04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗЕМЛЯ ГОРЕЛА ПОД НОГАМИ

Недавно, в канун очередной годовщины битвы под Москвой, рассекречен приказ Ставки Верховного Главнокомандования N 0428 от 17 ноября 1941 года. Даже с поправкой на то суровое время документ впечатляет своей жестокостью. Причем не только к врагу, к оккупантам. "На обширных участках фронта немецкие войска... вынужденно перешли к обороне... - говорится в нем. - Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях... Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики..."

Далее следуют задачи по изгнанию немецких захватчиков из населенных пунктов "на холод в поле", чтобы "заставить мерзнуть под открытым небом..." Это понятно. Но вот далее: "Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 - 60 км в глубину от переднего края... Бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы... В каждом полку создавать команды охотников по 20 - 30 человек... При вынужденном отходе наших частей... обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты..."
Уфимский историк Наиль Шаяхметов выяснил, как выполнялось это указание Сталина. В Центральном архиве Министерства обороны РФ (ЦАМО) обнаружился на этот счет ряд документов. Сразу же после выхода приказа N 0428 соответствующие директивы были приняты на уровне фронтов, армий, дивизий.
К примеру, 19 ноября командующий 27-й армией генерал-майор Берзарин и член Военсовета бригадный комиссар Рудаков подписали "План выполнения приказа Северо-Западного фронта N 0312". Начинается документ с фразы: "Вся земля, подлежащая опустошению (сжиганию и уничтожению населенных пунктов, занятых противником), делится на 4 зоны". Далее - подробный расклад, кому какие деревни сжигать. "Начальнику артиллерии армии огнем 152-мм батарей сжечь к 22.11.41 населенные пункты: Дунаевщина, Бураково, Осинушка, Есипово, Корзово, Ореховно, Клин... Командирам 23, 28 и 33-й стрелковых дивизий силами войсковой разведки и истребительных отрядов сжечь населенные пункты, расположенные в полосе между границей досягаемости артиллерийского огня и восточной границей действий партизанского отряда "Ока"... Командующему ВВС сжечь населенные пункты в районах: 1. Батолино, Твердово, Березник; 2. Молвотицы, Перхово, Шепелево, Кулотино; 3. Моисеево, Заворонье, Ивахново, Линье". На все давалось десять дней - с 21 ноября по 1 декабря.
Характерно, что если в сталинском приказе N 0428 хотя бы имелась оговорка об "обычно выселяемом" мирном населении, то во фронтовых условиях о таких "деталях" не вспоминали.
Наиль Шаяхметов утверждает, что Красная Армия прибегала к уничтожению занятых врагом подмосковных деревень, и не дожидаясь указания Верховного - по крайней мере, за месяц до сталинского приказа. Об этом говорит обнаруженная в ЦАМО выписка из журнала боевых действий 31-го гвардейского отдельного минометного дивизиона:
"20 октября. Дивизион... дал залп по д. Язеево. Деревня загорелась. Наблюдались языки пламени горящих цистерн...
23 октября. ...В 6.30 дивизион в составе 3 батарей дал залп по д. Березкино и Шелковка. Деревни горели. Уничтожено до 2 батальонов пехоты.
24 октября. ...В 7.00 дан залп по д. Калань... Деревня загорелась, из которой в панике бежал недобитый враг, оставив на поле боя до 500 человек убитыми и ранеными..."
И так - пять страниц. Упоминаются уничтоженные солдаты врага, грузовики и мотоциклы (хотя и не совсем понятно, как их удалось разглядеть за несколько километров). И ни разу не говорится о жертвах среди мирного населения.
Вместе с выпиской хранится "Отзыв о работз 32-го гвардейского отдельного минометного дивизиона с 21.Х. по 11.ХII.41 в частях 50-й СД". Огнем дивизиона уничтожены десятки тысяч фашистов, сожжено несколько десятков деревень... Документ, подписанный заместителем командира дивизии по артиллерии и начальником штаба артиллерии, дает "добро" на представление личного состава дивизиона к наградам.
- Была и директива Сталина: не щадить женщин, стариков и детей, которых гитлеровцы использовали как живой щит под Ленинградом, - говорит Н. Шаяхметов.- В этом ряду - и приказ о массированных бомбардировках советской авиацией Тихвина, использование диверсантов для уничтожения населенных пунктов... В рамках этой кампании отряд, в состав которого входила знаменитая Зоя Космодемьянская, имел длинный список подлежащих сожжению сел - Анашкино, Петрищево, Ильятино, Пушкино, Бугайлово.
По словам историка, раньше вопрос о жертвах мирного населения СССР в результате действий собственной армии никогда не поднимался. Слишком болезненная тема. Но без этой горькой правды история Великой Отечественной будет, очевидно, неполной.
КОММЕНТИРУЕТ ВЕДУЩИЙ НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК ИНСТИТУТА ВОЕННОЙ ИСТОРИИ, УЧАСТНИК ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, КАНДИДАТ ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК БОРИС НЕВЗОРОВ:
- Оценка исторических документов вне временного контекста, в котором они создавались, не имеет ничего общего с научным подходом. Но именно так поступает автор этого материала. Он совершенно игнорирует тот драматический подтекст, который содержит приказ Ставки ГК N 0428. У меня нет сомнений, что и Сталину, и всем остальным членам Ставки было совершенно ясно, что разрушать собственные населенные пункты - очень плохо. Так же, как это было ясно Кутузову и царю Александру Первому, когда они принимали решение сжечь Москву, но не отдавать ее французам...
Однако давайте вспомним, какая обстановка сложилась на московском направлении к 17 ноября 1941 года. Еще 30 сентября гитлеровцы начали стратегическую операцию "Тайфун" с целью захвата советской столицы. К 7 октября в окружении оказались главные силы Западного и Резервного фронтов. К 9 октября в другой "котел" попали все армии Брянского фронта. Перегруппировав силы, 15 ноября - за два дня до выхода упомянутого приказа Сталина -мощная группировка немцев нанесла удар по левому крылу Калининского фронта, прорвалась к Волге и создала угрозу окружения правого фланга Западного фронта. Нависла смертельная опасность над Москвой, все пути к столице были практически открыты. Чтобы хоть как-то спасать положение, мы вынуждены были в противотанковую оборону ставить даже зенитные батареи зоны ПВО.
На карте стояла не только судьба столицы - судьба страны и всего нашего народа. В этих условиях советскому командованию приходилось принимать весьма жесткие и даже жестокие меры. И они были, на мой взгляд, оправданными в той невероятно тяжелой обстановке, которая сложилась на фронте. Выгнать захватчиков из теплых домов на мороз значило нанести им большой урон, заставить думать о собственном выживании и лишить возможности наступать. Обмороженный солдат - не солдат, а пациент госпиталя...
Конечно же, прискорбно, что при этом страдали и местные жители. Но разве не страдало население наших городов, которые приходилось освобождать от захватчиков штурмом? Война - жестокая вещь, от этого никуда не деться.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников