05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАТАЛЬЯ РИМАШЕВСКАЯ: "НАШ ПРОЖИТОЧНЫЙ МИНИМУМ ОЧЕНЬ ТОЩИЙ"

Беднов Сергей
Статья «НАТАЛЬЯ РИМАШЕВСКАЯ: "НАШ ПРОЖИТОЧНЫЙ МИНИМУМ ОЧЕНЬ ТОЩИЙ"»
из номера 102 за 03 Июня 2004г.
Опубликовано 01:01 03 Июня 2004г.
"Труд" продолжает обсуждение вопросов обеспечения достойного качества жизни россиян. На этот раз редакция попросила известного ученого, директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Наталью Римашевскую проанализировать практические шаги федерального правительства по преодолению масштабной бедности.

- Наталья Михайловна, есть расхождение в цифрах, которое смущает. По вашим оценкам, в бедности живут около 60 процентов населения страны, по официальным данным - менее 20 процентов. Из чего вы исходите в своих расчетах?
- Я пользуюсь исключительно данными Госкомстата. Статистика не говорит о том, сколько у нас обездоленных. Она показывает: сколько людей имеют доход ниже прожиточного минимума. А уже наша воля выводить черту бедности - это могут быть и те, кто имеет один прожиточный минимум, полтора, два и даже три. Это зависит от интерпретации цифр. По данным Госкомстата, на первый квартал 2004 года у нас насчитывалось 29 миллионов человек, получавших доходы ниже прожиточного минимума.
- Тогда же взялись 60 процентов?
- Моя логика проста и в отличие от правительственной не расходится с общепринятыми стандартами ООН. В определении бедности надо учитывать не только минимальную потребительскую корзину (еда, одежда), но и другой необходимый минимум - жилищную обеспеченность. Это не моя выдумка, а принятый стандарт учета прожиточного минимума в мире. Мое ноу-хау заключается в другом. В результате исследований нашего института мы выяснили, что жилье у около 60 процентов семей нашей страны нуждается в капитальном ремонте. Поэтому я считаю, что за рамками границы бедности некорректно оставлять тех, кто не имеет минимума жилищной обеспеченности. И потом минимальный прожиточный минимум не обеспечивает полноценного питания, такие люди - это не бедные, это, знаете ли, иначе называется. Бедные - это те, у кого доходы не больше двух прожиточных минимумов. Их у нас насчитывается примерно 20 процентов.
- Что даст учет бедности по вашей схеме?
- Не по моей. Это закон - минимальная корзина должна постоянно обогащаться в связи с изменением условий жизни. Сегодня у нас есть бесплатный или льготный проезд в общественном транспорте, а завтра не будет. Раз так - надо эту перемену включать в прожиточный минимум, что не делается. Или наличие телефона - это минимальная потребность, ее тоже надо включить в прожиточный минимум. Сегодня в связи с ростом платы за жилищно-коммунальные услуги люди недоедают, но платят за жилье. И если их доходы выше прожиточного минимума, они "съедаются" коммунальными платежами. Что опять же действующая корзина не учитывает. По закону уровень прожиточного минимума меняется каждые пять лет. У нас он не менялся с 2000 года. Его пересмотр планируется лишь на 2005 год, поэтому я считаю, что стандарт прожиточного минимума у нас остается нечестно тощим, искусственно сокращая число бедных.
- И если изменить этот самый стандарт, число обездоленных перепрыгнет за отметку в 60 процентов?
- Их количество в жизни не увеличится, а в цифрах возраcтет. Так у нас было в 2000 году, когда число нуждающихся считали по корзине 1992 года.
- Получается, что 17-процентная статистика бедных - это неправда?
- Посчитано-то все верно. Разница в интерпретации: статистика дает честные данные, власти не хотят их корректировать. Лезть в существо цифр приходится ученым.
- Как вы полагаете, объявленная государством борьба с бедностью - дело реальное? За обещанные им два-три года мы выкарабкаемся из нужды?
- Преодоление бедности связано с теми факторами, которые ее формируют. Таких факторов три: низкая оплата труда, безработица и неплатежи. По официальным данным, треть работников сегодня получает заработок, который ниже прожиточного минимума, а две трети, или более 60 процентов, получают зарплату, на которую они не могут прокормить себя и ребенка на уровне пресловутого прожиточного минимума. Если государство в бюджетной сфере определяет зарплату ниже прожиточного минимума, то рыночным такое действие не назовешь. С трибун у нас говорят, что почти не осталось долгов по зарплатам. Госком-стат утверждает иное: долг по зарплатам в бюджетной сфере сегодня составляет около 30 млрд. рублей. Эти три составляющие экономической бедности опасны тем, что вместе взятые определяют крайне низкий уровень пенсионного обеспечения. Только в этом году средняя пенсия сравнялась с прожиточным минимумом.
Вот по каким критериям надо лупить по бедности.
- Уже известны размеры компенсации льгот. Первая реакция на них скептических экспертов - "год-другой льготы будут компенсировать, а потом перестанут", как уже было с компенсацией на отмену налога с продаж и дорожным строительством. Как долго эти компенсации должны выплачиваться с точки зрения ученого?
- Я бы перевела разговор вообще в другую плоскость. Нужны льготы по налогам. Надо налоговую систему устраивать так, чтобы те, кто получает высокую зарплату, платил больше, чем те, кто получает среднюю зарплату, а те, кто маленькую, - вообще от налогов освобождался. Несмотря на то, что минимальная зарплата сегодня составляет четверть от прожиточного минимума, люди, ее получающие, как все, платят 13 процентов подоходного налога. Но они вообще не должны платить налог! У нас же бестолково: с бедных сначала берут налог, а потом им доплачивают. Я всегда была против адресной помощи. Например, пособие на детей. Что значит давать его "адресно"? Это значит только семьям, где доходы ниже прожиточного минимума. Но вместо того, чтобы поднять заработную плату работнику в этой семье, повысив его мотивацию к труду, мы бюджетные деньги перекладываем из одного кармана в другой. При этом растим прослойку чиновников, которые, распределяя эти ресурсы, "съедают" еще больше денег на собственные административные расходы.
- То есть выплата компенсаций - все же дело временное?
- Неизбежное и тактически оправданное. Непредвзятый наблюдатель не может не видеть очевидной тенденции - снижения числа бедных в стране примерно с 2000 года. Другое дело - темпы низкие. И вряд ли они заметно возрастут в ближайшее время. Нужна другая стратегия.
- Тогда что мешает вместо выплат компенсаций поменять налоговую систему?
- Скудость казны. Вероятно, выбрав путь выплат компенсаций, правительство экономит, считая, что обойдется меньшими расходами. Может, как мера временная - это верный шаг. Но на стратегическом этапе решения проблемы со всей очевидностью встанет вопрос о существенной модернизации налоговой системы.
- Так все же, ваш прогноз: удастся правительству резко снизить число бедных в отведенные ему два-три года?
- Если два-три года границу устаревшего прожиточного минимума не будут менять, то нет вопросов - даже победим бедность. Но только на цифрах, а не в реальной жизни. Если в 2005 году мы изменим стандарт прожиточного минимума, то, по расчетам экспертов нашего института, уменьшить бедность в два раза стране удастся к 2010 году. Это без учета жилищной обеспеченности.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников