05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КТО УБИЛ РЕДАКТОРА?

Индиряков Владимир
Опубликовано 01:01 04 Февраля 2005г.
В 2002 году в Самаре убили руководителя популярной газеты Валерия Иванова. Убийцу так и не нашли. В октябре 2003 года был убит главный редактор газеты "Тольяттинское обозрение" Алексей Сидоров. "Охота" на журналистов потрясла весь город. Последнее преступление совершено с непостижимой для нормального человека жестокостью. Почти два десятка колотых ран насчитали на спине и груди погибшего.

На сей раз уголовное дело взяли на контроль в Генеральной прокуратуре. Прозвучали заверения правоохранителей в неотвратимости возмездия. Слишком велик был общественный резонанс. Раскрыть убийство хотя бы одного из двух главных редакторов стало делом чести для блюстителей законности. И вскоре следствие якобы вышло на след преступника. Подозреваемым оказался работник завода "Куйбышевазот" Евгений Майнингер. Его арестовали.
По версии следствия, события развивались так. Алексей Сидоров встретился с Евгением Майнингером поздно вечером около своего дома. Они повздорили, и молодой рабочий, достав заточку, нанес Сидорову многочисленные удары. Затем зашел домой - живет он рядом, - сменил окровавленную одежду и отвез орудие преступления в район плотины Волжской ГЭС, чтобы спрятать, как говорится, концы в воду.
Подозреваемый отпираться не стал. Следствие пошло ему навстречу - была оформлена явка с повинной. Высокопоставленные представители МВД и Генпрокуратуры сразу же сообщили о преступлении "на бытовой почве". Однако коллеги Алексея Сидорова связывали убийство журналиста с его профессиональной деятельностью.
Целый год, пока шло следствие с допросами и очными ставками, Евгения Майнингера держали в следственных изоляторах Сызрани и Тольятти. Уголовное дело набирало "вес", но от этого обвинение не стало более аргументированным. В виновность Евгения не верили ни в коллективе, где он работает газоэлектросварщиком, ни те, кто его знал не один год. В тот день, когда он якобы изготовил в цехе заточку, молодой человек занимался сварочными работами на большой высоте, и ничего подобного сделать не мог. В те минуты, когда было совершено убийство, Майнингера видели около киоска - в стороне от места преступления. Не стыкуется с показаниями свидетелей и время, когда он, по версии следствия, "заметал следы в районе Волжской ГЭС".
Слухи о том, что уголовное дело "шьется белыми нитками", доходили даже до сокамерников Евгения, которые относились к парню с сочувствием, впрочем, как и сотрудники следственных изоляторов. Об этом рассказывал его отец Юрий Иванович, привозивший сыну передачи.
А как же явка с повинной, признательные показания подозреваемого в тяжком преступлении?
- На меня оказывали физическое и моральное воздействие, - так обьяснил суду свою позицию Майнингер.
Парня просто сломали угрозами упрятать за решетку на два десятка лет. Но если пойдет навстречу следствию, срок обещали небольшой, да и тот якобы через какое-то время можно скостить... "Обработка" шла на допросах в СИЗО, куда привозили фотографии незнакомых мужчин и предлагали "опознать" любого в качестве сообщника или убийцы.
Бесцеремонность следствия должна иметь веские причины.
- Я думаю, что дело совсем не в низкой квалификации тех, кто вел следствие и контролировал его ход, - говорит адвокат обвиняемого Тамара Кучма.
На суде прозвучали показания одного из свидетелей, который утверждал, что убийство главного редактора тольяттинской газеты связано с его профессиональной деятельностью. В руки Алексея Сидорова якобы попали документы, свидетельствующие о коррупции в правоохранительных органах. В тот роковой вечер он готовил к публикации материал, который так и не был напечатан.
Председательствующий на суде Андрей Кириллов и заседатели скрупулезно оценивали каждый факт, каждую деталь уголовного дела и пришли к единодушному выводу: обвиняемый к преступлению не причастен. А коллегия областного суда, куда обратился с жалобой представитель прокуратуры, добавила к оправдательному приговору, что Майнингер имеет право на возмещение материального и морального вреда. Прокуратура, которая вела дело, должна принести ему публичное извинение в средствах массовой информации. Кроме того, бывший подсудимый требует возместить ему заработную плату за весь период, который он находился в СИЗО Сызрани и Тольятти, оплату услуг адвокатов и прочие вынужденные расходы. "Меня обвинили в совершении особо опасного преступления, насильно оторвали от семьи, оставили ее без средств к существованию",- пишет Майнингер в исковом заявлении. Кстати, пока молодой человек содержался в следственных изоляторах, у него родился второй сын.
По словам заместителя прокурора области Евгения Новожилова, который курирует Тольятти, вместо Сергея Корепина, расследовавшего убийство журналиста Сидорова, работу продолжит, видимо, другой сотрудник. Оснований для организационных и дисциплинарных выводов пока нет...
Действительно, какие могут быть выводы...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников