03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕФТЕНОМИКА

Григорьева Т.
Опубликовано 01:01 04 Февраля 2003г.
Премьер-министр Михаил Касьянов, выступая в первой декаде января в Мурманске на ледоколе "Ямал", сказал: "Все экономические процессы идут позитивными, заданными темпами". Но так ли уж все прекрасно в российском хозяйстве? Действительно ли удается добиться заданных темпов экономического роста, и достаточны ли они? Попробуем разобраться. Но прежде - мнение хорошо разбирающегося в экономике специалиста, бывшего министра, который считает председателя правительства на удивление "везучим".

{Bull}Впервые за последние два года число россиян, не одобряющих деятельность премьера Михаила Касьянова, стало больше, чем одобряющих. Об этом свидетельствуют результаты социологического исследования, проведенного неделю назад Всероссийским центром изучения общественного мнения. Если в ноябре прошлого года 53 процента опрошенных дали позитивный ответ, а 36 процентов - негативный, то сегодня 44 процента граждан одобряют деятельность руководителя правительства, а 45 - не одобряют. Как видим, в общественных настроениях произошли существенные изменения.
- Как ему сказочно повезло с мировыми ценами на нефть! - говорит мой собеседник. - Российские реформы буксуют, а правительству на блюдечке судьба преподносит рост экономики, и Белый дом рапортует президенту и общественности о достигнутых успехах. На деле мы теряем время и темп, не используем в полной мере выпавший редкий шанс (высокие мировые цены на "черное золото") для решительного продвижения к новой экономике. Невольно вспоминается застойный брежневский период. Разумеется, сейчас другие времена. Но проедаем немалые "нефтяные деньги" мы порой столь же усердно. Хочется спросить исполнительную власть всех уровней: где же так необходимая модернизация, где масштабные инвестиции в производство? И когда появится у нас полнокровный цивилизованный рынок, гарантирующий для всех участников и защиту частной собственности, и четкие "правила игры", верховенство закона? Экономика, к сожалению, слишком медленно излечивается от клановости и коррумпированности. И не всегда же цены на нефть будут высокими...
Возможно, оценки экс-министра не в меру негативны, с перехлестом, но "зерно" в его высказываниях, думаю, есть. За бодрящими общими отчетными цифрами при более внимательном анализе просматриваются полускрытые тревожные тенденции.
ПРОВАЛ И С ИНВЕСТИЦИЯМИ, И В СФЕРЕ МАЛОГО БИЗНЕСА. Крайне неудачным оказался 2002-й для инвестиционной сферы. Прирост вложений в основной капитал в прошлом году составил всего 2,6 процента. Для сравнения: в 2001-м этот показатель был 8,7; а в 2000-м - 17,4. При этом ситуация усугубляется запредельным износом основных фондов.
Не наблюдается серьезных позитивных перемен и в реальной поддержке малого бизнеса, который должен стать не только основой рыночной экономики, но и залогом политической, экономической и социальной стабильности в стране. Не один год высокопоставленные чиновники убеждают нас и друг друга в исключительной важности этой сферы для экономики, принимается множество решений и других документов, но перемен к лучшему "малые предприниматели" не видят. Трудно преодолимыми преградами для них стали и высокие налоги, и запутанность финансовой отчетности, и необходимость иметь "красную" (милицейскую) или криминальную "крыши". Ну и, как водится, чиновникам надо давать взятки ("откаты"). Не мудрено, что этот фундамент рыночной экономики не удается построить в течение многих лет. По оценкам экспертов, малый бизнес большей частью находится в "тени".
Не утешительна официальная статистика. На 1 января 2000-го в России насчитывалось всего 890,6 тысячи малых предприятий (МП). А должно быть, если исходить из мировых критериев, 6 - 8 миллионов. Но вместо роста в течение 2000-го число "малых" уменьшилось на 10 тысяч. В следующем году сокращение количества предприятий составило 36 тысяч. Правда, за три квартала 2002-го статистика зафиксировала прибавку МП (на 37 тысяч), но тем не менее мы не достигли еще даже уровня трехлетней давности. Для сравнения: в странах Европейского союза на 1 000 жителей приходится 45 малых и средних предприятий, в Италии - 68, в США - 74, а у нас - только 6. Правда, в Москве - 21, но что же мешает эту тенденцию закрепить во всех регионах? А почти 10-кратный разрыв в сравнении с цивилизованным рынком во многом на совести нашего правительства. В конце прошлого года уже и премьер-министр вынужден был признать, что пока не удалось использовать этот важнейший резерв экономики. А когда удастся? И что, в конце концов, мешает?
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ НА САМОМ ДЕЛЕ ЗАМЕДЛЯЕТСЯ. Теперь посмотрим, что же показывает главный экономический индикатор - какова динамика ВВП (валового внутреннего продукта)? Правительство, похоже, считает успехом увеличение ВВП в минувшем году на 4,1 процента. Ссылаются при этом на то, что в развитых странах соответствующий показатель ниже - 1,7 (в США - 2,2). Но всем понятно, что там отсчет идет совсем от другой "базы". То, что для них "небольшая прибавка", для нас - недостижимые вершины. А если посмотреть на некоторые развивающиеся страны, то в Китае, например, рост ВВП в 2002-м составил 7,5 процента. И даже в Индии - 5.
Помимо абсолютных цифр, важна динамика. Напомню: в 2001-м валовой продукт в России вырос на 5, а в 2000-м - на 9 процентов. Выстроив эти цифры в ряд (9-5-4,1), и неспециалист отметит: экономический рост замедляется. По мнению бывшего министра финансов Михаила Задорнова, в 2003-м этот показатель продолжит снижение и не превысит 3,5 процента.
В апреле прошлого года президент Путин, открывая встречу с кабинетом министров, сказал, что "правительство должно строить более амбициозные планы. Темпы развития недостаточны для нашей страны". Дискуссия, правда, вскоре угасла, но вопрос-то остается. Прав советник президента Андрей Илларионов, многие другие экономисты, утверждающие, что при низких темпах развития мы консервируем свое отставание от индустриально развитых стран.
Как показали свежие опросы ВЦИОМ, почти три четверти граждан считают, что у правительства нет продуманной экономической программы действий по выходу страны из кризиса. Это - серьезные претензии.
Падающая кривая характеризует и уменьшение темпов роста интенсивности промышленного производства. Это длится уже шесть месяцев. Причем в сентябре, октябре, ноябре и декабре индекс не просто уменьшился, а стал отрицательным, то есть началось абсолютное сокращение интенсивности. Значит, для бизнеса могут наступить трудные времена. Замечу, что нынешнее падение - самое глубокое за последние несколько лет. И если бы не высокие мировые цены на нефть, то все показатели оказались бы значительно хуже.
НЕ ХВАТАЕТ "ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ"? Корень бед - в медленной, неуверенной работе по перестройке экономики, переводу ее на цивилизованные рыночные рельсы. Проектов и планов - громадье, реальных сдвигов - недостаточно. Яркий пример - несусветная волокита с административной реформой. Еще в середине 2000-го, выступая со своим первым посланием Федеральному Собранию, Владимир Путин подчеркивал: "Деловой климат в нашей стране... пока остается неблагоприятным... Здесь нужно активнее работать правительству, председателю правительства. Мы знаем, что в некоторых центральных ведомствах есть прямое совмещение хозяйственных функций и административных. Это никуда не годится, противоречит и здравому смыслу, и действующему законодательству".
В Белом доме это поручение словно бы не услышали. В апреле следующего, 2001 года президент еще раз, уже более жестко ставит задачу: "Чиновники продолжают, к сожалению, "давить" бизнес, сдерживая деловую инициативу и активность... В ближайшие месяцы правительство должно определить обновленный порядок создания и деятельности территориальных органов федеральных министерств и ведомств". Однако и в 2001-м адекватной реакции кабинета министров не последовало.
Весной 2002-го глава государства вновь, в третий раз, возвращается к острейшей теме: "Сегодня колоссальные возможности страны блокируются громоздким, неповоротливым, неэффективным государственным аппаратом... В прошлогоднем послании я уже давал соответствующее поручение правительству и просил начать подготовку к административной реформе... Мы уже два года говорим о сокращении избыточных функций госаппарата. Ведомства - по вполне понятным причинам - "цепляются" и будут "цепляться" за эти функции. Но это, конечно, не повод откладывать реформу. Председателю правительства следует представить обоснованные предложения по реструктуризации системы исполнительной власти... Мы не должны дожидаться, пока достигнутая стабильность превратится в административный застой, в том числе из-за непрозрачности в работе госаппарата".
Ситуация, когда президент настойчиво ставит важную общегосударственную задачу, а премьер, правительство не спешат заняться решением, вряд ли может считаться терпимой. Тем не менее в течение почти всего прошлого года прорыва на этом направлении тоже не было. Лишь 26 декабря 2002-го президенту была наконец передана концепция административной реформы. Посмотрим, что будет дальше...
Этот пример весьма характерен. Правительство словно боится делать решительные шаги - то ли потому, что среди министров нет единого мнения по ряду ключевых, принципиальных моментов, то ли из-за неуверенности в правильности выбранного курса. "У премьер-министра, как представляется, не хватает политической воли, когда речь идет о принятии особо ответственных решений, - сказал мне один из старожилов Белого дома. - Он в свое время демонстрировал качества сильного финансиста, был хорошим переговорщиком с Западом по спорным финансовым вопросам, но руководить правительством - все же другое дело".
Высокопоставленные правительственные чиновники в публичных выступлениях не любят говорить о негативных явлениях в экономике, в основном акцентируют внимание на четырехпроцентном росте ВВП, а также на ближайших и перспективных планах, которые из года в год обещают много хорошего. Оценивая сделанное, нередко ограничиваются общей констатацией "позитивных перемен". Но в действительности ситуация по ряду существенных позиций выглядит иначе.
За девять месяцев прошлого года число убыточных предприятий в стране выросло по сравнению с отчетными данными за девять месяцев 2001-го с 42,7 до 45,2 процента. Сумма убытка увеличилась с 190 до 240 миллиардов рублей. Не лучше положение и со сбором налогов. В прошлом году недобор составил (без учета единого социального налога) многие миллиарды рублей. И еще. По-прежнему половину доходов и каждый четвертый рубль зарплаты россияне получают в "тени". Об этом свидетельствуют расчеты независимых экспертов.
В БЕДНОСТИ ПРОЗЯБАЮТ ДЕСЯТКИ МИЛЛИОНОВ РОССИЯН. Торможение в экономике, неблагоприятный климат для малого бизнеса, разрастание коррупции, теневого сектора, чиновный произвол - все это эхом отзывается в социальной сфере. Хотя внешне показатели здесь, казалось бы, весьма оптимистичные: реальные доходы в январе - ноябре прошлого года увеличились на 8,8 процента, реальная средняя зарплата - на 16,6. Однако за средними цифрами скрывается опасная дифференциация в оплате. Получка растет быстрее у высоко- и среднеобеспеченных, гораздо скромнее - у бедняков. Темпы сокращения масштабов бедности существенно замедлились. В июле - сентябре 2001-го за этой унизительной чертой прозябали 39,4 миллиона россиян, а в третьем квартале 2002-го - 38,7 миллиона. Прогресса почти нет, особенно если проанализировать предыдущие периоды, когда армия бедных при такой же методике сопоставлений уменьшалась на несколько миллионов человек ежеквартально.
Если откровенно, то и многие из тех, кто официально не считается малообеспеченным (когда доходы выше прожиточного минимума - в среднем 1 817 рублей на человека; данные за третий квартал прошлого года), на самом деле тоже бьются в тисках нищеты. В самом деле, что такое 2 - 2,5 тысячи рублей на душу? Тут и комментировать нечего - это экономия каждой копейки, отчаянная борьба за выживание. По данным Всероссийского центра уровня жизни, свыше 50 миллионов граждан находятся в бедственном материальном положении. И это один из самых серьезных упреков правительству.
Перечень их можно продолжить. В том числе напомнить, как кабинетом министров было объявлено о предстоящей непродуманной, неподготовленной, взбаламутившей общество реформе ЖКХ и как потом (в частности, после протестов в Воронеже) пришлось давать задний ход. Или проанализировать невнятную ситуацию с реформой РАО ЕЭС. Или сказать о пробуксовке банковской реформы. Но и перечисленного достаточно, чтобы понять: правительство далеко не в полной мере отвечает на вызовы времени. И не лучше ли председателю правительства нацеливать кабинет министров на анализ тревожных тенденций, решение актуальных задач, а не убаюкивать общество заявлениями о том, что "все экономические процессы идут позитивными, заданными темпами"?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников