08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В СИБИРЬ СНОВА ЕДУТ ДОБРОВОЛЬНО

Байгаров Сергей
Опубликовано 01:01 03 Декабря 2002г.
В небольших городах, где вся жизнь крутится вокруг какого-то центра, "первоисточника" развития, даже такого, казалось бы, "устойчивого" товара, как нефть, особенно хорошо понимаешь, у какой опасной черты совсем недавно стояла страна. В Стрежевом, на границе Томской и Тюменской областей, "черное золото" добывают давно. Его, собственно, и построили для этого. В самые благополучные годы объемы добычи здесь доходили до пятнадцати миллионов тонн. Потом наступили 90-е годы, и пришли черные времена.

ЧЕРНЫЕ ВРЕМЕНА ДЛЯ "ЧЕРНОГО ЗОЛОТА"
В первые годы ушедшего десятилетия местные нефтяники теряли почти по миллиону тонн в год. В конце концов добыча упала до десяти миллионов тонн. Зарплата была самая низкая в регионе, но и она не выплачивалась по нескольку месяцев. Старожилы этого небольшого сибирского города неохотно вспоминают то время. Очень быстро город, что называется, дошел до ручки. Ни ремонтных, ни строительных работ не проводилось, коммуникации вконец обветшали, краска на домах облезла. Рождаемость резко упала, зато возросло количество самоубийств, начались сбои в снабжении. Казалось, жизнь кончается, а ведь горожане привыкли к особому отношению к себе. Ведь даже в то время, когда все советские граждане с утра бегали по магазинам в поисках чего-нибудь съестного, стрежевчане хоть и по талонам, но худо-бедно гарантированно снабжались основными продуктами. Все рухнуло в одночасье.
Кончилось все, кроме бесконечных вопросов: добыча хоть и сократилась на треть, но десять-то миллионов тонн продавали, а куда девались немалые деньги? Пошло брожение, потом начались голодовки и забастовки, конца которым, казалось, не будет. "Все, город обречен", - решили стрежевчане, и началось повальное бегство, целыми бригадами уезжали "за речку" в Нижневартовск, Мегион, Радужный, Сургут. Но и там было не легче...
Существует устойчивое мнение: мол, в Советском Союзе добыча нефти непрерывно росла, а беды начались вместе с демократическими преобразованиями. Если это и правда, то далеко не вся. Противоречия в нефтяной отрасли накапливались давно. Существуй Советский Союз и поныне, все равно эта в основном экспортная отрасль покатилась бы по наклонной. В застойные годы мы много чего проспали, в том числе и в "нефтянке".
С самого начала нефтегазовый бизнес на Западе пошел по пути вертикальной интеграции. Крупнейшие компании установили контроль за всеми сферами нефтяного и газового дела в национальном, а затем и международном масштабе. Такого подхода придерживались и небольшие предприятия. Казалось бы, в Советском Союзе, где всегда тяготели к гигантомании, сам Бог велел поступить так же. Но не тут-то было.
В одном из интервью глава нефтяной компании ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов вспоминал: "В конце 80-х я работал заместителем союзного министра нефтяной и газовой промышленности, занимался такими масштабными проектами, как Сахалин и Тенгиз, и мне приходилось сталкиваться с западными вертикально интегрированными компаниями, которые выступали потенциальными партнерами по освоению новых месторождений. Я видел, что они работают намного эффективнее, чем наш разрозненный, разведенный по разным министерствам нефтяной комплекс. Тогда и возникла идея формирования вертикально интегрированной компании на отечественной почве. В 1990 году я вынес эту идею на обсуждение и в свое министерство, и в союзный Совмин. К сожалению, она не была поддержана.
Нас губила, как сказали бы тогда, ведомственная разобщенность: нефтедобыча представляла собой одну отрасль, нефтепереработка - другую, нефтепродуктообеспечение - третью.
Члены коллегии министерства предлагали пойти на косметические изменения: переименовать министерство в корпорацию, как тогда было модно. Но эта мера не давала той экономической эффективности, которая содержалась в идее вертикально интегрированной компании".
ОТ СКВАЖИНЫ ДО ЗАПРАВКИ
Между тем еще в 60-е годы в мировом нефтяном бизнесе произошли серьезные изменения. К тому времени страны ОПЕК сумели в значительной степени установить контроль над своими нефтяными ресурсами. Потом они стали активно строить нефтеперерабатывающие и нефтехимические заводы сначала для самообеспечения нефтепродуктами, а затем и с целью выхода с ними на внешние рынки. Более того, в 80-е годы "развивающиеся страны" предприняли настоящую экспансию в Северной Америке и Западной Европе, скупая материальные и финансовые активы нефтеперерабатывающих производств и сбытовых компаний.
Не спали даже те страны, в которых никогда не было нефти. Франция и Италия, где еще в 50-е годы сформировалась мощная нефтеперерабатывающая и нефтехимическая промышленность, приложили энергичные усилия, чтобы освободиться от сильной зависимости от поставок со стороны крупнейших нефтяных компаний мира. И они пошли по испытанному пути - созданию вертикально интегрированных структур "от скважины до заправки". Используя конкурентные противоречия между транснациональными нефтяными корпорациями и правительствами нефтедобывающих стран, прежде всего в Северной Африке, европейские государственные и частные компании сумели вклиниться в сферу нефтедобычи на более приемлемых для себя концессионных условиях. Сегодня все знают такие крупные нефтяные компании, как французская Total и итальянская ENI.
Мировой опыт свидетельствует, что единственный путь, ведущий к становлению конкурентоспособных промышленных структур, - концентрация капитала и производственных мощностей, их интеграция по вертикальному технологическому принципу. Такая интеграция повышает эффективность производства за счет снижения издержек и уменьшения косвенного налогообложения промежуточных продуктов производства. Кроме того, иностранные инвесторы рассматривают вертикально интегрированные структуры как надежных партнеров, проекты которых можно финансировать без особых опасений. У нас же продолжали добывать нефть "любой ценой", вкладывая все больше денег и все меньше получая прибыль.
В общем, судьба нефтяного экспорта из нашей страны, причем неважно, как она называлась бы - Советский Союз или Россия, была предрешена. Расположенная за многие тысячи верст от рынков сбыта относительно дорогая сибирская нефть с каждым годом теряла свои конкурентные преимущества. Собственно, замещение российской нефти арабской в Европе уже началось в начале 90-х годов и было остановлено лишь в последние два-три года. К чему мог привести этот процесс страну, которая серьезно зависела от нефтедолларов, предсказать не трудно.
В этой связи странно слышать стенания о том, что Россию превратили в сырьевой придаток Запада, а теперь и Востока, учитывая планы строительства нефтяной и газовых магистралей в Китай. Хорошо, давайте заглушим скважины, всем покажем кукиш с маслом, а наше место на рынках тут же займут другие. Что будем делать? Пить нефть нельзя, есть тоже. Оставим ее про запас внукам и правнукам? Не уверен, что их будет достаточно, чтобы удержать наши огромные территории.
ПОВОРОТ
Начавшееся было массовое бегство жителей из северных городов, в том числе из Стрежевого, - это только первый звоночек. То, что второй не прозвенел, - заслуга российских вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК). Именно они сумели переломить неблагоприятные тенденции. ВИНК стали формироваться с конца 1991 - начала 1992 годов. Все они существовали в виде акционерных обществ, причем контрольный пакет оставался у государства.
Такое стартовое положение было зафиксировано в указе президента РФ N 1403 от 17 ноября 1992 года "Об особенностях приватизации и акционирования государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтедобычи, нефтепереработки и нефтепродуктообеспечения". За десять лет в условиях острой политической нестабильности, экономической неразберихи российским нефтяникам удалось создать современные мощные компании. Их западные коллеги потратили на подобные подвиги, причем в гораздо более комфортных условиях, в три-четыре раза больше времени.
Так что же представляют собой национальные вертикально интегрированные компании? Пока речь идет только о нефтяных фирмах, так как их коллеги по топливно-энергетическому комплексу по ряду тех или иных причин пока не пошли таким путем. Что же касается "нефтянки", то здесь лидирующее положение занимают несколько крупных нефтяных компаний, среди которых бесспорно выделяются ЛУКОЙЛ и ЮКОС.
Наши "продвинутые" компании все больше становятся похожи на западные аналоги. Их характеризуют высокие темпы роста, прозрачность, конкурентоспособность. Как правило, они уже достигли заметных успехов в создании эффективно управляемой организации производства и сбыта, что приводит к существенному сокращению затрат. В том же Стрежевом, где расположено одно из подразделений компании ЮКОС - ОАО "Томскнефть" к концу года должны выйти на практически докризисные объемы добычи нефти - 14,9 миллиона тонн. Но если в советское время такое количество "черного золота" добывали 27-28 тысяч человек, то сегодня вместе с дочерними сервисными предприятиями - всего около десяти тысяч.
Вертикально интегрированные компании тесно связаны с международным нефтяным бизнесом, с мировой и национальной политикой. На днях руководители компаний ЛУКОЙЛ, ЮКОС, "Сибнефть" и ТНК подписали меморандум о взаимопонимании по вопросу строительства нефтепровода мощностью до восьмидесяти миллионов тонн в год из Западной Сибири в Мурманск. Цена проекта в зависимости от маршрута - от 3,4 миллиарда до 4,5 миллиарда долларов. Ввод в действие нового трубопровода запланировано на конец 2007 года. Общие налоговые поступления в российский бюджет от реализации проекта составят 9,2 миллиарда долларов, в том числе региональные - 5,2 миллиарда долларов. В ходе строительства Мурманской трубопроводной системы будет создано шесть тысяч новых рабочих мест. Реализация этого геополитического проекта позволит увеличить экспорт нефти на рынки Западной Европы и Северной Америки.
Это последний, но далеко не единственный проект, решения по которому в советские времена принимались совместно Совмином и ЦК партии. Крупные российские нефтяные компании все смелее берут на себя то, что раньше считалось прерогативой государства. Например, вот-вот начнется строительство еще одного нефтепровода мощностью тридцать миллионов тонн из Сибири в Китай. Его инициатором стал ЮКОС.
В последние годы на Русский Север наконец-то пошли крупные отечественные компании. Имеется в виду освоение богатейших месторождений нефти и газа на российском Арктическом шельфе. ЛУКОЙЛ планирует в течение десяти лет инвестировать в Северо-Западный федеральный округ не менее 130 миллиардов рублей. Он рассматривает регион как самый перспективный в России, "имеющий важнейшее стратегическое значение". Компания уже строит собственный танкерный флот ледового класса. Недвусмысленно заявила о своих намерениях и "Роснефть". Она уже проводит ледовые, волновые, аэродинамические испытания трех платформ, которые предназначены для условий работы в арктических морях. Нет сомнений, что в стороне не окажутся и другие крупные нефтяные компании.
То, что такими крупными затратными проектами занимаются частные компании, не может не радовать. У государства сейчас просто нет денег, но даже если бы они и были, то все равно оно не должно этим заниматься. Есть более важные проблемы: армия, пенсии, налоги, здравоохранение, образование и многое другое.
ЗАБОТА О ЧЕЛОВЕКЕ - ЧАСТЬ ПРОИЗВОДСТВА
Кстати говоря, еще одна отличительная черта вертикально интегрированных компаний - крупные социальные программы. Забота о человеке превратилась в неотъемлемую часть корпоративной политики.
...На ежеквартальном совещании администрации и профсоюзной организации ОАО "Томскнефть", где рассматривалось выполнение коллективного договора, управляющий С. Шимкевич в сердцах бросил неожиданную для меня фразу: "Если я еще раз кого-нибудь увижу на рабочем месте без спецодежды, буду наказывать, вплоть до увольнения!". Оказывается, фирменная одежда оказалась настолько хороша, что рабочие ее берегут, трудятся по старинке в телогрейках, но зато потом с форсом гуляют по улицам города в фирменных куртках...
Каждому сотруднику компании ЮКОС выдают два зимних комплекта спецодежды (два пуховика и два комбинезона), два летних, а также высокие яловые ботинки на шнуровке, валенки и кирзовые сапоги - куда же без них в Сибири. И еще много чего - включая противомоскитные головные уборы. Все по размеру и высокого качества. За такой большой заказ боролись четыре российские фирмы. Все они представили образцы, которые испытали в самых суровых условиях. Выбрали лучшее.
Но и это не все. Это только на плакатах нефтяники работают чуть ли не в белых перчатках, в жизни они в "черном золоте" с головы до ног. Особенно буровики и бригады подземного ремонта скважин. Поэтому купили в Италии три профессиональные стиральные машины, два сушильных барабана. В Германию послали образцы местной нефти, чтобы там разработали специальный стиральный порошок. Я видел результаты этих усилий: практически черная куртка или комбинезон на выходе приобретают свой истинный темно-зеленый цвет. К тому же всю спецодежду при каждой стирке обрабатывают водоотталкивающими препаратами. Услуга, естественно, бесплатная.
В вахтовом поселке Вах на одноименной реке недалеко от Стрежевого практически все услуги бесплатные: тренажерный и спортзал, видеосалоны, дискотеки, бильярд, библиотека, сауна. Живут нефтяники в двухместных номерах, с холодильником, телевизором, есть горячая и холодная вода, туалет и даже фирменное постельное белье, прикроватный коврик и комплект полотенец, как в хорошей гостинице. Большое впечатление произвела рабочая столовая. Прекрасное оборудование, потрясающее меню из шестидесяти блюд. Самый дешевый салат стоит рубль тридцать, самыми дорогими (дороже мяса) почему-то оказались сырники со сметаной - двенадцать рублей. Все, во всяком случае то, что я сам заказал и попробовал, оказалось весьма вкусным.
В этом году каждая бригада подземного ремонта скважин получила по два утепленных вагончика типа "Кедр". Один из них - сушилка, другой предназначен для отдыха. Здесь есть холодильник, кондиционер, калорифер, микроволновая печь. Дело в том, что когда идет ремонт скважин, люди не могут уйти со своего рабочего места по 70-80 часов, и такие комфортабельные вагончики им просто жизненно необходимы. Рассказал и понял, что звучит это как-то не сенсационно. Так и должно быть. Но раньше-то, когда забота о человеке официально считалась главной задачей государства, не было такого. Сам видел, люди тогда варили огромные железные бочки, ставили их на полозья и в этом студеном железе пытались греться у самодельных печек. Сейчас, между прочим, в Стрежевом мороз за минус тридцать.
О социальных программах компании ЮКОС можно говорить много. Это программа "Ветеран", множество молодежных проектов, кредитование покупки жилья для молодых специалистов, строительство бассейнов, школьных стадионов и детских площадок, боулингов, интернет-клубов, реконструкция больниц, помощь вузам и так далее. Более пяти тысяч нефтяников, включая членов их семей, могут ежегодно отдыхать по корпоративным (значит низким) ценам в бывшем "цэковском" санатории "Русь" в Сочи. Но самая лучшая "социальная программа" - это, конечно, зарплата. К 2010 году, по мере развития всей России, ее собираются довести в компании до мирового уровня.
Я не так хорошо знаю, как поставлена "социалка" в других крупных вертикально интегрированных нефтяных компаниях, но уверен, что приблизительно так же. Иначе работать уже просто невозможно.
...А в Стрежевой начали возвращаться люди, выросла рождаемость. Но не все сейчас могут вернуться "из-за речки". Когда они уезжали, то продавали свои квартиры по бросовым ценам. Например, трехкомнатная стоила максимум 40-45 тысяч рублей, а сейчас цена доходит до миллиона. И покупают - горожане поверили в свое будущее и будущее своих детей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников