ВОССТАВШИЕ В АДУ БАДАБЕРА

Шевченко Николай Иванович, 1956 г.р., украинец. дом адрес Украина, Сумская область,

Шевченко Николай Иванович, 1956 г.р., украинец. дом адрес Украина, Сумская область, с.Дмитриевка. Призван в январе 1981 г. вч 51852-О. Пропал 10.09.1982 г. пров.Герат. Предполагаемый вождь восстания (Абдурахмон).
Исломутдин, он же МохаммадИслом, он же Михаил Варварян - выдавший планы восстания моджахедам. Пропал 19 марта 1982 г. в провинции Баглан. На него, как на перебежчика, указали свидетели из Ферганы и Кабула.
"МАМА, Я УСТАЛ!"
Афганский плен оставил у него на каждом плече печати татуировок. Слева - пышная роза в обрамлении латинских букв: "AFGHANISTAN". Справа - рука с факелом, под которым много лет назад было выколото по-русски: "Мама, я устал".
- Эту наколку мне Коля из Панджшера сделал, - гордо поворачивается он ко мне правым плечом. Правда, русские буквы давно заштрихованы чьей-то иглой. Я не спрашиваю почему, поскольку понимаю, что провести восемь лет среди моджахедов с русским словом "мама" на правом плече не смог бы никто.
- В Бадабере наколки делал? - пытаюсь уточнить.
- Нет, в Джелалабаде, после восстания. Коля в Бадабере не был. Он Америка поехал. Говорил, там родственники ждут...
Я достаю ноутбук и ставлю диск с фильмом, в котором Ахмад Шах Масуд по-отечески наставляет русского парня в зеленой вязаной кофте.
- Вот он, Коля! Коля из Панджшера...- как заклинание повторяет Рустамов и переходит на узбекский, торопясь мне что-то объяснить. В этом парне на ишаке Рустамов узнал Колю, который наколол ему факел на правое плечо в лагере под Джелалабадом 21 год назад.
Тут впору закурить и мне. Потому что на экране ноутбука в душманских шароварах по Панджшерскому ущелью разгуливал Николай Саминь. По списку пакистанской стороны, переданному нашему МИДу в начале 1990-х, он якобы погиб при восстании советских военнопленных в лагере Бадабер 27 апреля 1985 года.
Носиржон Рустамов оказался в плену на восьмой день службы в Афганистане. В октябре 1984 года, когда их мотострелковый полк был на боевом выходе, отделение Рустамова заняло блокпост у кишлака Чорду, чтобы перекрыть горные тропы, ведущие к аэродрому. Той же ночью на них напало больше 30 моджахедов. Для многих, в том числе и для Носиржона, это был первый и последний бой. От девяти бойцов осталось трое - Рустамов и еще двое солдат-азербайджанцев.
- Мы думали, что утром к нам придут на выручку - стрельбу в горах слышно далеко, - вспоминает Рустамов. - Но на рассвете нас окружили моджахеды и погнали к полевому командиру Парвону Маруху. Он заставил нас раздеться, чтобы проверить, кто из нас был мусульманином, а кто нет.
Азербайджанцев Рустамов больше не видел. Его самого отправили в Пешавар, где были учебные базы моджахедов, замаскированные под лагеря афганских беженцев. Дорога через перевал заняла семь суток - шли по ночам, днем отсиживаясь в пещерах. В Пешаваре Рустамова представили лидеру партии ИОА (Исламского общества Афганистана) Бурхануддину Раббани, предки которого были из Самарканда.
- Он задавал вопросы на узбекском, - вспоминает Рустамов, - и потом дал команду разместить меня во дворе инженера Аюба, где я должен был изучать основы ислама. Месяц я учил Коран под дулами автоматов, а потом мне завязали глаза и отправили в лагерь Зангали - туда, где через несколько месяцев началось восстание...
Повязку с глаз ему сняли в подвале, где, кроме Рустамова, держали еще двух офицеров армии ДРА. Через неделю в камеру к Носиржону спустился начальник охраны Абдурахмон, никогда не расстававшийся с плеткой, в хвост которой были вплетены кусочки свинца. Он предложил узбеку перейти в соседнюю камеру к пленным "шурави", чтобы веселее было. Но Рустамов отказался, поскольку плохо говорил по-русски.
Так он узнал, что в лагере, кроме него, находятся еще десять советских военнопленных. Все они строили крепостные стены из глины.
- Потом в камеру пришел мулла. Он спросил: "Почему не идешь к русским? У тебя будет свободный режим, как у них. Они готовятся к джихаду, и ты тоже можешь стать моджахедом..."
Мулла пудрил мозги Рустамову: в лагере ждали Раббани, и надо было показать лидеру ИОА, что земляк его предков уже готов встать под зеленое знамя ислама.
Не вышло. Когда приехал Раббани и потребовал его к себе, Рустамов заявил, что его джихад - это молитва.
А вечером охрана всех избила. Ее начальник Абдурахмон прошелся своей страшной плеткой по каждому. Рустамов стонал от боли, когда к нему в камеру приволок свой матрас Исломудин. Блестя хитрыми глазами, он сказал, что ему поручено обучать непокорного узника Корану, персидскому и арабскому языкам. Общались они на фарси, который Рустамов уже немного знал.
Именно Исломудин и шепнул Рустамову, чем вызвано зверство караула, - одному из советских пленников удалось сбежать из лагеря в цистерне водовозки. И ожидается инспекция пакистанских властей, которые не хотят быть втянутыми в войну с СССР. Если они найдут на территории лагеря пленников, то обязательно передадут их советскому посольству.
- Инспекция была, - говорит Рустамов, - но нас Раббани приказал спрятать в другом месте. Как только проверка закончилась, всех пленных снова вернули в лагерь...
Через месяц после бегства одного из шурави в лагерь попадает очередной советский военнопленный...
МАТЧ СМЕРТИ
С первого дня, как за спиной новичка хлопнула дверь тюремной камеры, пленные почему-то сразу воспряли духом. Физически крепкий, высокого роста, с прямым взглядом, он всем своим видом внушал страх моджахедам, дерзил им. Рустамов никогда не слышал русского имени этого человека, но в тюрьме его все называли Абдурахмоном.
- Он говорил нам, что был простым водителем, - вспоминает Рустамов, - вез на "КамАЗе" чай из Термеза в Герат. Машину захватила банда, а его отправили в Иран, где два года он изучал Коран и персидский язык...
- А почему ты решил, что он офицер?
- Шофер не может иметь столько военных знаний, - отвечает Рустамов. - Он знал и умел все, что должен знать и уметь командир.
Абдурахмон поначалу скрывал, что в совершенстве владеет приемами восточных единоборств. Но умение это требует ежедневных тренировок, без которых мастерство быстро улетучивается. И вот однажды он предложил одному из охранников ногой разбить лампочку на потолке. Или хотя бы дотянуться. Тот ничего не смог сделать. Неудивительно - лампочка висела на высоте двух с половиной метров.
И тогда Абдурахмон, cев на корточки и сжавшись, как пружина, выпрямившись, ногой в прыжке сшиб лампочку. Со всего лагеря сбежались моджахеды.
- Ну что, повторить? - ухмыляясь, спрашивал у них Абдурахмон.
Начальник охраны распорядился заковать Абдурахмона в кандалы.
Рассказывая об этом, Рустамов вспомнил, что накануне восстания, буквально за несколько дней, Абдурахмон вызвал на поединок командира охраны лагеря. Того тоже звали Абдурахмоном. Упитанный и крепкий, никогда не расстающийся со своей свинцовой плеткой, он держал в страхе весь лагерь. Наш Абдурахмон предложил померяться силами с условием, что если он победит, то русские получат право сыграть в футбол с моджахедами. Если нет, то он готов носить кандалы.
Схватка была короткой. Абдурахмон бросил командира моджахедов через себя с такой силой, что тот даже заплакал от боли и стыда. Наши пленные стали подпрыгивать от радости, как дети.
Отряхнувшись от песка и вытирая кровь со щеки, начальник охраны поднялся с земли и спросил с ненавистью:
- Кто мне даст слово, что вы не разбежитесь во время матча?
- Сами не разбегитесь, - по-русски ответил наш Абдурахмон и потом на фарси добавил, что это в их планы не входит. Пока.
На футбольный матч болеть за моджахедов собрались почти все курсанты учебного центра. Возможно, это и было целью Абдурахмона: посчитать численность вероятного противника, когда в лагере поднимется восстание. За наших болеть было некому, кроме Рустамова, которого не взяли в команду (он не умел играть в футбол), и Исломудина - тот сам не хотел выступать против моджахедов.
Несмотря на то что нашим изможденным игрокам не дали возможности даже потренироваться, футбольный матч закончился с разгромным счетом 7:2 в пользу советских военнопленных. Четыре мяча забил наш капитан Абдурахмон.
Это был действительно знаменательный матч - как легендарная игра истощенных спортсменов киевского "Динамо" с командой фашистов в оккупированной столице Украины в 1941 году. Та ведь тоже закончилась победой наших футболистов.
Моджахеды ужесточили условия содержания наших пленных. Они словно что-то предчувствовали. А в камеру к Рустамову перевели казаха по имени Канат. Тот сошел с ума от ежедневных издевательств и неподъемной работы. Несчастный выл по собачьи, грызя стены и рвясь на свободу. Жить ему оставалось три дня.
ШЕСТЬ ЧАСОВ СВОБОДЫ
Примерно за полтора месяца до восстания в лагерь завезли большое количество оружия: в основном это были ракеты для реактивных минометов и гранаты для гранатометов, а также автоматы Калашникова, пулеметы, пистолеты ТТ - всего 28 грузовиков.
Абдурахмон, подставляя плечо под ящик с выстрелами для гранатометов, подмигнул:
- Ну что, мужики, теперь есть чем воевать...
Автоматов они тогда выгрузили на целый полк. Только стрелять нечем - боеприпасы должны были завести позднее.
Каждую пятницу моджахеды заставляли их чистить завезенное в лагерь оружие, хотя особой необходимости в этом не существовало - переложенное вощеной промасленной бумагой, оно могло храниться здесь вечно. Кто-то из шурави тогда заметил, что по пятницам, в святой для мусульманина день, в крепости, кроме охраны, никого не оставалось - моджахеды уходили на молитву в мечеть.
Возможно, именно это обстоятельство и натолкнуло Абдурахмона на мысль: именно пятница - самый удобный день для восстания.
Осталось только дождаться, когда завезут боеприпасы...
Прошло четыре или пять пятниц, прежде чем пригнали грузовики с ящиками, набитыми патронами для ДШК и автоматов.
Поводом для восстания стал страшный случай с нашим пленным Абдулло. Он имел свободный режим содержания, мог возвращаться в камеру, когда хотел, был электромонтером, хорошо говорил на дари, имел приятелей среди курсантов лагеря и некоторых командиров. Накануне восстания в лагере был очередной выпуск, и праздник по этому случаю затянулся допоздна. Абдулло вернулся в камеру в полночь в невменяемом состоянии. Он бросился к Абдурахмону.
Так шурави узнали: над их товарищем надругались моджахеды.
(Окончание в следующем номере.)
НАШЕ ДОСЬЕ
На территории Пакистана в 1984 году существовало несколько лагерей афганских беженцев, в которых были организованы учебные центры для подготовки моджахедов. Учебный центр имени святого Халеда ибн Валида размещался в лагере рядом с аэродромом Бадабер. Именно оттуда в 1960 году вылетел самолет-шпион "У-2", пилотируемый Пауэрсом. Эта база принадлежала партии "Исламское общество Афганистана". Начальником центра был майор пакистанской армии Куратулла, имевший шесть американских советников. Каждые полгода учебный центр выпускал 300 моджахедов. Общая площадь базы - полтысячи гектаров. На базе, кроме палаточного лагеря, имелись склады с оружием и подземные тюрьмы. О том, что в этих казематах держали советских военнопленных, знали единицы. Всем пленникам давали мусульманские имена. И силой заставляли изучать законы шариата.
Духовченко Виктор Васильевич, 1954 г.р., украинец.
Дом.адрес Украина, г.Запорожье. До армии работал водолазом на спасательной станции. Призван в августе 1984 г. В Афганистане с августа 1984 г.
Именно эти люди, как мы предполагаем, подняли бунт в логове "духов" 21 год назад
Коршенко Сергей Васильевич, рядовой. 1964 г.р., украинец, дом.адрес Украина, Крымская область, с.Полтавское. Призван 03.04.1983 г. В Афганистане вч 89933. Пропал 12.02.1984 г. пров.Бадахшан.
Зверкович Александр Анатольевич, рядовой. 1964 г.р., белорус, дом.адрес Беларусь, Витебская область, дер.Моргойцы. До армии учащийся ПТУ. Призван 26 апреля 1983 г. В Афганистане с декабря 1984-го.
Шипеев Владимир Иванович, рядовой. 1963 г.р., чуваш. В Афганистане с 23 октября 1982 г. вч 24872. Пропал 01.12.1982 г. пров. Кабул.
Левчишин.В Афганистане с января 1984 г., вч 13354. Пропал 03.02.1984 г. в пров. Баглан.
Саминь Николай Григорьевич, младший сержант. 1964 г.р., украинец, дом.адрес Казахстан, Целиноградская область.Призван 8 ноября 1982 г. В Афганистане с 29.04.1983 г., вч 38021.
Боканов Сергей Вячеславович, младший сержант. 1961 г.р., русский. Призван 5 мая 1979 г. В Афганистане находился в составе вч 19888, пропал 15 апреля 1981 г. в провинции Парван.
Бекболатов Куата (Канат - ) Нурмукашевич, рядовой. 1963 г.р., казах, дом. адрес Казахстан, Талды-Курганская область, с.Учарал. Призван 16.05.1982 г. Алакульским РВК.
Васьков Игорь Николаевич, рядовой. 1963 г.р., дом.адрес Костромская обл., п.Вохма. Призван 30.10.1982 г. В Афганистане вч 22031. Пропал 23.07.1983 г. в пров. Кабул.
Дудкин Николай Иосифович, ефрейтор. 1961 г.р., русский, дом.адрес Алтайский край, д.Волчиха. До армии работал трактористом в совхозе. Призван 1 ноября 1981 г. В Афганистане с 23 апреля 1982 г.


Гость 17 Сентября 2013, 00:57
Герои, не сломившиеся и вставшие против врагов и надзирателей, ребята которые знали слово Честь и Родина! Они знали что погибнут, что возможно станут безвести пропавшими - но пошли на смерть. Погибли в бою с оружием в руках, причем захватив это оружие у врага! Вот такое было воспитание - 12 человек против сотен врагов! Поэтому и велик народ России! Поэтому и страна такая большая! И возродится она поэтому! Сколько раз её пытались разрушить то шведы, то поляки, то немцы. В трудное время падаль предавала её - типа чечни, крымских татар, финнов, бандеровцев, ингушей - бивших в спину - но фиг то там! Она становилась еще силнее! Десятки народов вместе с ней, многие народы она спасла от уничтожения, многие воровские народы и племена - грабившие, превращающие в рабов и убивающие мирных людей, поставила раком и если надо поставит еще!




В Государственной думе предлагают запретить чиновникам сидеть в социальных сетях с рабочих компьютеров.


Погода
ночь18-20°C4-6м\с Ю
день19-21°C6-8м\с З
Курсы валют
USD 67.45
EUR 76.34