04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76


ИГОРЬ ВОЛОШИН: "КОГДА МЫ ПРЕДСТАЕМ ПЕРЕД БОГОМ, НАМ УЖЕ НЕ ЗА ЧТО ПРЯТАТЬСЯ"

Кваша Семен
Статья «ИГОРЬ ВОЛОШИН: "КОГДА МЫ ПРЕДСТАЕМ ПЕРЕД БОГОМ, НАМ УЖЕ НЕ ЗА ЧТО ПРЯТАТЬСЯ"»
из номера 120 за 03 Июля 2008г.
Опубликовано 01:01 03 Июля 2008г.
В российский прокат выходит "Нирвана" - мощный полнометражный дебют молодого режиссера Игоря Волошина. С режиссером картины, которую называют российским ответом фильму "На игле" Дэнни Бойла, встретился корреспондент "Труда-7" Семен Кваша.

ОБЫКНОВЕННАЯ ФАНТАСМАГОРИЯ
- Ваш фильм, судя по всему, очень далеко ушел от сценария: простую историю вы сняли в виде фантасмагории. Почему местом ее действия вы выбрали Петербург?
- Сценарий действительно был совсем другой - он зацепил меня лишь очень трогательными и живыми взаимоотношениями людей; по нынешним временам это дефицит, в современных сценариях это изначально практически отсутствует. А история "Нирваны" сразу вызывала сочувствие, напоминала теплую встречу с очень близкими людьми. Я за это ощущение уцепился, чтобы... вообще начать снимать. Я давно работаю в кино, но путь к этому фильму у меня был нелегкий.
А по поводу Питера я вам сейчас историю расскажу. В 2000 году я как-то приехал в этот город по делам, прибыл очень рано, в пять или шесть утра, но было уже светло. Вышел на Московском вокзале, пошел по Невскому, дошел до Дворцовой площади - и не встретил ни одного человека. Вот это чувство я до сих пор помню: идешь по городу, где недавно как будто взорвалась нейтронная бомба, и ты абсолютно одинок в полном смысле этого слова. "Нирвана" в некотором смысле и есть созданное в Питере воплощение этого одиночества.
- В вашем фильме совершенно обыденные персонажи - док-тора, банкиры, клерки, курьеры - носят на голове безумные прически, дикий грим и одежду. Почему?
- Мне кажется, что в современном мире (который я выношу с трудом) человек одинок, как сирота. Человек пытается доказать, что он есть, всеми доступными способами. Помните, раньше не было пирсинга, а сейчас мы к нему даже и привыкли. Вот представьте, вы прокалываете себе нос. Ухо и то больно проколоть, а я не говорю про губы, язык, щеки. А самое больное - потом носить в себе колечко, пока там все не заживет. Но зато это здорово, это красиво, это делает тебя не таким, как все.
И вот мы пытаемся доказать, что мы есть, рвемся к этому. Мы выставляем напоказ цвет волос, штанов, татуировки, шрамирование, пирсинг. А кроме того, мои персонажи - клерки, банковские работники, служба доставки - все подчинены своей иерархии. Костюмы для каждого из них мы придумывали в зависимости от рода занятий персонажа.
Мне нравится, когда человек прячется за какую-то форму, за маску. Рано или поздно тайное становится явным, но происходит это в момент прощания с этой жизнью.
- А почему, когда герои встречаются после смерти одного из них, они уже не носят этих странных нарядов?
- Когда мы предстаем перед Богом, нам уже не за что прятаться.
ИГРА В ГОРОДАХ
- Что для вас и для фильма значат Москва и Питер?
- Знаете, противостояния, наверное, нет. Но все-таки Питер - это город, в котором человек может понять, что он есть. В Москве такая гонка, такой ритм, что человек с трудом даже может задуматься. Нельзя творить у этого денежного алтаря, на который тут все приносят жертвы, и это я говорю безо всякого осуждения, просто констатирую факт. В Питере никогда даже в самом модном заведении не встретишь такого количества понтов, какое в Москве есть у каждого второго. Поэтому наша героиня Алиса уезжает в свой медитативный трип сюда, в этот город, и проходит через свое становление как человека именно здесь. Я где-то прочитал, что Петербург - проект, который возник в чертеже и был исполнен как декорация. И с тех пор так и стоит, только поколения меняются.
- А вам что больше нравятся - города-конструкты, как Питер или Мадрид, или естественные поселения, которые растут сами, как грибы?
- Это зависит от того, в каком внутреннем ритме я двигаюсь в тот или иной момент времени. Иногда идешь по Питеру, страшный шум, тысячи людей, туристы - такое ощущение, что упал в людское море. В этот момент я представляю себе, что нахожусь на горе Ай-Петри и передо мной чаша синего-синего моря и неба. Я могу там оказаться в одну секунду, мне не надо никуда ехать. Но в то же время я очень люблю Нью-Йорк. И Беляево в Москве.
РЕФЛЕКСИРУЮЩИЙ ДЬЯВОЛ, ИЛИ БОГ В КАЖДОМ
- В вашем фильме самая интересная фигура - наркоторговец Ларус, герой Евланова. Он оправдывает себя или нет? Как он мирится с собственным занятием?
- Для меня Ларус - один из образов Сатаны. Вся штука в том, что герои видят в нем человека сомневающегося, рефлексирующего, но для меня он дьявол, который схватит тебя и потащит в самую последнюю дверь в аду. Там, где необходимо показывать Зло реальным Злом, оно не может быть размыто, неконкретно.
- Ну да, он же искуситель...
- Да, мало того, мы ему сделали грим, его только в кинотеатрах видно на крупных планах - у него такая настоящая чешуя.
Вообще наркотики в этом фильме - отдельная большая тема. Герои такие, какие они есть, не потому, что употребляют наркотики, не потому, что от этого их жизнь становится цветной. Больше всего я боялся какой-то пропаганды. Чтобы ни у кого, не дай бог, не возникло ощущения, что это круто и здорово.
- Вот считается, что в "Онегине" Пушкин сделал своим резонером Татьяну. А в "Нирване" есть "ваш" персонаж?
- Знаете, я тут недавно с Дуней Смирновой по этому поводу прямо-таки поругался. Она посмотрела фильм и говорит: "Ларус - это ты. Ты в этом весь". Я не согласен. Часть меня есть в каждом персонаже, я в каждом из них, как невидимый дым. Наверное, я отчасти и есть тот самый Ларус. Потому что я, как человек сомневающийся, пользуюсь действенными инструментами, находясь в состоянии вечного сомнения и... исповеди, наверное. Я, наверное, руины вот эти, в которых история происходит. Вот этот город. Я опять иду по нему и чувствую, что я им и являюсь. Все эти каналы - это моя кровеносная система.
- Можете рассказать, над чем вы сейчас работаете?
- Мы сейчас делаем фильм "Я", сегодня у нас как раз первый выходной. Это фильм про большую боль той значительной части моего поколения, которая уже на кладбище. Например, в том городе, из которого я уехал в Москву учиться, то есть в Севастополе. Охватываем мы период с 1984 по 1994 год. Мы видим развал страны, уничтожение всех ориентиров, которых по сути и не было. Очень жестокая история про людей, которые приходят в мир чистыми и попадают под колесницу страданий, насилия и жестокости. Тяжелое кино, в общем.
"НИРВАНА"
Девушка Алиса решает сменить обстановку и переезжает в Петербург. На новом месте она знакомится с парочкой законченных наркоманов, девушкой-барвумен Вэл и раздолбаем Валерой Мертвым, и ее затягивает в их жизнь, как в воронку. Фильм Игоря Волошина привлек к себе внимание еще в процессе съемок - в репортажах со съемочной площадки молодые, но уже достаточно известные актеры Артур Смольянинов, Михаил Евланов, Ольга Сутулова, Мария Шалеева и шоумен Олег Гаркуша расхаживали в причудливом гриме и диких прическах.
Впрочем, и у самого Игоря Волошина биография изобилует сюжетными поворотами. Уроженец Севастополя, без пяти минут профессиональный дзюдоист, готовившийся поступать в медицинский институт, он приехал в Петербург на каникулы и остался там на долгие годы: в 1992-м устроился работать кассиром в Театр на Большой Морской, через год был принят в штат труппы. Устраивал перформансы в метро и на улицах города, писал и ставил собственные пьесы. В 1998 году поступил в драматургическую мастерскую ВГИКа.
Первым шагом в его кинокарьере стал документальный фильм "Сука" (2001 год) о "заднем дворе" чеченской войны, дебютом в игровом кино - короткометражка "Охота на зайцев" (2003 год). В 2004-м стал лауреатом премии "Триумф". Его фильмы были отмечены спецпризами на престижных фестивалях, среди которых Берлинале и Роттердамский кинофестиваль. "Нирвана" также была отмечена призом за лучший дебют на "Кинотавре-2008".


Loading...








В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников