09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРУГОВАЯ ОБОРОНА

Даже в элитном нахимовском училище в Санкт-Петербурге прокурорская проверка обнаружила неуставные отношения - избиение и унижение воспитанников и преступное попустительство офицеров-начальников. "Дедовщина", рукоприкладство, по сути, даже поощряются как отдельными офицерами, так и сложившейся практикой замалчивания и укрывательства последствий неуставных отношений.

ГИБЕЛЬ НА ДАЧНОМ УЧАСТКЕ
Трагедия эта произошла не где-то в забытой Богом и центром глубинке, а неподалеку от столицы, в Подмосковье, в зенитно-ракетном дивизионе 93-го гвардейского полка ПВО. Командир дивизиона подполковник Александр Бороненков командировал пятерых солдат в поселок Маяк Истринского района - на дачный участок своего приятеля. Тот попросил подсобить, он и помог чем мог - подвластной ему бесплатной рабсилой. Последнее слово в данном случае можно "расшифровать" как рабскую силу. Скорее всего, "эпизод" этот остался бы, как обычно, "незамеченным" (мало ли, к примеру, тех же новобранцев трудится на генеральских дачах), не случись беды: во время рытья дренажной траншеи неожиданно осыпался грунт, и трое солдат оказались заваленными. Для одного из них - 20-летнего Димы Киселева - дачная траншея стала могилой. Другой солдат получил множественные переломы.
Правда вышла наружу, и подполковнику Бороненкову пришлось держать ответ перед Балашихинским военным судом. Смягчающих обстоятельств не нашлось, однако приговор суровым не назовешь: офицер с замашками рабовладельца приговорен за "превышение должностных полномочий" к четырем годам... конечно же, условно - с испытательным сроком в три года. В качестве компенсации морального ущерба в пользу матери погибшего солдата взыскано 100 тысяч рублей плюс 18 тысяч - на лечение второго пострадавшего. Но почему-то платить придется не тому, кто послал солдат рыть траншеи на участке приятеля, а воинской части.
Кому как, а мне такой приговор отнюдь не кажется справедливым. Но важно и то, что за частным случаем суд не увидел опасной тенденции, распространенной в нашей армии: использовать солдата-срочника как бесплатную рабочую силу и распоряжаться им как заблагорассудится.
ТАЙНЫ "САМОУБИЙЦ"
Служба солдата Алексея Изосимова в воинской части N 38151 уже подходила к концу, и он готовился к "дембелю". Расположенная в Чите часть эта считается показательной, сюда нередко наведывается высокое начальство. Встречать гостей здесь умеют - есть охотничьи угодья "Звезда", где можно не только поохотиться, но и расслабиться, в баньке-сауне попариться. Тут же - пилорама, откуда стройматериалы везут грузовиками на генеральские дачи. Вот сюда-то вместе с другими солдатами и был направлен Алексей Изосимов, официально - на заготовку сена. Что там произошло, осталось тайной для родителей Алеши, получивших скорбную весть о том, что их сын взял да и повесился в какой-то избушке...
Версий командованием было выдвинуто две: первая - коварство невесты. Дескать, он узнал, что его девушка, не дождавшись, вышла замуж за другого. А когда выяснилось, что никакой девушки, тем более невесты, у солдата не было, командир части прямо в лицо матери и отцу бесстыдно высказал новую версию: причина самоубийства их сына в том, что он... "стыдился нищеты своих родителей"! Домысел поистине дикий: во-первых, Изосимовы жили хоть и не в роскоши, но никак не в нищете, чему свидетелем - весю поселок, а во-вторых, Алеша горячо любил своих родителей, регулярно писал им нежные письма и с нетерпением ждал встречи, до которой оставались считанные дни.
В отличие от трагической гибели солдата на дачном участке, гражданских и, стало быть, объективных свидетелей здесь не было. Поэтому дело быстро замяли. Охотников разгадывать тайну неожиданного "самоубийства" солдата накануне дембеля не нашлось, а докопаться до истины родителям просто не дали - ворота "показательной" части быстро закрылись перед ними.
Самоубийство - удобная версия для тех, кто не желает "выносить сор из избы". Случается, что "объяснения" противоречат всякому здравому смыслу, как это было, к примеру, в случае с рядовым Дмитрием Лисовским, успевшим прослужить в мотострелковой части N 31612 Еланского гарнизона (Свердловская область) всего 11 дней. Как утверждают "очевидцы", Дмитрий... сам зарубил себя топором. Командование части не нашло иного мотива, чем "нежелание служить". Однако вскоре выяснилось, что невзлюбивший Дмитрия непосредственный его начальник старший сержант Пасынков систематически избивал юношу, всячески издевался над ним. Вскрыв гроб, родители насчитали на теле сына более десяти (!) рубленых ран и, конечно же, не поверили, что он мог нанести сам себе столько ударов топором. Сомнения появились и у военной прокуратуры. Пока старшему сержанту Пасынкову предъявлено обвинение в превышении служебных полномочий, однако в числе прочих версий рассматривается и версия об убийстве.
"БЕЛАЯ ВОРОНА"
"Школу выживания" в иных частях проходят все новобранцы. И если кто-то не усвоит прививаемой ему "дедами" и отцами-командирами унизительной психологии и, прослужив определенный срок, не научится и сам "воспитывать" новобранцев кулаками и унижениями, - будет "белой вороной" и его ждет наказание. "Второгодку" Максиму Шамьянову, служившему в в/ч N 2122, пришлось в полной мере испытать это на себе.
Произошло это на заставе в горах близ курортного Сочи. Начальник заставы капитан Колосов упорно пытался заставить сержанта Шамьянова, которого он называл "чистоплюем", "быть как все", то есть "воспитывать" новичков кулаками. Возможно, его бесил тот факт, что солдаты относились к Максиму с уважением, ценя его за выдержку и порядочность.
Сержант Шамьянов "учить" подчиненных таким способом отказался, и разъяренный офицер решил примерно наказать его самого. С помощью своих подручных он засунул "ослушника" в железную бочку, в которой можно было находиться только стоя. Максим вынужден был простоять в ней целые сутки, и ночью железная бочка превращалась в морозильную камеру, а днем - в раскаленную печь.
В течение шести дней парень на глазах своего мучителя и его "единомышленников" уже и не вставал, не мог есть, а приказа отправить его в больницу все не было. Позже эти люди будут оправдываться тем, что машина якобы была неисправна, однако, как выяснилось, на этой "неисправной" машине они преспокойно выезжали к морю.
Только на восьмой день решили наконец отвезти его в больницу. По свидетельству сослуживцев, он был бледен, как полотно, дышал с трудом, с хрипом, не мог стоять на ногах. На следующий день Максим Шамьянов умер.
Когда началось следствие, солдаты написали объяснительную, изложив все как есть. Однако мимо офицеров их докладная не прошла, и в конце концов "нужный" текст наиболее покладистым просто-напросто продиктовали... работники военной прокуратуры.
И все-таки нашелся солдат (назвать его здесь было бы для него опасно), который, не побоявшись тоже угодить в железную бочку, сумел передать маме Максима правдивые показания, на основании которых и было возбуждено уголовное дело. Насколько строгим и принципиальным будет суд, покажет недалекое будущее.
СПАСТИ И СОХРАНИТЬ
"Дедовщина" и попустительство ей со стороны офицеров, а то и личное их участие в издевательствах приводят одних молодых солдат к насильственной смерти, других толкают на самоубийство, третьих вынуждают пускаться в бега. По данным Союза комитетов солдатских матерей России, примерно 30 тысяч российских военнослужащих ежегодно становится объектом побоев и притеснений со стороны старослужащих и скорых на руку офицеров. За последнее время число побегов из воинских частей (не от службы бегут солдаты, а от побоев и унижений!) не уменьшается.
Предвижу, что мнимые "защитники чести мундира" скажут: обнародование истинных причин бегства солдат из частей, тем более их гибели и увечий, пятнает армию. Однако становится все более очевидно другое: пятнает, позорит армию как раз сокрытие безобразных фактов, желание оставить "сор в избе", рискуя в нем погрязнуть. Об этом ясно сказал в прямом эфире, комментируя один из недавних массовых побегов солдат, сам министр обороны Сергей Иванов, пообещавший очистить армию от тех, кто ее позорит.
Вопрос в том, как это обещание выполнить. Одно из разумных предложений было в свое время сделано бывшим начальником Главного управления МО по воспитательной работе, а ныне сенатором - генерал-полковником Владимиром Кулаковым. Суть его проста: создать новую спецслужбу - военную полицию, выведя ее из подчинения Министерству обороны и, следовательно, не заинтересованную в том, чтобы маскировать и всячески затирать пятна на армейском мундире. Подобные подразделения, существующие во многих странах, полностью оправдывают себя. У нас же вопрос уперся в военно-чиновничьи амбиции и был "заторпедирован". Между тем проблема назрела настолько, что откладывать ее в долгий ящик больше недопустимо. Все - от президента и министра обороны до общественных организаций - Комитета солдатских матерей, фонда "Право матери" и пр. - высказывают серьезную озабоченность проявлениями армейского беспредела. Ибо пока не будет поставлен надежный заслон вседозволенности "дедов" и офицеров - не перестанут многие призывники относиться к воинской службе как к своего рода "отбыванию срока" и не поднимется на должный уровень престиж Российской армии.
КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР
В Волгограде завершился судебный процесс над майором Евгением Ширяевым, одним из "героев" нашумевшей прошлогодней истории, когда 54 военнослужащих 242-го мотострелкового полка самовольно покинули расположение части и отправились в город искать защиту от разбушевавшегося офицера. Разбираться с инцидентом прилетели командующий округом и специальная комиссия Генштаба. Началось расследование, в ходе которого выяснилось, что "обе стороны хороши" в том смысле, что часть "срочников" накануне находилась в состоянии подпития, угнав при этом боевую машину из автопарка. Но и начштаба артдивизиона майор Ширяев "превысил полномочия", поколотив нарушителей дисциплины, еще не пришедших в себя после вчерашнего. Под его горячую руку попались и невиновные. Суд приговорил майора к трем годам условно.
Михаил ВЕРЖБА. Волгоград.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников