗО в Москве, он хорошо знал. В частности, ему было известно, что тот работает на фирму, торгующую сахаром и крупами. Потому и не вызвал у него подозрений "опасный" груз.
Все годы, начиная с 1999-го, Любичев продолжал работать в той же должности, регулярно получая поощрения от начальства, а в марте 2001-го был повышен в звании - стал лейтенантом. 25 марта в Кисловодске должен был состояться суд. За несколько дней до суда Станислава Любичева с диагнозом "ишемическая болезнь сердца, микроинфаркт" поместили в Кисловодскую городскую больницу.
Больница, расположенная на высоком склоне горы, встречает пустынным коридором. Дверь палаты Любичева, по совету адвоката, закрыта на ключ. Улучив момент, пытаюсь хотя бы накоротке поговорить со Станиславом. Из-за двери слышу слабый голос измученного человека. Если не знать, что ему всего лишь 42 года, могла бы подумать, что со мной говорит глубокий старик, едва ворочающий языком.
- Я ни в чем не виноват. Из меня пытаются сделать козла отпущения...
Журналист не вправе до суда высказывать свое мнение о степени вины или невиновности подсудимого. Ведь именно пронесшийся по экранам шквал телесюжетов о "милиционере-взяточнике, пособнике террористов", отправил Любичева на больничную койку. Хотя доказать его вину суду будет очень не просто. В материалах уголовного дела не указана конкретная дата прибытия "гексогенного" сахара в Кисловодск. Не сохранились (почему-то раньше положенного времени уничтожены) постовые ведомости и графики дежурств работников ГИБДД.
Если даже допустить, что Любичев, вопреки его утверждениям, все же сопроводил технически неисправный автомобиль до базы хлебопродуктов, то вышеупомянутый "КамАЗ" проехал расстояние всего лишь около 2 километров в течение 4 - 5 минут. Далее до Москвы оставалось "всего ничего" - около 1500 километров. На этом пути грузовик благополучно миновал несколько десятков постов ГИБДД. Почему же мимо них, мимо сотен бдительных и принципиальных служак с полосатым жезлом в руках смертельный груз прошел совершенно беспрепятственно? Конечно, чем искать и найти ответ на этот вопрос, проще всего сфокусировать все внимание на гаишнике из Кисловодска (возможно виноватом, возможно нет - решить это может только суд). Но суд не в состоянии обезопасить наши дороги от транзита оружия, взрывчатки, наркотиков... Это компетенция других структур, работники которых ради чести ведомственного мундира готовы все списать на "стрелочника".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников