05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДУХОВНОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ

Коптева Елена
Опубликовано 01:01 03 Октября 2003г.
На недавнем совещании в правительстве Чечни было вновь обращено особое внимание руководителей всех силовых структур - республиканских и федеральных, дислоцирующихся на территории республики, - на необходимость защитить мирных людей от произвола и насилия.

Проблема обеспечения безопасности жителей приобрела столь острый характер, что превратилась в первоочередной, самый насущный вопрос Чечни. Нынешний глава республики предложил создать межведомственную комиссию, которая имела бы самые широкие полномочия для выявления местонахождения пропавших без вести людей. По данным осведомленных источников, это предложение готов поддержать и Кремль.
Таким образом, еще до подведения итогов выборного процесса нынешняя чеченская администрация демонстрирует вес и авторитет, одновременно утверждая свою особую роль в отстаивании местных интересов перед федеральным центром.
Очевидно, что и.о. президента республики серьезно обеспокоен перехлестами в зачистках и тайными похищениями людей, которые создают напряженность в отношениях с мирным населением и зачастую помогают сепаратистам вербовать сторонников. Прокуратура по поводу этих эксцессов, как правило, бездействует, военные власти хранят молчание, в районных и местных администрациях только разводят руками. Куда остается идти пострадавшим людям?
"Палестинизация" некоторых боевых отрядов и потенциальная возможность рекрутирования шахидов из части мирного населения делают войну практически нескончаемой. А между федеральными силами и боевиками - мирное население, страдающее от зачисток, анархии, экономического и социального хаоса. Население, жаждущее мира, стабильности, порядка.
Еще один фактор: внутричеченская рознь. На протяжении ста с лишним лет среди чеченцев не было политических убийств. Сначала внутреннее противостояние спровоцировала прежняя российская власть, метавшаяся от поддержки режима Дудаева к вооружению антидудаевской оппозиции. И если на протяжении первой чеченской войны внутринационального конфликта удалось избежать, эта трагедия все же произошла, когда в республике укрепились ваххабиты. После первой войны экстремисты поняли, что Чечня может стать подходящим регионом для отработки партизанских действий международного терроризма.
В Чечне сейчас действуют очень мощные силы, представляющие псевдоисламский экстремизм, - и военные, и идеологические. Главный геополитический и военный враг террористов - Россия. Но в духовно-идеологическом аспекте экстремизм особенно агрессивен по отношению к народам Северного Кавказа, которые исторически исповедуют ислам в суфийской форме. Суфизм рассматривается ваххабитами как злейшая из ересей. Ваххабитские проповедники стали требовать, чтобы чеченцы отказались от многих своих религиозно-культовых обычаев и традиций. Ваххабиты разрушали могилы святых учителей, оскорбляли память чеченских народных героев, унижали достоинство чеченских женщин.
Распространение экстремизма привело к разжиганию внутричеченского конфликта. И еще неизвестно, какой размах могла бы принять эта бойня, если бы не отпор ваххабитам со стороны нынешнего лидера Чечни Ахмата Кадырова. И теперь, всенародно избрав президента республики, можно защитить чеченскую молодежь от ядовитого "псевдоислама", за которым скрываются террористы.
Значительную роль в этой борьбе за "мир в умах и душах" могут сыграть суфийские ордена. Большинство чеченцев, несмотря на оголтелую пропаганду "чистого единобожия", которую вели и ведут до сих пор ваххабитские "эмиры", по-прежнему почитают суфийских шейхов-учителей и следуют их духовно-нравственным заветам. Экспорт радикального "арабского ислама" натолкнулся на упорное сопротивление традиционных духовных структур. Именно суфийские ордена поддержали ориентацию чеченского общества на Россию, которая даже в периоды военного противостояния с кавказцами демонстрировала относительную веротерпимость. Этот фактор, в частности, стал определяющим для многих представителей традиционного суфийского ислама, в том числе и для бывшего муфтия Ахмата Кадырова, который в настоящее время выступает как политическая фигура, способная согласовывать интересы федерального центра и чеченского общества.
Этот альянс российской власти и традиционного чеченского духовенства уже начал приносить плоды. Бывший муфтий и его сторонники ведут работу с боевиками. Во время первой войны часть чеченцев была в эйфории от того, что их узнал весь мир. Сейчас для "палестинизированных" чеченцев это уже совершенно не важно - как здесь говорят, они сражаются "перед лицом Аллаха". Отчаявшихся людей легко толкнуть на крайний шаг, из них можно вербовать шахидов-самоубийц, формировать террористические группы. Но и здесь террористам противостоят духовные лидеры, доказывающие соотечественникам, что шахидизм и терроризм являются преступлениями против Всевышнего, что террористы, по сути, предают свои семьи, свою веру, свой народ.
Важным этапом сотрудничества российской власти с традиционными исламскими структурами Чечни могла бы стать работа комиссий по примирению кровников. В рамках суфийских братств давно сформировались такие механизмы примирения. Внутричеченское согласие является самой важной предпосылкой будущих преобразований, которые будет реализовывать новая администрация республики. Это работа, требующая не одноразовых, а ежедневных, кропотливых усилий.
Лишь один пример. С момента утверждения у власти Дудаева почти полностью была ликвидирована республиканская система образования - школы, техникумы и университеты. Учебная сеть, которая не только "производила" знания, но и воспроизводила пророссийский, даже европейский образ мысли, фактически исчезла. За десять лет выросло поколение, отчужденное от российских ценностей, от нашего понимания мира и даже от того поколения чеченцев, которое получало образование в советские годы.
И многое в этой сфере уже сделано, особенно для младших детей. Открываются школы - пока, правда, слабо оборудованные, возвращаются учителя - пока, правда, единицы. Но дело сдвинулось с мертвой точки. Необходимы интернаты, профессиональные училища, новые вузы.
Конечно, в восстановлении нуждается не только образование. Придется практически заново создавать здраво-охранение, социальные службы, учреждения науки и культуры. Придется строить дома и заводы, восстанавливать мосты и открывать кафе.
Проблем в Чечне много. Проблемы сложные, острые, требующие скорейшего решения. И после выборов этих проблем меньше не станет. Поэтому республике нужны сильная власть, сильный и решительный президент. Только такой справится.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников