07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТКРЫТИЯ НАТОЩАК

Лескова Наталия
Опубликовано 01:01 03 Июня 2003г.
Дважды ученые из подмосковного Пущина вместе со своими коллегами из других научных центров страны ходили пешком к Дому правительства в Москве - а это около 140 километров. Ходили с плакатами и лозунгами, митинговали, требуя денег, чтобы оживить умирающую с голода науку. Прошлогодний поход в июне месяце принес российским ученым, по словам председателя совета профсоюзов РАН Валерия Соболева, пять миллиардов рублей. Хотя требовалось значительно больше. Зарплата научного сотрудника в НИИ сегодня в среднем - три тысячи рублей. Это больше, чем ничего. Но на современные приборы и опытные материалы не хватает - довольствуются подручными средствами. "В этом году опять в поход?" - поинтересовалась я у Соболева.

- Если аналогичные акции проводить каждый год, они перестанут быть эффективными, - объясняет Валерий Николаевич. - В этом году 3 июля мы собираемся созвать чрезвычайное собрание представителей научных коллективов России. В его работе мы пригласили принять участие президента Владимира Путина, министра финансов Алексея Кудрина и министра экономического развития и тоговли Германа Грефа. В направленных в их адреса письмах-приглашениях пишем о том, что утвержденное нашим президентом решение о поэтапном увеличении объемов финансирования научных исследований исполнители могут свести на нет. Но мы не собираемся плакать и жаловаться на свою судьбу. Разработали несколько конструктивных программ, приняв которые, можно возродить российскую науку. Мы в это верим...
Оптимизм Соболева держится "на честном слове". Кабинет в здании президиума РАН в Пущине, где мы обсуждаем нужды ученых, похож на пристанище беженца. Обгоревшая проводка, сваленная в углу старая мебель, обломки оргтехники и единственный работающий компьютер... На стене - картинка, выполненная пущинским художником: человечек-"правительство" тянет за горло человечка-"ученого", приговаривая: "Выше голову, российская наука!" Соболев усаживает меня на единственный в комнате целый стул. "У нас был пожар", - извиняется он. Пока мы беседуем, в кабинет заходят научные сотрудники - сдают заявления о материальной помощи. "Хорошо, не волнуйтесь", - утешает Соболев тоном психоаналитика. Когда двери закрываются, тяжело вздыхает. Денег нет. Людей, которые живут на нищенскую зарплату, кормят в основном собственные огороды.
На местном рынке я познакомилась с научным сотрудником из Института фотосинтеза белка, который уже три года продает мясо. Пенсионерка Анна Ильинична держит козу, делает творог и сыр. А пять лет назад работала в Институте биофизики лаборантом. Она рассказала, что на рынке половина торговцев - научные сотрудники. Есть, например, кандидат физико-математических наук, которая лет восемь ездит "челноком" в Турцию и Польшу, торгует одеждой и обувью.
- Чему тут удивляться? - говорит она. - Получаю чуть больше двух тысяч рублей. Двое детей, маленькая внучка. Мужа нет. 20 лет назад я окончила МГУ, свою научную работу всегда любила, строила планы на удивительное будущее... А оно и вправду удивило.
В Пущине около 20 тысяч человек населения, а научно-исследовательских институтов - около десятка. Концентрация "высоких лбов" очень высока. Два института биофизики, почвоведения, фотосинтеза, белка, биоорганической химии, биологического приборостроения, биохимии и физиологии микроорганизмов, математических проблем биологии... Городок был задуман в начале 60-х годов ХХ века как научный центр, где концентрируется интеллектуальный потенциал страны. Многие жители города работают в институтах или учатся в Пущинском госуниверситете, чтобы потом пополнить их ряды. Есть здесь и филиал МГУ. Открытия, сделанные в стенах здешних научных заведений, невозможно перечислить в одной газетной статье.
- Да, было много разного, - рассказывает Валерий Соболев. - Но после перестройки наука будто погрузилась в сон. Только из Пущина уехало за рубеж более тысячи молодых, наиболее одаренных ученых. Вернулись единицы. Прошла волна сокращений. Жизнь в наукограде замерла.
Было время, когда ученым в Пущине не платили зарплату месяцами. Сидели без света и воды. Соболев рассказывает, как однажды, чтобы спасти уникальную коллекцию микроорганизмов, научным сотрудникам пришлось принять трудное решение: разойтись по домам, сидеть без работы и денег около двух месяцев. В противном случае институт пришлось бы отключить от электроэнергии, и микроорганизмы погибли бы. "Многие питались хлебом и водой, но никто не сдался", - вспоминает Соболев.
- Чиновники не дают нам скучать, - говорит доктор биологических наук, действительный член РАЕН, профессор кафедры биофизики физического факультета МГУ, зав. лабораторией физической биохимии Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН (Пущино) Симон Шноль. - Мало того что правительство в этом году пытается сократить расходы на науку втрое. С осени нынешнего года нас переводят на систему выборочного финансирования - грантов, когда деньги станет проще получать "по блату", а не в виде поощрения серьезных научных начинаний.
...Я не видела в Подмосковье города красивее, чем Пущино. Говорят, при Хрущеве, мечтавшем распространить науку по всей России, это место выбирали с вертолета. И выбрали нечто уникальное - среди заливных лугов, на границе лиственных лесов и подмосковной тайги, на берегу Оки. Маленький рай на юге Подмосковья живет надеждой на то, что не будет вычеркнут из российской истории, и борется за это.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников