08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БУМАЖКА С НОГАМИ

Сидоров Анатолий
Опубликовано 01:01 03 Сентября 2003г.

Эта простая истина стала понятна мне после того, как попытался прописать к себе племянницу из

Эта простая истина стала понятна мне после того, как попытался прописать к себе племянницу из провинции.
В паспортном столе мне объяснили, что надо заключить с ней специальный договор, в котором она отказывается от претензий на мою собственность, так как в семье есть несовершеннолетний ребенок. С запросом от нотариуса я и явился в орган опеки и попечительства муниципалитета "Восточное Дегунино" Северного административного округа столицы. Строгая дама мельком просмотрела мои документы и сразу сказала, что "Договор купли-продажи" моей квартиры, заключенный еще в 1995 году, для их организации недействителен, а требуется специальное свидетельство.
Когда заканчивался второй месяц сбора бумаг (стоимость только одной доверенности 340 рублей, а их надо три, плюс четыре свидетельства - по 240 рублей за штуку), нотариальные работники задали мне прямой вопрос: "У вас что, деньги лишние?" Выяснилось, мой "договор" вполне дееспособная бумага для органа опеки и попечительства.
Опускаем семейные неурядицы, испорченные каникулы ребенка. На очередном приеме, но теперь уже у другой сотрудницы "органа" Елены Голубковой, у меня приняли все документы. Но попросили кроме поэтажного плана и экспликации на квартиру (зачем им этажи и планы?) еще справочку - о стоимости квартиры. Добыл (330 рублей штука). Расстались почти друзьями.
Через две недели звонок на квартиру (неужели разрешение готово?) Не тут-то было! Очередная работница "органа" Надежда Кейчева затребовала новый документ со сведениями о племяннице. С какой целью два месяца подряд работники органа опеки и попечительства муниципалитета "Восточное Дегунино" требуют совершенно ненужные документы?... Ведь ни одна из них не придет в мою квартиру и не проверит, будут ли ухудшены на самом деле жилищные условия моего ребенка или нет - все решается на основе бумажек. Чем их больше, тем, выходит, обоснованнее решение?
Есть у этой истории, думается, и оборотная сторона. Ежедневно в столице свершаются сотни, если не тысячи сделок с жильем, в котором живут несовершеннолетние дети. Каждая из них должна быть одобрена соответствующим органом опеки и попечительства. Работает эта организация (в моем случае ей руководит Людмила Кириллова) неторопливо, основательно (на себе проверил) и рассматривает дела в течение двух месяцев. К этому надо прибавить месяцы на сбор бумаг. Если все выполнять так же скрупулезно, как в моем случае, то рынок жилья в Москве просто остановится. Вывод напрашивается такой: или в столице существует сверхскоростная система сбора и проверки документов, которая мне незнакома, или органы опеки проявляют "сверхплановую принципиальность" только в отдельных случаях.
Нужны ли органы опеки столичной системе управления? Безусловно. Право детей на собственное жилье должно быть надежно защищено. Только не такими бумажными опекунами, как в "Восточном Дегунино". Складывается впечатление, что эту контору создали не для помощи детям, а ради выгодного трудоустройства "очередной партии старушек" в доме призрения, как писали известные сатирики.
Пошел третий месяц моих опекунских мытарств. Нужную (ненужную) справку я в "опеку" предоставил. Что теперь? Ждать нужное решение или запроса очередной никем не санкционированной справки?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников