11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОТ ВЫ ГОВОРИТЕ - ЦАРЬ, ЦАРЬ...

Рычкова Ольга
Опубликовано 01:01 03 Мая 2007г.
Жизнь монархов для простых смертных окутана ореолом богоизбранности и всемогущества. А какова она на самом деле? И все ли могут короли (а также королевы, цари и царицы)?

Одной из самых таинственных королевских особ на протяжении трех столетий оставался узник Бастилии, чье лицо было скрыто железной маской. О нем написаны сотни брошюр, статей и книг (вспомните хотя бы Дюма-отца), снято несколько фильмов (где его играли Жан Маре, Дуглас Фэрбенкс и Леонардо Ди Каприо). Версий, кто на самом деле скрывался под маской, немало. Самая популярная и романтичная утверждала, что в Бастилии томился брат-близнец Короля-Солнца Людовика XIV: уж очень не хотелось монарху делиться властью с близким родственником. Кстати, этой гипотезы придерживался Дюма, у которого мушкетеры спасали Железную маску из тюрьмы. Но у историков есть и другие идеи. Одни говорили, что на нарах томился сам Людовик, а его брат как раз восседал на троне. Другие уверяли, что маска - младший брат короля. Третьи - что старший. Четвертые настаивали на "женской версии": якобы загадочным "зэком" являлась дочка Людовика XIII и Анны Австрийской... Имелось даже совершенно невероятное предположение: это не кто иной, как драматург Мольер, лишенный свободы за интимную связь с собственной дочерью...
Французский исследователь Жан-Кристиан Птифис решил изучить эту детективную историю "беспристрастно, предельно точно и объективно, с рассмотрением всех вещественных доказательств и версий, подвергая их самой строгой исторической критике". Перерыв горы архивных документов, в том числе письма тюремщиков, охранявших узника, Птифис в книге "Железная маска: Между историей и легендой" пришел к другому выводу: никакого королевского родственника в Бастилии не было. А был некий простолюдин - то ли мелкий преступник, то ли свидетель чьего-то высокопоставленного преступления. А тюремщики - в частности, надзиратель Сен-Мар, - чтобы скрасить унылые бастильские будни, выдумали "королевскую" версию и пустили утку в доверчивые народные массы.
Вот и вся романтика...
Книга не для любителей исторических псевдосенсаций: они будут крайне разочарованы.
Еще менее романтичной жизнь монархов предстает в книге Василия Кривенко "В Министерстве двора. Воспоминания". Ее автор при Александре III занимал высокий пост в министерстве, которое обслуживало царский двор, и наблюдал императорское житье-бытье изнутри. "В народе ходили слухи о недосягаемой роскоши царской жизни, а на самом деле царская семья... не пользовалась в некотором отношении тем комфортом, какой был доступен просто состоятельным людям... На обстановке чисто семейных царских помещений лежал отпечаток какой-то казенной сухости, трафаретности, отсутствия уюта и художественной домовитости. В величавом Зимнем дворце... Александр II, больной эмфиземой легких, страдал... от плохой вентиляции; в его спальне форточки плохо затворялись, по ночам комната выстывала. Александр III жил в Гатчине в низеньких антресольных помещениях, а в Петербурге - в Аничковском [дворце], крайне неудобном; здесь у императрицы не было особой ванной комнаты, приходилось, как передавали, ванную вносить в спальню. В Петергофе царская семья проводила [время] в маленьком сыром коттедже на даче "Александрии".
Впрочем, сам Александр III очень не любил всяких новшеств и старался свести казенные расходы к минимуму. Когда ему предложили перестроить ветхую купальню в Петергофе, царь наложил резолюцию: "Это почему? Оставить и не трогать". Представили проект новой дворцовой прачечной - велел "приспособить существующее здание". По поводу возобновления меблировки в Зимнем дворце: "По-моему, не нужно".
Согласитесь, такое стремление представителя верховной власти ограничить собственные потребности удивительно. По нынешним временам особенно...
Книга для тех, кого интересует в истории каждая мелочь - вплоть до размера годового жалованья дворцового пекаря (201 рубль) или смотрителя сервизной кладовой (486 рублей).
Но неужели в жизни царей-королей не было ничего эдакого - романтичного, возвышенного, уникального? Отнюдь.
Взять хотя бы "Судьбу короля Эдуарда" - так называется роман-биография, написанный известным немецким писателем и историком Эмилем Людвигом. Вообще-то героями произведений Людвига всегда были личности исключительные, даже гениальные - Рембрандт, Гете, Бетховен, Наполеон... На их фоне английский король Эдуард VIII несколько теряется. Однако автора интересуют не его исторические достижения, а его судьба.
Как известно, короли могут все, но только не жениться по любви. А вот Эдуард стал исключением: он оставил престол ради любимой женщины. Героиня его романа, американка Уоллис Симпсон, на момент их знакомства состояла во втором браке и, разумеется, не могла стать достойной парой британскому монарху. Хотя "истинная, самая важная причина того, почему английский народ не хотел, чтобы миссис Симпсон стала королевой, заключалась не в ее национальности, внешности, общественном положении или прошлом... Ее главным образом отвергли из-за репутации, основанной на искусно организованной кампании клеветы. Клеветы, распространяемой высшим светом... Лейбористские депутаты в это не вмешивались... Поскольку они из принципа не желали иметь дела с королями, то предпочли отвести глаза в сторону и не мешать народу верить небылицам..." Дескать, миссис Симпсон - немецкая шпионка, бывшая любовница Риббентропа. И якобы Эдуард заплатил ее второму супругу при разводе кругленькую сумму в качестве отступного...
Однако настоящая любовь способна на все - и горы свернуть, и заставить пожертвовать королевским титулом. Когда Эдуард в Виндзорском дворце произнес прощальную "монархическую" речь, простую и трогательную, ее "услышал весь мир. Никогда в истории столько людей, разбросанных по всей земле, не слушали одного человека, как тогда, 11 декабря 1936 года. Даже лондонский телефон не работал целых семь минут". Сила упорства короля победила и "Всесилие общества", и "Всесилие клеветы" (названия глав). "Среди танков, гранат и бомб словно из небытия возникла изящная фигура рыцаря, королевского сына, который, как во времена трубадуров, защищал честь своей дамы. У молодежи "стального века" появился пример для подражания".
Книги для натур возвышенных. Для циников, которые убедятся: в жизни всегда есть место благородству и романтике. И не только в королевской...
Благодарим за предоставленные книги Торговый дом книги "Москва" (ул. Тверская, дом 8).


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников