Вопрос «Труда»: Есть ли жизнь без заначки?

Фото: © Alexander Legky, globallookpress.com

Вирус расползается, а вместе с ним и нерабочие дни. Между тем, около двух третей россиян совсем не имеют накоплений


Вирус расползается, а вместе с ним и каникулы, и экономический кризис. Закрываются предприятия — а с ними исчезают и рабочие места. При этом, как выяснилось из опросов, 63% россиян совсем не имеют накоплений. А большинству из тех, кто обзавелся собственной «подушкой безопасности», ее хватит лишь на полгода в случае потери доходов, сообщают социологи. И как выжить без заначки?

Олег Шеин, депутат Госдумы

— По информации ЦБ, какие-то сбережения есть у 30% граждан. Правда, у многих это сбережения символические. И кризис продолжается. Первую неделю простоя бизнес еще готов оплачивать за свой счет, а что дальше? Непонятно, как быть с теми, кто потерял работу по не зависящим от них причинам. Я предложил оплачивать этим людям из Фонда соцстрахования. По правилам фонда сумма в день не может превышать порядка двух тысяч рублей, так что злоупотреблений не будет. Огромная доля рынка труда — серая. Здесь пригодились бы продовольственные карточки. Надо освободить домохозяйства от уплаты ЖКХ на период кризиса. «Справедливая Россия» внесла законопроект об отмене налогов на имущество и о других послаблениях для сфер, которые не в состоянии функционировать из-за карантина. Но процесс принятия решений «наверху» страшно замедлен.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации

— Безработным нужна автоматизированная система регистрации для получения пособий, а размер их должен быть от прожиточного минимума и выше. Впрочем, попытки встать на учет безработному были затруднены и до пандемии. Не исключено, что на улицах городов начнутся грабежи, преступность поднимет голову. Вместо решительных мер в помощь попавшим в беду людям им грозят новыми карами — огромными штрафами за нарушения самоизоляции и за слова в интернете. У нас даже суды закрыты — о каких наказаниях можно говорить? Что касается меня, то сам я стараюсь держать «подушку безопасности». Знаю, где живу...

Николай Некрасов, музейный работник, Ленинградская область

— У меня была хорошая заначка, но за четыре года она испарилась. С осени живу от зарплаты до зарплаты. Пытался тысяч по 5 откладывать, но все равно приходилось тратить. В музее больше не платят и прежних 43 тысяч, до мая буду получать тысяч 13, а дальше не знаю... Равняюсь на земляков, которые как-то умудряются выживать. Перестал покупать сладкое и алкоголь, стараюсь ходить пешком. Шутка ли: на автобус туда-обратно — и уже минус 100 рублей.

Анатолий Вассерман, политический консультант

— Чтобы удержать народ на плаву, правительство наверняка распечатает часть резервных фондов. В какой форме — вопрос. У меня накоплений фактически нет, но текущие заработки достаточны, чтобы растянуть деньги на пару месяцев. Тем более что, когда я дома, трачу заметно меньше.

Игорь Николаев, директора Института стратегического анализа компании «ФБК»

— С 2014-го реальные доходы фактически не росли. В последние два года нам нарисовали ничтожный рост за счет перемен в методологии учета. Так откуда взяться сбережениям? А если учесть риск безработицы, становится совсем тревожно. Опасения по поводу роста преступности вполне обоснованны. Главным вектором антикризисной политики должна стать реальная помощь людям. Бизнесу нужны не отсрочки по налогам, а отмена их. Как платить налоги даже спустя время, если в кризис предприятия стояли? У нашей страны есть заначка, с помощью которой можно поддержать спрос и потребление. Это важно, чтобы выжили хотя бы фармацевтика и сельское хозяйство.

 



Что лучше: провести парад Победы без зрителей, как в Волгограде, или отменить его, как в Якутске?