27 сентября 2016г.
МОСКВА 
9...11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.69   € 71.64
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СКОЛЬКО ЖЕ ПАРТИЙ НАМ НУЖНО?

Кива Алексей
Опубликовано 01:01 04 Марта 2000г.
27 февраля, как известно, проправительственный избирательный блок "Единство" на своем учредительном съезде, проходившем при широком участии представителей правящей элиты в Кремлевском дворце, был преобразован в общероссийское общественное движение с перспективой превращения в политическую партию.

При этом присутствовавший на съезде и.о. президента и бесспорный фаворит нынешней президентской гонки Владимир Путин высказался в пользу формирования в стране "цивилизованной партийно-политической системы". Как он выразился, двух-, трех-, в крайнем случае четырехпартийной системы.
В последние годы в стране то и дело появлялись новые партии и общественно-политические движения, однако как не было у нас развитой партийно-политической системы, так и нет. По существу, есть лишь одна организованная, структурированная, имеющая свою идейно-политическую платформу и пользующаяся стабильной поддержкой определенной части населения: это - КПРФ. Но и она, по сути, пришла к нам из прошлого - как наследница КПСС.
Для создания нормально функционирующей полнокровной партии нужна очень серьезная, многотрудная и многолетняя работа по ее строительству. Нужны ясная стратегия и тактика и, конечно же, концепция, если хотите, философия партии: быть ли ей в центре, правее или левее центра, но только не всеядной, объединяющей в своих рядах как левоцентристов, так и правоцентристов, что на деле, например, имеет место сейчас в весьма (по замыслу) перспективном, на мой взгляд, движении "Отечество". Нельзя быть одновременно партией, похожей на лейбористов Тони Блэра, и на голлистов Жака Ширака, хотя эти партии и их лидеры достойны уважения. Но это, как говорится, к слову. А чтобы понять, в какой степени многопартийная система важна для России, давайте ответим на ряд принципиальных вопросов.
Вопрос первый. Зачем нужна та партийная структура, о которой говорит Владимир Путин? Исторический опыт показывает, что демократия начинается только тогда, когда в стране появляется реальная многопартийность. Как ни пытались кое-где строить демократию на базе однопартийности, в конечном итоге из этого ничего путного не получалось. Склонного, допустим, к уважению политического плюрализма лидера раньше или позже, но неизбежно сменял лидер авторитарного толка, и страна скатывалась в тоталитаризм. Однако и сама по себе многопартийность еще не служит надежным гарантом против диктатуры. В критические периоды развития страны она, многопартийность, довольно легко может оказаться опрокинутой.
На деле лишь двухпартийная система является устойчивым гарантом зрелой демократии. Однако как много надо сделать в сфере общественных преобразований, чтобы сложилась и укоренилась такая система. (К слову, я не очень понимаю, что имеет в виду В. Путин, говоря о трех-и даже четырехпартийной системе. Скорее всего, тут не совсем точное употребление термина: видимо, он имел в виду просто число влиятельных партий.)
Двухпартийная система функционирует не обязательно тогда, когда есть только две примерно равновлиятельные партии, как, например, в США. Их может быть и 5, и 6, и даже 10. Но две самые влиятельные из них самостоятельно или со своими союзниками завоевывают большинство мест в парламенте и формируют правительство. Практически попеременно. Как в США, как в Англии или в Германии, а с недавних пор и во Франции и даже в Италии. В то же время в ФРГ только в парламенте представлены ХДС/ХСС, социал-демократы, "зеленые", марксисты в лице Партии демократического социализма, есть депутаты и от партии либералов. Но правят страной в течение уже многих лет подряд фактически две партии, или, если угодно, два альянса: ХДС/ХСС в союзе с либералами или социал-демократы - тоже в союзе вначале с либералами, а нынче - с партией "зеленых".
Мировой опыт подсказывает: для появления и функционирования зрелой двухпартийной системы необходимо выполнение нескольких условий. Первое - высокий уровень социально-экономического развития и материального достатка в обществе. Второе - сближение взглядов основных партий страны, с консенсусом по некоторым важнейшим проблемам, таким, например, как представительная демократия, рыночная экономика, права человека и т.д. Третье - трансформация массового сознания из конфронтационного в компромиссное, консенсусное. Четвертое - высокая политическая культура основных игроков на политической сцене. А если всего это нет или есть частично, то вполне возможна квазидвухпартийная система, которая уже функционирует в ряде стран постсоциализма. Например, в Польше, где правых у власти сменяют левоцентристы и наоборот. Кстати, и такая квазидвухпартийная система на деле уже является неким завоеванием демократии. Дай, как говорится, Бог, чтобы она у нас появилась как можно скорее. Ибо от нее можно уже идти к зрелой двухпартийной системе.
Вопрос второй. Что нам мешало раньше встать на путь партийного строительства при непосредственном участии высшей, то есть президентской, власти? Сама эта власть. Вначале она не понимала значения партий на этапе становления демократии даже в жизни демократических стран. Борис Ельцин, как известно, слабо разбирался в политологии, да и в истории, философии и прочих общественных науках. Ему все или почти все заменяла политическая интуиция. Но он многое заимствовал у видных демократов первой волны. А те, однажды возненавидевшие "монолитную", всевластную и во все вмешивающуюся КПСС, часто питали неприязнь к партиям как таковым, считая, что их время уже прошло.
Вопрос третий. Сумеет ли создать мощную, влиятельную партию на базе "Единства" Владимир Путин, если станет президентом? Думаю, да, это реально. Для этого есть все предпосылки. Членами новой партии власти наверняка захотят стать и многие нынешние правые, и многие нынешние центристы.
Вопрос четвертый и последний. Нужна ли вторая мощная политическая партия стране? Несомненно, да. Это может и оказаться началом формирования двухпартийной системы. Причем если Путин проявит себя умелым руководителем, сумеет обеспечить подъем экономики и жизненного уровня россиян, а говоря шире, создать условия для возрождения России, то позиции КПРФ неизбежно начнут убыстренно сближаться с позициями социал-демократии: ведь нынешняя сила КПРФ не в широкой поддержке ее программы, марксистской идеологии, а в недовольстве миллионов россиян политикой Ельцина... Тем самым в стране сформируется не только мощная правоцентристская партия, но и нынешняя жизнеспособная часть КПРФ перейдет на платформу социал-демократизма. Именно по этому пути пошли, как известно, правящие партии бывших соцстран Восточной Европы. Ну, а как пойдет дело у нас, поживем - увидим.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.