10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

К ЧИТАТЕЛЮ

Потапов Александр
Опубликовано 01:01 04 Января 2003г.
Переход от года к году перенасыщен добросовестными (и не очень) оценочными оглядками на пережитое и - прогнозами, обещаниями, заклинаниями, предостережениями относительно предстоящего. И думаешь: стоит ли прибавлять к этому потоку еще и некие "приличествующие моменту", полуритуальные слова о "Труде", учитывая, что газета должна каждодневно говорить сама за себя, добросовестно и компетентно информируя и ориентируя читателя в окружающей (к сожалению, и в буквальном смысле) реальности, не лукавя отвечать на его вопросы, запросы, ожидания?

И все-таки нелишне, вероятно, сказать эти несколько слов - как читателю верному, переходящему с "Трудом" из года в год, так и особенно тем, кто пришел к нам впервые либо вернулся после разлуки с газетой.
Стимулом, между прочим, послужило и всплывшее в памяти горькое и злое стихотворение Марины Цветаевой "Читатели газет": написанное в 1935 году, оно несет печать тогдашних настроений автора, ситуации ("Мир газет мне страшен"...), но в нем, согласимся, и вполне актуальное, будто сегодня сказанное изобличение некой родовой заразы, свойственной по крайней мере определенной части периодики, тиражируемой для невзыскательного (прежде всего к самому себе) потребителя:
Что для таких господ
Закат или рассвет?
Глотатели пустот -
Читатели газет.
И поставщики дешевой, самоцельной, абы пощекотать нервы, сенсационности, и те, кому это адресовано (и кому больше ничего и не надо), жестко квалифицируются поэтом как "хвататели минут", "чесатели корост", "смесители кровей...".
Тут можно бы просто сказать с уверенностью, что наш читатель с этим согласится: это - не про "Труд", который по определению противостоит погоне за коммерческим успехом любой ценой - у "глотателей пустот". На путях бездумной по существу завлекаловки легче удержаться нынче на медийно-рыночной волне, и некоторые еще вчера респектабельные издания, "желтея", дрейфуют в данном направлении. Но это их дело, и было бы смешно и нелепо впадать в правоучительство: спрос рождает предложение.
Забота о лице "Труда" - это забота прежде всего о взаимоуважительных и взаимообогащающих, содержательных отношениях газеты с думающим (он не глупее в общем-то добытчиков информации), взыскательным читателем - о том, чтобы его живо интересовал и увлекал доверительный с ним диалог.
Кстати. Так сложилось, что "Труд" на сегодняшний день оказался едва ли не единственной общенациональной газетой, у которой нет хозяина-собственника - им действительно являются, образно говоря, лишь те, для кого и делается газета, - вы, наши читатели, подписчики. В этой связи недоумение, а порой и возмущение вызывают некорректные (мягко сказать) попытки некоторых коллег и представителей медиа-бизнеса представить дело так, будто некие структуры на рынке СМИ в той или иной мере могут распоряжаться судьбой "Труда". Это не имеет под собой, приходится заявлять, никаких реальных, юридических оснований...
Мы исходим из того, что "Труд" принимают как газету не элитную, но стремящуюся быть вполне интеллигентной, по-хорошему консервативную - как "консервативны" рассветы и закаты, ценности семьи, духовности, здорового, не квасного патриотизма, деятельной приверженности России, чьи (используя образ другого поэта) избы серые и "песни ветровые - как слезы первые любви".
Когда мы говорим о содержательной объективности, принципиальной антибульварности "Труда" - это ни в коем разе не означает ни пренебрежения к "нормальной" сенсационной новости (это хлеб журналистики), ни терпимости к утяжеленно-пресной интонации, поучительству. Динамичность, умение на лету схватить "злобу дня" и тенденцию завтрашних перемен - это тоже "Труд". А если мы где-то недорабатываем, вы нам взыскательно напоминаете об этом, да и мы в редакции стараемся не обольщаться на свой счет.
Читатель принимает "Труд" как газету, акцентированную на социально-экономической проблематике, на острых вопросах уровня и качества жизни. И тут нам предстоит, говоря в широком плане, системнее и, если угодно, злее вести линию на возрождение достоинства труда, достоинства человека, достоинства честного зарабатывания (академиком ли, плотником ли) своего благополучия.
Нельзя ни президенту, ни правительству, ни газете, ни каждому из нас спокойно жить в стране, где почти каждый третий прозябает ниже черты бедности. Эта полюсность между зачастую сумасшедшим, не заработанным богатством и массой унизительной бедности, этот раскол в обществе, жаждущем единения, - заглавная драма России. Потом - Чечня, детская беспризорность, демографическая "яма", коррупция - все, что болит. Аналитическая, "колокольная" роль добросовестной прессы тут - разве чем-то заменима?
Мы входим в 2003-й с реально сбыточными надеждами. Первые два года нового века именно обнадежили нас не громкими, но внятными подвижками, наконец, в экономике, в той же социальной сфере, в международной политике России. И главу государства, получившего беспримерное доверие и поддержку во всех слоях общества, называют россияне "президентом Надежды".
Остается грамотно и повеселее работать - и "Труду" тоже - над тем, чтобы надежды закреплялись через их реализацию, через перемены к лучшему в жизни, в настроении всех россиян, каждого из вас, дорогие читатели.
Если нет счастья без труда, то "Труд" - с вами. Будем вместе.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников