08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ПОЛЯРНОМ ЛОГОВЕ "ГЕПАРДА"

Ищенко Сергей
Статья «В ПОЛЯРНОМ ЛОГОВЕ "ГЕПАРДА"»
из номера 001 за 20 Ноября 2002г.
Опубликовано 01:01 04 Января 2002г.
Эту крохотную елочку, сантиметров на десять выросшую в глиняном горшочке, наверняка можно вносить в Книгу рекордов Гиннесса. Недавно побывала она в океанской бездне, где деревья, как известно, не растут. Вообще-то греется та елочка в Заполярье под настольной лампой в каюте гвардии капитана 1 ранга Дмитрия Косолапова, командира только что построенного в Северодвинске атомного подводного крейсера "Гепард". Сорокалетний командир подлодки, суровый и неулыбчивый, с лицом хронически уставшего человека, посадил навевающее сентиментальные мысли деревце на своем атомоходе давно и вовсе не для встречи Нового года. Если месяцами почти не выходишь из прочного корпуса, часто хочется видеть рядом частичку той жизни, которую оставил на берегу. Потому во время недавних заводских испытаний елка Косолапова вместе с кораблем погружалась на предельную глубину в 600 метров. Когда на палубу давит столь чудовищной силы пресс морской толщи, потрескивают сверхпрочные переборки крейсера, а в отсеках клинит деревянные двери кают, упаси Бог зазеваться с дифферентовкой и провалиться ниже - запредельное давление сомнет стальные борта, как картон, и море ворвется в отсеки.

"ЧЕРНАЯ ДЫРА" В ОКЕАНЕ
Менее месяца назад из кромешной мглы полярной ночи "Гепард", оставив за кормой Северодвинск, белым призраком бесшумно входил под прожекторы своей новой базы - в губу Ягельная. Двадцатисантиметровый слой льда, сковавший палубу и рубку крейсера за шестисуточный штормовой переход, сделал лодку похожей на айсберг. На причале экипаж встречали командующий Северным флотом и строй моряков 24-й дивизии атомных подводных лодок. Впервые за десятилетие флот принимал новую подлодку, и глаза стоявших на причале светились надеждой, что беспросветные времена остались позади.
А примерно в те же часы в Москве заместитель председателя Комитета Госдумы по обороне Алексей Арбатов неожиданно заявил: "Гепард" России не нужен, его достройка - ошибка. Потраченные на новый корабль средства целесообразнее было пустить на ремонт совсем не старых атомоходов, которые досрочно пачками выводятся из боевого состава и отправляются под гильотину утилизации".
Флот был шокирован. Без таких кораблей, как "Гепард", России никак нельзя. Да, его строительство стоит огромных денег - в рублевом эквиваленте более полумиллиарда долларов. Да, на эту сумму можно вернуть к жизни с десяток обреченных на слом боевых единиц. Но подводные лодки проекта 971 типа "Барс", к которым относится "Гепард", - не просто самые современные атомные крейсера России. Уровень их шумности в пять раз ниже, чем у лучших отечественных атомных подлодок второго поколения. Скрытность плавания, сравнимая с лучшими мировыми образцами, делает "Барсы" в океане кораблями-невидимками. Даже при самой благоприятной гидрологии, скажем, в зимнем Баренцевом море, которая складывается здесь чрезвычайно редко, американские противолодочные атомоходы типа "Лос-Анджелес" способны обнаружить тот же "Гепард" на удалении не более 10 километров. При обычном состоянии глубин гидроакустические станции американцев против "Барсов" вообще бессильны. А стоящие на вооружении российских крейсеров проекта 971 крылатые ракеты "Гранат", стартующие прямо под водой из торпедных аппаратов, в обычном и ядерном снаряжении способны поражать корабли и береговые цели за 3000 километров. Один "Барс" войны не выиграет, но нанести врагу неприемлемый ущерб вполне в состоянии. Это головная боль любого, самого сильного вероятного противника. Даже заведомо господствующего в океане. И подтверждение тому - слушания в конгрессе США, состоявшиеся в 1991 году.
Тогда первые бесшумные "Барсы" уже вышли в океан, и американцы неожиданно обнаружили один из них в тщательно охраняемом районе у восточного побережья своей страны. Причем обнаружили случайно. Но тут же потеряли. По словам начальника оперативного отдела ВМС США адмирала Д. Бурда, его корабли оказались неспособными сопровождать новейшие российские атомоходы на скоростях менее 6-9 узлов.
Конгресс США был бы еще больше обеспокоен, узнав, к примеру, за что несколько лет назад получил звание Героя России командир однотипной с "Гепардом" подлодки "Пантера" капитан 1 ранга Справцев. "Пантера" 150 часов кряду беспрерывно осуществляла в океане слежение за американским подводным стратегическим ракетоносцем. Поделите на 24 - получится почти неделя! Неделю "Пантера" тенью кралась за "американцем" на дистанции торпедного залпа. Неделю, как и положено, для обеспечения собственной скрытности тот закладывал на глубине циркуляции, чтобы осмотреться на кормовых курсовых углах. И ни разу не обнаружил погони, что была совсем рядом. В случае начала войны - это гарантированное уничтожение стратегического крейсера до того, как отворятся люки его ракетных шахт.
Впрочем, и без такой информации одним из решений заокеанских конгрессменов стало поручение правительству оказать помощь России в переоборудовании ее верфей, выпускающих многоцелевые атомные подлодки, на выпуск невоенной продукции. Россия "любезности" не приняла и "Гепард", заложенный на северодвинских стапелях еще в 1992 году, все же достроила.
НЕВОЛЬНИКИ ЧЕСТИ
За десять лет, что с горем пополам строили "Гепард", судьба чудо-крейсера не раз висела на волоске. Дмитрий Косолапов, человек прямой и категоричный, говорит об этом так:
- Была бы на моем корабле часовня, стояла бы в ней свечка перед иконой покровителя моряков Николая Чудотворца. А рядом - другая, перед портретом Давида Пашаева, генерального директора "Севмашпредприятия", на верфях которого строили лодку. Не будь Пашаев директором, не было бы "Гепарда". Он лично уперся и строил. Занимал финансы, где мог. Ругался, скандалил, доказывал. Рабочих убеждал поработать бесплатно. Строил в долг и тогда, когда финансирование прекращалось на месяцы и даже на годы. Строил, когда на высоких совещаниях в Москве упрекали, что он зря рвет жилы и попросту вбухивает деньги в железо, которое вместо океана ждут мартены.
Для всей семьи гендиректора это стало настолько личным, что, когда "Гепард" выводили из завода, жена Пашаева испекла экипажу огромный пирог. А его сын-бизнесмен на свои кровные купил для "Гепарда" бинокли. На флотских складах, оказывается, и биноклей не осталось.
"Гепард" к походу в Ягельную вообще снаряжали так, как некогда Минин и Пожарский собирали ополчение против поляков: всем миром. Крейсер - единственный на Северном флоте носит звание гвардейского. А Андреевский флаг с оранжево-черной георгиевской лентой где взять? Офицерскую фуражку - в кают-компании по кругу. И гвардейский флаг взвился на гафеле "Гепарда".
Оборудовать полупустую, облупившуюся береговую казарму для матросов - чем? Косолапов выбрался в город к знакомому бизнесмену, который раньше служил подводником в Гаджиево. Спросил: "У тебя дети есть? Тогда поехали со мной". В казарме обвел рукой унылые казенные стены: "А вот так живут мои дети. Жить в таком раззоре они не должны". Бывший подводник молча полез за бумажником. Мебель и краску для матросского быта Косолапов тут же заказал у Пашаева на заводе и железнодорожным контейнером вслед за кораблем отправил в Гаджиево. Отправку контейнера оплатил сам, ибо, получая в Заполярье 12 тысяч рублей в месяц, командир новейшего российского атомохода уверен, что он богат, как крез.
Кстати, называя своими детьми четырнадцать матросов, что служат на "Гепарде" вместе с шестью десятками офицеров и мичманов, Косолапов не бравирует нисколько. Говорят, под горячую руку наорать он может на кого угодно, только не на восемнадцатилетнего пацана в черной шинели и мятой пилотке. А первый вечер после прихода в Гаджиево командир "Гепарда" провел так: пошел на почту и заказал четырнадцать междугородных переговоров. И четырнадцати матерям рассказал, что привел их сыновей через Белое и Баренцево море в Ягельную. Что служат они среди снегов и льдов на самом новом корабле страны. И что обязуется он, Косолапов, когда придет время, каждого вернуть им в целости и сохранности.
Дмитрий Дмитриевич ничего здесь не мог приукрасить, ибо разговаривали мы в ту минуту, спрятавшись от мороза и пронизывающего ветра в тесном ограждении рубки его крейсера. Косолапов для сугреву непрерывно курил, стряхивая пепел в приспособленную под пепельницу старую немецкую каску, когда-то кем-то принесенную из тундры. А рядом, простуженно шмыгая носами, слушали нашу беседу и что-то укладывали в ящик двое матросов боцманской команды.
- Мужики, - запросто обратился я к сизым от холода боцманам. - Предложат на другую лодку - пойдете?
- Меня здесь нет, - только и успел вставить Косолапов.
- Никуда мы с "Гепарда" не пойдем, - ответ получился хоровым.
Редакция, как мы уже сообщали, взяла информационно-культурное шефство над "Гепардом". Мы намерены регулярно сообщать читателям о службе моряков атомохода. Благодарим главнокомандующего Военно-морским флотом адмирала Владимира Куроедова за помощь в организации поездки на борт атомного подводного крейсера "Гепард",


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников