06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОН БЫЛ ЦАРЕМ НА СЦЕНЕ И В ЖИЗНИ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 03 Декабря 2003г.
"Давайте говорить друг другу комплименты"... Эти строки из песни Булата Окуджавы спел на вечере, посвященном 100-летию Михаила Царева, актер Дмитрий Харатьян. Когда он и все ученики мастера вышли на сцену театрального центра на Страстном бульваре, мне показалось, что народный артист СССР, изображенный во весь свой могучий рост на большой фотографии, подмигнул им: мол, не дрейфь, ребята, где наша не пропадала! С тех пор как Царев был свергнут с поста председателя Всероссийского театрального общества, здесь впервые говорили о нем открыто с уважением, как будто люди опомнились и поняли, какую они совершили тогда тяжкую ошибку, так глубоко ранив человека, всей душой преданного театру.

Прошло 16 лет, как Царева нет с нами. И все же, когда в начале вечера зазвучал его волшебный голос: "Выхожу один я на дорогу", а после на экране появился он сам в разных ролях, то возникло ощущение, что столетний юбиляр вот-вот выйдет на подмостки, сядет в приготовленное для него кресло и будет, подобно царю, принимать поздравления от своих коллег. Великим дипломатом назвал Царева художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин, у которого он учился художественному слову. Давненько я не слышала на творческом вечере таких хорошо поставленных актерских голосов, такого обилия хороших стихов - от Пушкина до Блока, как будто коллеги Михаила Ивановича посылали ему туда, в небеса, все то, чем он так дорожил на этой земле: гармонию и красоту, веру в истинные идеалы.
Татьяна Панкова и Элина Быстрицкая, Эдуард Марцевич и Евгения Глушенко говорили о том, какую большую роль сыграл Царев в их актерской судьбе, а Владимир Андреев, который несколько лет был главным режиссером Малого, рассказал ряд забавных случаев того периода. Так, один актер на всех собраниях настаивал на том, чтобы все мужчины Малого приходили на работу только в галстуках. И Михаил Иванович, который всегда был одет "комильфо", в конце концов предложил подарить ему галстук, чтобы он больше никого не доставал этим.
Царева часто называли "барином". Никто, как он, не мог так носить фрак, целовать даме ручку, ну и, конечно, красиво и крепко выпивать. Все знали, что он любит коньяк, и обычно припасали для него бутылочку армянского. Будучи большим актером, он умел прощать некоторые слабости своим партнерам и даже защищал их перед режиссерами, когда они после очередной премьеры являлись на репетиции не совсем в форме.
Конечно, он был непростым человеком в жизни, всегда помнил хорошее и плохое, ценил ум и не терпел прямолинейных людей, потому что на сцене всегда "ткал" затейливые кружева, выступая в ролях Короля Лира, Фамусова, Федора Протасова... И, видимо, не случайно на сцену вышел Николай Сличенко с актерами театра "Ромэн", и они спели "Величальную" из "Живого трупа" Льва Толстого. В эти минуты мне показалось, что пламя свечей в подсвечниках стало ярче, и на память сами собой пришли блоковские строки:
И голос бы сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у царских врат,
Причастный тайнам, плакал ребенок
О том, что никто не придет
назад.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников