11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЛАСТЬ ПРИЗВАНА УПРАВЛЯТЬ, А НЕ ПОДЧИНЯТЬСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

Байгаров Сергей
Опубликовано 01:01 03 Ноября 2000г.
Оказывается, в стране уже четыре года действует полигон, на котором отрабатывается модель управления экономикой, проверяются элементы эффективной промышленной политики. При определенных условиях эти наработки могут быть распространены на всю Россию.Речь идет о Курганской области. Недавняя встреча президента Владимира Путина и губернатора Олега Богомолова показала, что в Москве внимательно следят за делами в Зауралье. Кроме того, Кремль еще раз продемонстрировал свою сугубо прагматическую позицию: оценивать руководителей субъектов Федерации будут отныне не по их политической окраске, а по практическим делам. Директора предприятий, сумевшие пережить лихие годы, могут стать тем "секретным оружием", с помощью которого Россия наконец-то выберется из затянувшегося кризиса.

"ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО" МЕСТНОГО МАСШТАБА
Серьезная промышленность появилась в Курганской области в 1941 году. Сюда вывозили многие заводы из Белоруссии, Украины, Москвы. Они и составили после войны индустриальную основу области. Все предприятия сохранили военный профиль и в мирное время. Так что Курганской области не повезло: на момент распада Советского Союза и начала "великих" экспериментов с экономикой на ее территории доминировал военно-промышленный комплекс. Нет здесь ни нефти, ни газа, ни других ценных полезных ископаемых. В 1991 году началась конверсия, в результате которой вся "оборонка" (95 процентов предприятий области) осталась за бортом.
Кризисная ситуация в промышленности продолжалась вплоть до 1997 года. Хаос и развал усугубляла местная власть, которая следовала расхожему в то время убеждению: мол, рынок все сам расставит по своим местам. Не расставил. Прежняя администрация провела лишь тотальную приватизацию, заслужив похвалы "за демократические преобразования". Однако распродажа заводов отнюдь не улучшила положения. Началось обвальное падение объемов производства. Меньше товаров - тоще областной бюджет, делить практически стало нечего. Впереди замаячила вполне реальная катастрофа с массовой безработицей, волнениями и деградацией всей жизни.
В такое смутное время губернаторское кресло занимает Олег Богомолов. На выборах он победил под лозунгом всемерной помощи курганским промышленникам и предпринимателям. Народ ему поверил, а вот генералы от производства поначалу скептически отнеслись к обещаниям, решив, что это не более чем предвыборный ход. Какая помощь, если денег в казне не хватает даже на выплату зарплаты бюджетникам, если инвестиции в этот "медвежий угол" не доходят?
И все-таки с приходом команды нового губернатора в первый же год начался рост объемов производства. Это было тем более заметно, что практически вся российская промышленность, не связанная с экспортом сырьевых ресурсов, падала. Положительная тенденция в Курганской области сначала была едва заметна - один-два процента. Зато сейчас за первые девять месяцев нынешнего года рост составил 7,6 процента. Как же случилось это "экономическое чудо" областного масштаба?
- Дают всходы те зерна, которые мы посеяли три-четыре года назад, - говорит Олег Богомолов. - А чуда никакого не было. Просто администрация области впервые за последние годы повернулась лицом к производству.
Сначала под эгидой областной администрации создали Совет промышленников, в который ныне входят все генеральные директора крупных предприятий.
- Поначалу все было не так уж просто, - вспоминает заместитель главы областной администрации, руководитель промышленного департамента, а в недавнем прошлом сам директор завода Иван Евгенов. - В условиях безвластия многие руководители почувствовали себя этакими абсолютными монархами. Администрация практически не обладает пакетами акций, так что напрямую приказать что-либо невозможно. Тем не менее общий язык нашли.
Общий язык стало находить гораздо легче, когда поменялась структура промышленного департамента. По предложению губернатора его объединили с комитетом по имуществу. Москва дала "добро" на эксперимент. Кроме собственно промышленности, департамент занимается внешними экономическими связями, малым бизнесом и предпринимательством, оптовым рынком, потребкооперацией и работой с ценными бумагами.
Не замечать такую мощную структуру стало невозможно. А теперь начинается самое "страшное", из-за чего к области прочно приклеили ярлык - "красный пояс". Здесь замахнулись на святая святых - итоги приватизации.
ДВА ВЗГЛЯДА НА БАНКРОТСТВО
На самом же деле все обстоит гораздо проще. Дело в том, что курганские власти совершенно не интересует, кому принадлежит собственность. Главный критерий оценки - предприятия должны работать эффективно. Ведь как у нас в России происходило, да и происходит до сих пор? Нахватали собственности, чаще всего по дешевке, наобещали манну небесную в виде щедрых инвестиций и прочая, и прочая. Но ограничились только распродажей движимого и недвижимого имущества.
Четыре года назад в Курганской области покончили с таким "бизнесом". Если собственник, вопреки задекларированным намерениям начинал гробить предприятие, значит, пришло время на законных основаниях вмешаться в имущественные отношения и, возможно, сменить владельца. Собственники меняются по-разному. Наиболее радикальный путь - через процедуру финансового оздоровления, то есть банкротства.
Не проходит и дня, чтобы средства массовой информации, как местные, так и центральные, не писали бы о злоупотреблениях, связанных с процедурой банкротства. На сегодняшний день банкротят именно те предприятия, у которых на складе есть ликвидная продукция, оборотные средства или же привлекательная недвижимость. По закону у нас можно обанкротить любое предприятие. Если есть долг на сумму, эквивалентную пятистам минимальным зарплатам, то по настоянию кредитора это предприятие можно банкротить.
Идем дальше. На предприятие приходит арбитражный управляющий. По идее эти люди должны быть суперменеджерами, а на деле среди них много случайных людей, окончивших двухнедельные курсы. Есть и откровенные проходимцы. Да и получают арбитражные управляющие пять-десять тысяч рублей: стимул для работы в нештатной ситуации явно недостаточный. Значит, работают во имя чего-то другого... Это что-то другое может быть чем угодно, но только не интересами предприятия, они ведь не несут никакой ответственности за его дальнейшую судьбу.
В Курганской области удалось поставить все на свои места. Создается впечатление, что это чуть ли не единственный регион в России, где Закон о банкротстве работает так, как на то рассчитывали его авторы. Здесь действительно "финансово оздоровляют" именно те предприятия, которые в том нуждаются, в рамках закона меняют именно неэффективного собственника. А главное состоит в том, что в одном департаменте сосредоточились вопросы развития промышленности и управления собственностью. Значит, если предприятие и банкротится, то только для того, чтобы оно заработало в полную силу.
ТОЛЬКО РАБОТАЙТЕ
Новую экономическую политику команды Богомолова приняли не все. В 1997 году через процедуру банкротства со своими постами расстались пять генеральных директоров. Некоторые ушли сами. Все вдруг вспомнили, что надо считаться с интересами местной власти. А местная власть впервые в России приняла закон "О промышленной политике в Курганской области", утвердила концепцию развития промышленности до 2005 года.
Администрация области заключила с руководством предприятий двусторонние договоры. В них четко обозначены обязанности сторон. Властные структуры должны продвигать продукцию предприятий за пределами области, включая страны СНГ и так называемое дальнее зарубежье. Делать то, чем не гнушаются заниматься на своем уровне главы западных стран, включая президента США. Далее власти пообещали предоставить налоговые льготы, способствовать урегулированию тарифов на электроэнергию, воду, тепло, канализацию.
Со своей стороны, заводы должны обеспечивать оговоренные темпы роста, создавать новые рабочие места, выпускать конкурентоспособную продукцию и предоставить места представителям администрации в совете директоров. Сейчас, не имея практически ни на одном предприятии акций, администрация области имеет своих представителей во всех советах директоров.
Администрация скрупулезно выполняет свои обязанности. Она активно лоббирует интересы курганских промышленников во многих регионах. Выяснилось, что возможности местных машиностроителей очень плохо знают. Например, до Тюменской области отсюда рукой подать - всего-то двести километров. Но когда остро встал вопрос о поставках насосов для "нефтянки", они не знали, что их можно купить у своих соседей. Сейчас курганские изделия почти вытеснили зарубежные аналоги из Тюменской области и Ханты-Мансийского автономного округа.
Ежегодно в области устраиваются выставки промышленной продукции, куда съезжаются "купцы" из других регионов и сопредельных стран. Зауралье предлагает конечный продукт: плавающие транспортные машины, мини-трактора, коммунальную технику, тягачи, автобусы, различные насосы, нефтегазовое оборудование и многое другое.
Результаты взаимодействия областной власти и руководителей предприятий не заставили себя ждать. Особенно впечатляют они в этом году. Крупные и средние предприятия, на которых производится около 90 процентов объема промышленной продукции, получили за девять месяцев прибыль в размере двух миллиардов рублей - в 1,4 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Более чем на пять процентов снизилось доля убыточных предприятий.
На 2067 предприятиях с числом работающих 80 тысяч человек за три квартала нынешнего года произведено продукции на 10,6 миллиарда рублей. В 1997 году за весь год выпустили продукции почти в два раза меньше. Сегодня почти 93 процента крупных и средних промышленных предприятий работают устойчиво. Практически у всех хорошая перспектива, портфели заказов на 2000-2001 годы на большинстве заводов уже набраны. Каждое десятое предприятие подходит к освоению своих проектных мощностей. Фантастика! Такого не было даже в лучшие годы.
Восемь предприятий показали рост объема производства в 160 процентов! Повторяю, здесь нет сырьевых производств и цифры выводились отнюдь не с нуля. Как любит повторять местный военком: "Это у них там нефть, а у нас - только мозги".
НАПРИМЕР, "СИНТЕЗ"
Пять лет назад, выполняя волю ветеранов войны, вскрыли письмо, замурованное в стену одного из зданий фармацевтического предприятия АКО "Синтез". Ветераны призывали честно жить и трудиться. А еще - находиться на передовых позициях, так как такое прекрасное предприятие не может быть аутсайдером. На 1995-1996 годы пришелся самый черный период в истории комбината.
Комбинат "Синтез" занимает 130 гектаров основной площади и еще 50 гектаров под шламы от антибиотиков. Здесь сосредоточено несколько производств: природных антибиотиков (очень энергоемкое и материалоемкое производство), полусинтетических антибиотиков, эндокринных препаратов. Раньше делали инсулин, сейчас его не производят, так как чиновники почему-то этого не хотят. И наконец, есть здесь и производство лекарственных форм. Делают также одноразовые изделия службы крови. Хозяйство большое.
В советское время построено четыре похожих комбината - в Красноярске, Саранске, Пензе и Кургане. И только в последнем дела идут явно в гору. Почти все производства - таблетки, мази, присыпки, суспензии, стерильные растворы, настойки, спиртовые растворы - созданы за последние четыре года. Сейчас уже идет вторая волна реконструкции.
Поначалу у всех предприятий дела шли одинаково плохо. Еще во времена "перестройки" на фармацевтическую отрасль наложили ограничение по рентабельности. В условиях колоссальной инфляции (более тридцати процентов в месяц) это "мудрое" решение разрушило отрасль.
Генеральный директор Пшеничников занял пост в пик кризиса в 1996 году. Загрузка мощностей упала до 34 процентов от достигнутого в 1990 году. Персонал сократился до 3500 человек (сейчас 5300 человек), номенклатура лекарств упала до 40 наименований (ныне 210 наименований).
Тогда, четыре года назад, руководство комбината, несмотря на тяжелейшее положение, решило работать со всеми, идти на любые компромиссы, взаимозачеты, на что угодно, лишь бы поднять объемы производства, так как технология построена таким образом, что при низких объемах резко возрастают накладные расходы.
- Я удивляюсь, как мы тогда выжили, - вспоминает директор. - Мы втянулись в полосу жесточайших товарообменных операций, но шли навстречу врачам из Магадана, Иркутска, Хабаровска, других регионов. Тем самым наш коллектив поддержал хоть и низкий, но все-таки хоть какой-то уровень государственного здравоохранения. Иначе бы в больницах не было даже самых необходимых лекарств.
Вот тогда особенно пригодилась поддержка областной администрации, мэрии Кургана, местной Думы.
- Конечно, - говорит Пшеничников, - они не могут оказать нам финансовую помощь, речь идет об организационных мероприятиях. Например, РАО "Биопрепарат", куда структурно входит предприятие, в конце прошлого года выиграло тендер по противотуберкулезному препарату. Решили делать его в Кургане. Из Индии надо завезти сырье на шести огромных Ил-76. Мы бы и сами решили задачу, но с очень большими издержками, пришлось бы самолеты разгружать в Москве и только затем везти сырье в Курган. Благодаря усилиям администрации области, которая помогла договориться с МЧС, пограничниками и таможенниками, самолеты разрешили посадить в местном аэропорту, хотя он и не имеет международного статуса.
Такие "организационные мероприятия" сэкономили, надо думать, очень приличные деньги. А вот еще один пример. За последние четыре года областные администрация и Дума ввели для своих товаропроизводителей льготное налогообложение. Возьмем дорожный фонд. "Синтезу" разрешили снизить выплату туда на один процент. При реализации в два миллиарда в данном случае процент равняется 20 миллионам рублей в год. Вечный вопрос: а как быть с наполнением бюджета? Уже лет десять идут реформы, и все вроде бы согласны с тем, что налоги с товаропроизводителей надо снижать. Но не снижают: мол, нечем будет платить бюджетникам.
А в Курганской области только в этом году за счет местного налогообложения сделали послаблений примерно на двести миллионов рублей. И что же? Давайте посмотрим на конкретном примере "Синтеза".
Те двадцать миллионов пошли на модернизацию. Она привела к росту производства, и физические отчисления в дорожный фонд увеличились в этом году почти вдвое по сравнению с прошлым. Выходит, не правы сторонники наполнения казны за счет высоких налогов.
- Есть целый ряд и других примеров сотрудничества, - продолжает директор. - В этом году мы уже поставили в счет налоговых платежей десять автобусов, которые получили в Белоруссии за лекарства. Это бартер, но оправданный. Нам он выгоден, ведь дефицит денежных средств пока все-таки остается. Я заранее знаю, что оплата части налогов пойдет автобусами, и могу больше денег выделить на закупку сырья или оборудования. По той же схеме закупим еще десять автобусов. В свою очередь, мы выделили мэрии беспроцентный кредит в 15 миллионов рублей. Собираемся также погасить долг города перед энергетиками. Цена всех вопросов - около сорока миллионов рублей. Я с удовольствием помогаю городу и области потому, что знаю: они всегда идут мне навстречу.
Вот такая идеология характеризует сейчас отношения промышленников и руководителей Курганской области. Сначала администрация показала, что она власть без кавычек и ее на кривой не объедешь. Ушли случайные, некомпетентные люди и откровенные рвачи. Те, кто остался, наладили взаимовыгодное сотрудничество. Конечно, ни о какой идиллии речи не идет. Власть любить никогда не будут, да и не требуется этого. Нужно немного - наладить взаимное уважение и решать общие вопросы, которых - выше крыши.
Правда, расшивка проблем, как правило, упирается в федеральный центр. Налоги, пошлины... Набор хорошо известен. Ну почему, например, при продаже лекарств российские производители обязаны начислять НДС? Их конкуренты этого не делают. В результате мы значительно ослабили позиции на рынках Казахстана, Узбекистана, Молдавии, а Украину потеряли почти напрочь. А это ведь объемы производства, дополнительные рабочие места, пополнение бюджетов всех уровней. Опять нам сказку про белого бычка рассказывают: мол, потеряем такие-то объемы налогов. Да мы с таким мышлением всю Россию потеряем!
Почему на оборудование, которое можно закупить только в других странах, устанавливаются максимальные таможенные пошлины в 33-35 процентов? Но при этом в Россию ввозятся имеющиеся у нас субстанции лекарств с таможенными платежами пять, а в худшем случае десять процентов. Не потому ли, что этот бизнес по деньгам значительно перекрывает водочный и сравним лишь с наркотическим?
Вопросам нет конца. Задавать их трудно - язык в мозолях. Рано или поздно мы решим все проблемы. Вот только какой ценой?
На встрече с депутатами Курганской областной Думы губернатор Олег Богомолов, рассказывая о встрече в Кремле, привел президентскую реплику: "Власть должна управлять, а не подчиняться обстоятельствам".
Как говорится, эти бы слова да Богу в уши.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников