Один дома: бесконечный сериал

Фото: globallookpress.com

Чем заняты люди, привыкшие к аплодисментам?


Лучшие оперные певцы мира, обычно большую часть жизни проводящие в дороге, меняющие города и страны, сегодня наравне со всеми оказались в домашнем заточении. «Труд» поинтересовался, как те, чьи имена украшают афиши знаменитых театров, переживают разлуку со сценой и публикой.

Богдан Волков, тенор

— Я в Москве в самоизоляции, пытаюсь проводить время с пользой и удовольствием. У меня отменился концерт в «Зарядье» и постановка оперы Прокофьева «Любовь к трем апельсинам» в Неаполе. Остается верить, что премьера «Фальстафа» в Мюнхене, назначенная на начало июля, состоится, как и Зальцбургский фестиваль. Хотя понимаю, что чересчур надеяться нельзя...

А пока я много общаюсь с друзьями в Сети. Добрался до фильмов, которые давно хотел посмотреть. Временно отложил ноты в сторону, но часто смотрю спектакли. И могу наконец-то побыть наедине со своими мыслями. Подобного состояния покоя я не припомню, жаль, это произошло при таких печальных обстоятельствах.

Ольга Перетятько, сопрано

— Вирус застал меня в Берлине. Нашу премьеру «Идоменея» в городской опере отменили. Была идея сделать трансляцию при пустом зале, но... Сейчас разрешено выходить из дома только по одному — за покупками. Под удар попали люди, работающие фриланс, компенсаций никто не дает. Кто-то может относительно безболезненно пережить отмену нескольких контрактов, но большинство живут от проекта к проекту, и ситуация у них особенно невеселая.

Зато я никогда так долго не отдыхала и так много не спала. Продолжаю учить новую роль, хотя и без особой надежды на то, что в Вене состоится спектакль «Вильгельм Телль» в конце апреля.

Максим Миронов, тенор

— Сижу дома в Италии. Воспринимаю все как каникулы, а в такую пору я обычно молчу. Это для голоса очень полезно — помолчать. И подумать, поразмыслить о том, что на самом деле важно. Как много из того, о чем мы еще недавно спорили и переживали, оказалось мелочами по сравнению с настоящими проб-лемами! Надеюсь, все мы извлечем какой-то важный урок и будем жить правильнее и лучше в новом мире, который ждет нас после пандемии.

Александр Виноградов, бас

— Я сейчас дома в Берлине, с семьей. Занимаюсь всем, что накопилось за время разъездов: бумаги, счета, контракты, планы. Меня волна отмен накрыла уже в феврале, когда я должен был ехать в Китай, потом отменили спектакли в Москве и концерты в Нью-Йорке. А только что сообщили и об отмене контрактов на апрель — май в Амстердаме и в Копенгагене. Хотя все это не отменяет ежедневных занятий — необходимо держать в форме и голос, и психику.

Хочу надеяться, что, когда театры снова смогут открыться, люди к нам придут с большой жаждой к искусству, соскучившись по живой музыке и театру!

Оксана Волкова, меццо-сопрано

— Я дома в Минске, занимаюсь новым для себя делом — оперной режиссурой. На 24 апреля в Большом театре Республики Беларусь готовится премьера моего дипломного спектакля по опере Пуччини «Виллисы». Репетиции в театре идут полным ходом, поскольку ни карантина, ни других ограничительных мер у нас не объявлено. В мае у меня запланированы спектакли «Царская невеста» в Большом театре Москвы. Очень надеюсь, что они состоятся.

Юсиф Эйвазов, тенор

— Мы дома в Вене, подчиняемся всеобщему карантину. Можем выходить из дома лишь по неотложным делам или погулять в парке с ребенком. Но, боюсь, карантином глобальную проблему не решить. Десятки миллионов людей будут разорены. В Италии уже люди приходят в коммуну и говорят, что им не на что кормить свои семьи. В мире очень много людей, которые живут каждодневным заработком. Я работал в Италии официантом и знаю, о чем говорю: ты отрабатываешь свою смену и получаешь деньги...

Одно очевидно: после всего произошедшего все мы будем еще больше ценить роскошь прямого, а не посредством гаджетов, человеческого общения.

А в это время

А что делают спортсмены, которым особенно тесно в четырех стенах?

Татьяна Щеголева, двукратная вице-чемпионка мира по баскетболу

— Баскетболисты всех пяти команд нашего клуба продолжают тренировки. Да, дома. В «Инстаграме» у нас есть группа в чате, куда тренеры регулярно скидывают тренировочные задания. Игроки выполняют и отчитываются — и все это при помощи обмена видеоклипами. Конечно, те, кто живет на земле в Подмосковье, в более выгодном положении, чем обитатели квартир в многоэтажках. Они хотя бы могут во дворе отрабатывать броски по кольцу...

Сергей Клевцов, тренер чемпиона мира в барьерном беге Сергея Шубенкова

— Мы сейчас в Сочи. Уровень психоза и здесь начинает зашкаливать, так что придется возвращаться с тренировочных сборов в родной Барнаул раньше намеченного срока. Живем фактически на легкоатлетическом стадионе, но нас вдруг перестали выпускать даже на беговую дорожку. Если кому-то хотелось ввергнуть мир в хаос, то им это удается. Мы, конечно, стараемся продолжать тренировки при помощи любых подручных средств. Но настроение настолько плохое, что нормальными словами не выразить.



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.