10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БАЛЛАДА ОКОПА

Юрий СЕМЕНОВ
Сызрань
СМЕРТЬ ВЕТЕРАНА
***
Дед умирал. То хрипло

Юрий СЕМЕНОВ
Сызрань
СМЕРТЬ ВЕТЕРАНА
***
Дед умирал. То хрипло бредил,
то будто вовсе застывал.
Пришла родня, пришли соседи.
В окне, как флаг, закат пылал.
В глухой тиши жужжали мухи.
Решали загодя старухи,
что дед на свете не жилец, -
прибрал всевышний, наконец.
Минуты шли - одна, другая.
И кто-то вышепнул в ладонь:
- Гляди, как трудно умирает,
который раз кричит: "Огонь!"
Пожар какой-то, не иначе,
увидел дед в бреду горячем.
Из всех, кто был здесь, только дед
один не знал, что это бред.
Взахлеб гремели пулеметы
и рвали душу вопли мин.
Из орудийного расчета
в живых остался он один.
Но недосуг считать потери,
встречай чудовищного зверя:
прет "Фердинанд" из-за бугра,
и ствол его - не ствол: дыра.
Он ясно слышал, как со звоном
снаряд ударил по врагу.
Стакан латунный раскаленный,
шипя, дымился на снегу.
Горела вражья самоходка,
А он все бил прямой наводкой
и в этой яростной пальбе
"Огонь!" - командовал себе.
Пред ним, как в страшном сне,
нелепо
вторая лезла напролом,
уставясь тупо и свирепо
в него бронированным лбом.
А за спиной была Россия -
русоголовые, босые
мальчишки стайкой у реки
и две ветлы, как две руки.
И если вдруг не остановит
стальных зверей вот тут солдат,
то по земле, по хлебу, крови
они дойдут до тех ребят.
Последний раз в последней муке
Он встал, крестом раскинув руки.
И - все.
И были спасены
у тихой речки пацаны.
...Лежал старик. Суров, спокоен.
И смерть его была, как взрыв, -
погиб на поле боя воин,
собою Родину прикрыв.
И угол простыни измятой
в багровых отсветах заката
сжимала мертвая рука,
как знамя энского полка.
АЛЕКСАНДР ПОДОЛЬСКИЙ
Свердловская область
* * *
Пульсирует жилка в височном пространстве.
Небесная синь, облака недвижимы.
Лишь муха жужжит на убитом афганце.
Звенит тишина - это значит, мы живы..
Пот жжет и глаза, и стекает слезами.
Как будто родился, но сразу большой.
И... память, и...память, как трассер, -
штрихами!
О явственной встрече с молчащей душой.
И радость от жизни, от каждого вздоха,
От жаркого ветра, немного - и в рай!
Две вечности рядом. Здесь тихо. Там грохот.
Закончился бой, как прервавшийся лай.
.........................................................
Пульсирует жилка в пространстве височном.
Небесная синь - утоление жажды.
Звенит тишина - это помнится прочно.
Хоть слушал ее я всего лишь однажды.
А грохот бывал, как и до, так и после.
И даже бывает, что по утру будит.
...Убитый афганец. Душа его возле.
И оба мы правы, и... Бог нас рассудит.
ЮРИЙ ИВАНОВ
Ростов-на Дону
МОРПЕХИ
Морпехи - не парадное мурло,
Нам западло златые канты-аксельбанты.
И мы не променяем всем царькам назло
Медь рынды на кремлевские куранты.
Дороже ресторанов нам сухой паек,
И чтобы за плечами АкаэС - причален.
И чтоб на берегу в тот мартовский денек
Ждал образ девушки - умен, красив, печален.
А мы за Родину и за своих родных
Прорвемся хоть до черта на куличках.
Ты только - Родина! - не забывай своих,
Оставь для нас хотя бы полстранички.
МАРАТ КЛЫЧЕВ
Волгоград
СТРОКА ДЛЯ ПЕСНИ
Строку для песни мне подкинул друг -
мол, на "проверке" я люблю глядеть на небо...
А я и впрямь люблю его не вдруг:
оно мне заменяло запах хлеба.
Я "в самолеты" пацаном любил играть.
Какие были в те года игрушки?!
И самолетом мне была кровать,
а парашютом - мамина подушка.
И так фантазия моя парила!..
К кровати привязал я вентилятор...
...Но жизнь меня потом остановила -
не состоялся я как авиатор.
...В неволе неба я не разлюбил.
Как дорого оно, поймешь едва ли,
когда глотками ты его не пил
из "решек" на каком-нибудь централе.
Коль не глядел в него из "воронков",
в "базках" не мок, в "локалках" не мотался,
когда не видел в клетку облаков,
в бетон с железом взглядом не впивался.
Люблю его за синь и глубину,
багряные рассветы и закаты...
А вот решетки вырвал бы - а ну! -
за то, что делят небо на квадраты.
Я на "проверке" вновь стою в строю
и, голову задрав, гляжу с тоскою,
как реактивный режет кисть мою.
Но обещаю: вены я не вскрою!
Снимаю шапку и на цыпочки встаю -
мне облака и небо стали ближе.
Я небо никогда не разлюблю -
вот только, братцы, самолет увижу...
Александр КАЗАНЦЕВ
Томск
ЗВОНОК ПОЭТУ-ФРОНТОВИКУ
МИХАИЛУ КАРБЫШЕВУ
День Победы. Хрипит телефон.
В трубке голос дрожит ветерана.
Уж с одра не поднимется он,
В орденах не пройдет утром рано.
Жив условно - так сам говорит.
За задержку на Бога в обиде:
"Все болит, понимаешь, горит!
Где там Бог, неужели не видит?!"
Хоть сегодня преставиться рад.
Что не издана книжка - черт с нею!..
Уж у Бога-то нынче парад
В честь Победы куда помощнее...
Илья ВИТЕНСОН
Воронеж
БАЛЛАДА
О ПОСЛЕДНЕЙ
ВОЛЕ СОЛДАТА
(постсоветская быль)
Он дочери не мог помочь:
на жизнь едва ему хватало.
Но вдруг его настигла ночь,
ночь вечная достала.
А он имел свое жилье -
квартиру из двух комнат,
он холил и берег ее,
соседи это помнят.
Не смог болезнь превозмочь -
все смертны в этом мире.
Осиротела его дочь -
с семьей в своей квартире.
Там и теперь она живет.
А папино жилище
она жильцам в наем сдает
и получает тыщи.
Так от нужды отец спас дочь.
Хоть верьте, хоть не верьте:
при жизни ей не мог помочь -
помог он после смерти.
Илья ЭГИЗ
Москва
БРАТ
1
Брат мой убит в бою.
Красная лужа на белом снегу.
Над ней - синеватый пар...
Я долго недвижно стою,
Я молча его стерегу -
Грудью он принял удар.
2
Мы в детстве играли в войну -
На войне беспощаден враг.
Я из палки его застрелил.
Он, качнувшись, упал под сосну,
Но улыбка была на губах.
"Вставай же!" - и он вскочил.
3
"Вставай же!" - но брат молчит,
Неподвижно, как камень, лежит
Мертвое тело на белом снегу.
Кого же я стерегу?..
4
Облаками уплыли года,
Как синий растаяли дым.
Брат мой лежит, как тогда.
Как тогда, я стою над ним.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников