18 августа 2017г.
МОСКВА 
26...28°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.36   € 69.72
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЧЕРЕДЬ ЗА ПОДАЧКОЙ

Шадрина Калерия
Опубликовано 01:01 04 Февраля 2004г.
На Брянском машиностроительном заводе грандиозный скандал: сотни рабочих, получивших извещения от Пенсионного фонда России о размерах своих накопительных счетов, увидели в них ноль. Не лучше положение и у тех, кто уходит на пенсию в эти дни: большинство может рассчитывать только на ее базовую (государственную) часть, которая равна 600 рублям. На страховые и накопительные счета им не перечисляли ни копейки. В такой же ситуации, сообщает наш собственный корреспондент Александр Федосов, оказались труженики ряда других предприятий области. Почему люди остаются без надежды на достойную старость?

- Ни нулевые счета, ни мизерная пенсия для нас не новость, - говорит инженер Брянского машзавода Ирина Стуканова. - Наше предприятие было объявлено банкротом. Мы на каждом собрании требовали от руководителей завода, чтобы они перечисляли деньги в ПФР. Вначале нас кормили обещаниями, а потом дали понять, что о пенсионных отчислениях и речи быть не может. У нас ежегодно уходят на пенсию сотни человек. На что же они будут жить?...
Такой вопрос задают своим работодателям не только труженики Брянщины. В Уральском федеральном округе почти 3,5 тысячи финансово несостоятельных организаций. В Иркутской области 1246 предприятий-банкротов. В Ленинградской их почти 2,5 тысячи. В Республике Мордовия за полугодие под угрозой закрытия оказались 34 крупные организации. Такая же ситуация практически в каждом регионе страны. В арбитражных судах одновременно находится больше 100 тысяч дел о банкротстве. По информации депутата Госдумы прошлого созыва Ивана Грачева, примерно 2/3 предприятий России находятся на грани финансового краха. Их общий долг колеблется от 46 до 50 миллиардов рублей ежегодно. Лишь 7 - 8 процентов этих денег - долги федеральному бюджету. Остальные - долги своим работникам по зарплате и пенсиям.
Они не погашены, потому что выплата предприятием-банкротом этих долгов считается не самым главным делом. Так решили в 1998 году депутаты Госдумы, принимая Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)". В статье 106 - "Очередность удовлетворения требований кредиторов" - говорится, что банкроты "вне очереди" покрывают лишь судебные расходы, коммунальные и эксплуатационные платежи, вознаграждают арбитражных управляющих и только потом приступают к решению проблем своих тружеников.
Далее, в первую очередь удовлетворяются требования тех работников, кто по вине организации заболел или стал инвалидом. Потом выплачивают зарплату договорникам, контрактникам... Дальше рассчитываются с кредиторами, у которых было взято в залог имущество. И только потом, на пятом витке выплат долгов, наступает очередь "обязательных платежей в бюджет и во внебюджетные фонды", то есть налогов и отчислений в Пенсионный фонд.
Обращаться в суд в такой ситуации почти бесполезно. Если даже наемный работник выиграет дело и у предприятия-банкрота найдутся какие-то деньги, то в очереди должников он будет последним. Если в суд обратится весь коллектив, то часть найденных денег за пенсионеров уплатят, разделив их на всех. Тогда выйдет, как на Брянщине, по 2 рубля пенсионных накоплений каждому.
Россияне должны знать, пояснили специалисты Минтруда, что, имея 5-летний трудовой стаж, они получают право на выплату им базовой части пенсии (в этом году 600 рублей). Если работодатель-банкрот не платит за них пенсионные налоги, не выдает регулярно зарплату, то надо немедленно увольняться. Надежды на то, что предприятие "вот-вот поднимется с колен" и вернет все долги, - самообман.
- Люди, работающие за полторы-две тысячи рублей в месяц, вряд ли смогут накопить на достойную старость, - считает Валентина Демина, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике. - Надо делать все для того, чтобы увеличивать зарплату.
Однако зарплату пока поднимают только депутатам Госдумы, которые создают законы, делающие нас банкротами.


Loading...



Фильм «Матильда» получил прокатное удостоверение. Ну как, смотреть пойдете?