09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖЕСТОКИЕ ИГРЫ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 03 Декабря 2002г.
Спектакль "Терроризм" во МХАТе имени Чехова не связан с последними трагическими событиями на Дубровке, тем не менее артисты вели себя как настоящие экстремисты, "насилуя" зрителей "чернухой", пугая их настоящим и будущим.

Сегодня во МХАТе широко открывают двери не только знаменитым постановщикам, но и молодым режиссерам, позволяя им ставить то, что хочется. Такая щедрость со стороны художественного руководителя театра Олега Табакова похвальна, но о высоком художественном уровне этих постановок пока говорить трудно. Молодежь "набивает" руку. Меня смущает другое - агрессивное отношение начинающих режиссеров к "традиционалистам" и мэтрам психологического театра. Они заявляют: мол, хватит зрителям "пудрить мозги" "небом в алмазах" и верой в будущее, настала пора говорить с публикой жестко, без сантиментов и пафоса.
Постановщик спектакля "Терроризм" Кирилл Серебренников тоже принадлежит к поколению "рассерженных" режиссеров. Заговорили о нем в Москве после душераздирающего и страшного в своей безысходности "Пластилина" о заканчивающем самоубийством молодом человеке. До этого режиссер весьма успешно ставил спектакли в Ростове-на-Дону. Там я видела несколько его работ, покоривших меня раскованной фантазией, юмором, умением "играть" со сценическим пространством. Теперь он строит формулу своего успеха на документальной драматургии, которая часто напоминает хроникальные кадры из телевизионных программ "Вести" или "Итоги". Его привлекает топорный язык персонажей, примитивные диалоги, уличный слэнг, потому что это дает возможность "сочинять" на подмостках естественный поток жизни. Выбрав полгода назад пьесу "Терроризм" братьев Пресняковых, он попытался вместе с молодыми артистами провести расследование на тему зарождения террора, его связи с проявлением насилия в быту.
Поэтому, как вы сами понимаете, спектакль не имеет никакого отношения к захвату чеченскими террористами заложников во время представления "Норд-Оста". Просто так совпало - премьера и трагические события на Дубровке, но администрация театра воспользовалась этим и устроила такой шум вокруг спектакля, что публика повалила на него толпами. А потом после первого акта стала "голосовать ногами" против мхатовских "террористов".
Почему, спрашивается, спектакль на злободневную тему не затронул зрителей, не вызвал у них желания "взяться за руки, чтоб не пропасть поодиночке"? Дело в том, что объединять их в первую очередь должны были артисты своей искренней, пробирающей до озноба игрой. А вот этого и не произошло, потому что исполнители не проживали запредельные ситуации, а доводили каждую сцену до автоматизма "голой" схемы.
Например, мать заявляет девятилетнему сыну, что покидает его, не желая больше тратить свою драгоценную жизнь на такого дебила, как он. После чего и уходит. Ну а дальше-то что происходит? - спросите вы. А ничего, этим все и заканчивается, просто режиссеру захотелось продемонстрировать некий эпизод из жизни, шокирующий своей обыденной жестокостью. Или другой случай: женщина бальзаковского возраста в отсутствие мужа приглашает в дом молодого любовника, но перед тем как "заняться любовью" просит его связать ей руки и ноги колготками и слегка помучить, так как это мазохистски возбуждает ее. Никакого сладострастного томления, манящей эротики в этом "постельном" номере нет и юмора тоже нет, поскольку артисты ведут себя, как механические куклы. Идем дальше. В офисе повесилась девушка. Ее подруги, узнав об этом, изображают страх на лицах, падают в обморок, много суетятся, а потом, как ни в чем не бывало, пьют вино в ожидании милиции. Вы скажете - страшновато? Да, наверное. Только почему-то актрисы психологически не затрачивают себя. Наверное, потому, что режиссер исключил психологию из спектакля как "чуждый", устаревший элемент для современного театра.
Не знаю, может быть, я совсем отстала от жизни, только мне кажется, что нельзя ставить спектакль о насилии, насилуя при этом зрителей безысходностью, тыканьем мордой в грязь, чтобы они, не дай Бог, не подумали, будто и впрямь "человек - это звучит гордо".
Под конец этих заметок хочу вам сознаться вот в чем: мне иногда хотелось во время спектакля выхватить из своей сумки газовый баллончик, который я ношу на случай, если на меня ночью нападут в подъезде, и прыснуть им в артистов, - чтобы они "отцепились", не мучили зрителей. Случись это, режиссер, не исключено, остался бы доволен, убедившись, что его "жестокие игры" сработали...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников