06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИНТЕРВЬЮ В БУЭНОС-АЙРЕСЕ

Лепский Юрий
Опубликовано 01:01 03 Июня 2000г.
Это интервью состоялось по настойчивой просьбе моей коллеги из крупнейшей национальной газеты "Кларин" во время визита в Аргентину делегации Совета Федерации РФ. Тираж "Кларин" сопоставим с тиражом "Труда", поэтому Егор Строев согласился, чтобы вопросы интервью задавались как бы "в два голоса". Я не стану разделять вопросы "Кларин" и вопросы "Труда": в конце концов важны ведь не вопросы, а ответы...

- Егор Семенович, как известно, президент Путин принял важное решение по реорганизации политической власти в России. Теперь страна поделена на семь округов... В этой связи звучат разные голоса. Одни поддерживают, а другие расценивают это как сознательную атаку на властные полномочия глав регионов - губернаторов, как снижение их политического веса. Ваше мнение?
- Наращивание властных полномочий - это извечный вопрос в политике. Центральной власти всегда будет казаться, что таких полномочий у нее маловато. Но демократическое устройство государства позволяет распределить властные полномочия равномерно между всеми, так сказать, субъектами управления в стране.
Что касается существа вопроса, то еще три года назад я предложил начать процесс совершенствования Конституции. Это было необходимо для преодоления явной рыхлости власти, которая уже тогда привела к резкому ослаблению экономики, а затем и к утрате контроля центральной властью за политической ситуацией в стране. То есть вопрос совершенствования государственной власти в России назрел, и нет ничего удивительного в том, что новый президент этот процесс инициировал. Как известно, 17 мая все заинтересованные стороны собрались у него на совещании, где нам и было представлено 4 законопроекта, с которыми президент решил выступить. Так вот, главное, что подчеркнул на совещании в Кремле Владимир Путин, - предлагаемые меры по совершенствованию власти не направлены на ослабление роли губернаторов. Президент прекрасно понимает, что если продолжать реформы в России, то без сильных губернаторов с этим просто невозможно будет справиться.
- Однако теперь в федеральных округах появляется новая сила - полномочные представители президента. Судя по всему, их-то полномочия будут не меньше губернаторских...
- Хорошо, давайте поговорим о федеральных округах и о функциях их руководителей. Во-первых, с самого начала вы не совсем корректно поставили вопрос. Россия вовсе не утратила свое прежнее административное деление, у нас по-прежнему 89 субъектов Федерации. Изменение административного устройства страны находится в исключительной компетенции Совета Федерации и требует внесений соответствующих поправок в Конституцию. Поэтому решение президента о создании федеральных округов не является изменением административно-политического устройства страны. Другой вопрос - зачем потребовалось сокращать количество полпредов президента с 89 до 7 и, соответственно, укрупнять, придавать иной масштаб их деятельности? Тут, я думаю, речь не идет о перераспределении конституционных полномочий губернаторов и полпредов президента. Речь о другом: слишком много за последнее время в наших регионах появилось плохо управляемых органов и организаций федерального значения, формально не подотчетных и неподчиняющихся местной власти, а по существу, забытых властью федеральной. Вот наладить эту вертикаль управления, привести в жесткое подчинение центру все органы федеральной власти на местах и призваны, насколько я понимаю, представители президента в федеральных округах. И в этом смысле у них будут исключительно серьезные полномочия. А то ведь как частенько бывало: организации федерального уровня в регионах, чувствуя свою забытость федеральной властью, приходили "под крыло" губернатора и таким образом теряли управляемость из центра.
- Во времена президента Ельцина Совет Федерации поддерживал главу государства в противовес оппозиционной ему Думе. Сегодня Дума на стороне президента. Собирается ли Совет Федерации, как и прежде, поддерживать, несмотря ни на что, главу государства?
- Совет Федерации никогда не поддерживал кого бы то ни было, исходя из каких-то сиюминутных политических устремлений или мотивов. Мы - палата совершенно иного качества, мы - палата регионов. Губернаторы же и главы региональных законодательных собраний - люди серьезные и напрямую связанные с населением на местах, которое доверило им представлять свои интересы в российском сенате. Именно такое качество верхней палаты российского парламента не позволяет появляться на свет сырым, популистским законам, а то и законам, которые лоббируются известными группировками.
- Какие группировки вы имеете в виду?
- Разного рода криминальные структуры, нефтяных "королей", энергетических монополистов, водочных "королей"... Поверьте, их немало сегодня.
- Российские регионы разные: есть богатые, есть - не очень. Есть дотационные, есть регионы-доноры. И все-таки, существуют ли для всех регионов России наиболее типичные проблемы, которые надо решать в первую очередь?
- Существует одна проблема - одинакового, достойного прожиточного минимума для гражданина России, где бы он ни проживал - в Москве или в сельском районе Дальнего Востока, предположим.
- Значит ли это, что жизнь в Москве сегодня несравнимо лучше, чем в провинции?
- К сожалению, это так. Как мне представляется, это одно из неизбежных следствий того, что у нас с самого начала реформ не было хорошо продуманной экономической стратегии. Мы провели быструю и, по существу, воровскую приватизацию, печальные результаты которой позволили небольшой группе людей владеть львиной частью собственности. Мы, наконец, сконцентрировали в Москве около 80 процентов финансовых ресурсов страны, которые, мягко говоря, не всегда правильно расходовались. Разумеется, все эти перекосы сказались и на экономике российской глубинки, и на обострении социальной жизни россиян в провинции. Сегодня я могу сказать вам со сдержанным оптимизмом, что положение постепенно начинает меняться. Во всяком случае, в пяти-шести регионах России динамика экономического роста составляет около 20-30 процентов. Лидеры этих регионов встречались с президентом Аргентины и вызвали его живейший интерес своими сообщениями. Впервые за 10 лет в этих регионах России возникла острая потребность в квалифицированной рабочей силе. Прежде всего на промышленных предприятиях. Это говорит о начале устойчивого экономического роста.
- Вы назвали приватизацию в России воровской. Но сегодня, как известно, речь идет о новой попытке разрешить в России частную собственность на землю. Есть ли гарантии, что приватизация земли не станет тоже воровской?
- Мы не против частной собственности на землю. Но считаем при этом, что приватизация земли должна быть тщательно, без спешки и, я бы сказал, скрупулезно подготовлена. Если мы примемся приватизировать землю за бесценок, с таким же большевистским наскоком и нахрапом, с каким приватизировали российские предприятия - катастрофы не избежать. Необходимо очень вдумчиво и очень взвешенно подготовить соответствующую законодательную базу, прийти к полному согласию в обществе по этому вопросу. Иначе, мы опять оставим без земли того, кто призван на ней работать - российского крестьянина. Опять-таки, хочу сказать, что Совет Федерации может и должен сыграть здесь свою стабилизирующую, разумную роль. Свою контролирующую роль должна сыграть и государственная власть...
- Если позволите, вопрос, касающийся внешней политики России. Сегодня вы говорите о необходимости создания многополярного мира. Но не кажется ли вам, что заметное сближение России и Китая создает реальные предпосылки для образования второго (после США) глобального полюса - альянса крупнейших в мире азиатских держав?
- У нас хорошие отношения с Китаем, глупо было бы это скрывать. Кроме того, это колоссальная по населению и поразительно динамично развивающаяся страна. Я думаю, что в ближайшие десятилетия, Китай обойдет по основным показателям Соединенные Штаты и станет лидирующей в мире державой. Мы строим свои экономические и политические отношения с Китаем на далекую перспективу, но это отнюдь не означает, что в перспективе наших отношений - создание какого-то альянса с целью возвращения к двуполярному миру. Нет, мы стараемся развивать такие же отношения и с другими мощными державами, например, с Аргентиной или Бразилией. Мы полагаем, что эти страны тоже, как Россия, Китай и Соединенные Штаты могут и должны стать полноправными элементами такого понятия, как многополярный мир.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников