03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОРОВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Федосов Александр
Опубликовано 01:01 04 Марта 2002г.
Пять лет назад орловские села мало чем отличались от других. Казалось, сопротивляться перестали даже самые сильные.

То, что предпринял тогда губернатор Егор Строев, могло быть воспринято и как саботаж государственной политики. А на самом-то деле орловская власть протянула тонущему крестьянству руку. Строева обвиняли в попытке возродить колхозные порядки, в подавлении свободы, но он подарил такую свободу селянам, что его реформу теперь называют второй отменой крепостного права. В прошлом году здесь получили рекордный урожай зерновых. Если в целом по России на человека пришлось пять центнеров зерна, то в Орловской области - две тонны! Хозяйств, получающих зерна по 50 - 60 центнеров с гектара, становится все больше. Те, кто вырастил менее 25 центнеров, стыдятся признаться в этом. По производству молока на душу населения область заняла первое место в стране, картофеля - третье. Да и остальные показатели растут невероятно быстро. По объему валовой продукции на душу населения орловцам уже нет равных в России.
КОРОЛЕВСКИЕ ФАЗАНЫ
Блажь такая есть у "новых русских" - стрелять фазанов, которых для них растят где-нибудь на ферме. Выпустят птицу в лесу, и, пока она неуклюже машет крыльями, "крутые" ребята палят из карабинов. Каждую летающую "мишень" Киреев продает фирмачам за пятнадцать долларов, в подмосковных лесах она стоит уже вдвое дороже. Иной фазан столь же невзрачен, как рябая курица, но королевская порода выдается всем великолепием полуметрового пестрого хвоста. Спрашиваю, не жаль ли такую красоту отдавать на растерзание горе-охотникам, а хозяин подворья усмехается в старообрядческую бороду: "Конечно, жалко".
Кирееву сорок четыре года, живет он с женой и четырьмя сыновьями в деревне Истомино под Орлом. Зооинженер с высшим образованием до сорока двух лет успел наработаться в колхозе, но ни прибытка, ни радости не ощутил, только разочарование и усталость. Он и сейчас говорит, что все лучшее уже позади, но я слышу в словах иронию. Уже три года как занимается разведением живности на своей усадьбе размером чуть больше гектара. В сущности, перепелки, кролики, фазаны занимают не так много места, а на остальной площади - сад. Не нужно Кирееву многих земель, он вымаливает лишь здоровье своей семье да надеется на кредит в полмиллиона рублей, который намерен отработать за год.
Хозяйство начиналось с разведения кроликов, но скоро фермер решил, что выгоднее все же заняться фазанами и перепелками. Кролики теперь будут на попечении одного из сыновей. Не так давно купил пять фазанов, они оказались плодовитыми. Правда, радость хозяина была недолгой, потому что однажды в деревне вырубили свет, и четыре с половиной тысячи яиц в инкубаторе пропали. Только с третьей попытки дело наладилось, и уже в прошлом году продали пятьсот птиц. Через несколько лет стадо вырастет до двух с половиной тысяч голов. Это немного, полагает Виктор, потому что в Венгрии, он читал, три человека содержат ферму, на которой 48 тысяч фазанов. Однако русскому крестьянину пока приходится туговато без валюты. Надо бы расширять жилье для фазанов, но пока не получается.
В клетках у Киреева есть дикие утки, цесарки, декоративные куры. Перепелки несут чудо-яйца, на которые великий спрос. Торговый оборот небольшого хозяйства достиг 1,8 миллиона рублей. Никто и предположить не мог, что скромный земельный участок может превратиться в Клондайк. Да только наполнять эту золотую жилу приходится каторжным трудом. Фермер спит по нескольку недель в хлеву вместе с только что вылупившимися фазанятами, иначе не уберечь их от напастей. Жена Виктора до сих пор не верит в надежность дела и по-прежнему работает за девятьсот рублей на колхозной ферме, поднимаясь в четыре утра и являясь поздно вечером. А здесь, в недостроенном доме, ждут пятеро голодных мужиков.
- Барана на стол кинь - через пять минут от него уже ничего не остается, - ухмыляется Виктор.
ЖУРНАЛИСТ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ
Но вот что надо бы осмыслить: остальное Истомино не слишком усердствует. Лишь сосед Киреева пытается нажить себе благосостояние на восьми коровах. Но три у него "работают" на бензин и запчасти для "Нивы", а прибыли с остальных буренок мало, потому что молоко приходится возить за сто километров. А ведь когда-то истоминское хозяйство считалось крепким. Не ведает и Киреев, что случилось бы с ним, не прослышь он о фонде "АгроМИР".
"АгроМИР" возник несколько лет назад при поддержке Егора Строева. Возглавил фонд Михаил Коньшин, бывший журналист-аграрник. Уйдя десять лет назад из газеты, он полтора года искал себе применение, пока однажды Строев не вспомнил о своем критике: "Найдите мне этого умника". Кто из журналистов других российских областей не подумал бы о подоспевшей расправе? Нет, Коньшину предложили набрать команду, которой предстояло возглавить одно из направлений орловской аграрной реформы.
Но сначала была передача земли крестьянам. Скандальная, тяжкая и завершившаяся разочарованием. Потому что, получив свой пай, житель деревни не ведал, чем ее обрабатывать, как продать урожай. Вместо запаха трудового пота над нивами плыл пьяный угар. Остатки колхозного добра разворовывались, поля покрывались бурьяном, солнце всходить перестало.
Собственно, из этого разочарования и родилась идея орловской реформы.
Областная власть решила, что спасти деревню может только объединение полуразрушенных хозяйств с теми, кто показал себя крепким хозяином. Или же объединение под крылом государственной структуры. Так появилась компания "Орловская нива", учрежденная областной администрацией. Она возрождала разрушенные хозяйства, объединяя их в крупные агрофирмы, которым помогала деньгами. Чтобы "Нива" не превратилась в монополиста, через некоторое время создали другой холдинг - "Орловский агрокомбинат", потом еще два.
Из болота долгов, куда попали в начале российских реформ как бы освобожденные крестьяне, их вытаскивал и "АгроМИР" Коньшина. Команда толковых юристов разработала целую науку законной передачи разваленных хозяйств эффективному собственнику. Никто не лишался земельной собственности, и это мужики скоро поняли. В агрофирмы, которые объединяли несколько разваленных хозяйств, начали проситься.
Пожалуй, уже хрестоматийной стала история взлета первой агрофирмы, появившейся в самом дальнем районе. Сергей Будагов, присоединяя к своему предприятию одно хозяйство за другим, создал агрофирму "Юность". На 22 тысячах гектаров он получает сейчас урожай в 43 центнера с гектара.
Будагову даже не пришлось просить помощи у властей, и его пример не единичен. Однако для большинства сельхозпредприятий появление "Нивы" и других холдингов стало действительно спасением. Свой "благодетель" оказался и у нескольких хозяйств Орловского района. Это Александр Дрогайцев, земли которого 125-километровым полукольцом прильнули к городу и поят его молоком.
ИМПЕРИЯ ДРОГАЙЦЕВА
Превращение бывшего комсомольского секретаря то ли в помещика, то ли в местного олигарха у одних вызывает восхищение, у других - зависть, у третьих - вопрос: сколько этой империи осталось жить? Комсомольца, еще девять лет назад начавшего прибирать к рукам пригородные земли, пытались укоротить наручниками, поджогами и ненавистью масс. Но у парня была закалка на зависть. Миновала бы его тюремная участь или нет, сейчас он не хочет гадать, но и его уберег от напастей Егор Строев. Губернатор захотел лично посмотреть, чем же занимается "отпрыск партии", и убедился, что занимается он делом. С той поры лишь мелкое ворье тревожит Дрогайцева, но от щипачей он отгородил свои фермы заборами. Бандиты тоже понимают, что нажитое трудом просто так, без боя никто не отдаст, а потому не предлагают "крышу".
Акционерное общество "Маслово", которым владеет Дрогайцев, росло за счет "заглатывания" слабых хозяйств. Масловские владения расширились до 17 тысяч гектаров. Пять тысяч коров и столько же свиней в шести отделениях акционерного общества. Каждый день в Орел отвозится 15 тонн молока, а суточный оборот - 300 тысяч рублей. Прибыль прошлого года составила сорок миллионов рублей. Дрогайцев на своих землях и отец родной, и судья, и благотворитель, и полководец. Полсотни молдаван несколько лет подряд приезжают к нему на заработки, а некоторые уже переселились сюда с семьями. Жилье Александр Дрогайцев дает, газ проводит, школу и церковь ремонтирует, теперь вот намерен отправить своих работников за границу, чтобы подучились. Удивительно, но в то время, когда Будагов решил закупать немецкие комбайны, Дрогайцев напрочь отвергает иноземную технику. Она закабаляет русское крестьянство и высасывает из него все соки, убежден патриот. Но уж отечественную технику он заставляет разбирать до винтика. В хозяйствах жесточайшая дисциплина, трепещут все, особенно управляющие шести отделений, которые каждый вечер по радиосвязи отчитываются перед хозяином. Впрочем, говорит, ему прежде всего нужно доверие людей.
Пример Дрогайцева, Будагова и других хозяйственных мужиков помог определиться и в споре о купле-продаже земли. Начальник управления сельского хозяйства Орловской области Вячеслав Серов выразился так:
- Многих уже втянул этот процесс, да и руководители сельских хозяйств перестали ориентироваться только на государство. У нас теперь около пятидесяти крупных агрофирм и уже нет убыточных хозяйств. Что касается купли-продажи земли, то позиция нашего губернатора и его команды состоит в следующем. Сейчас вся земля находится в собственности крестьян. Когда-нибудь ее введут в оборот. Думаю, будут и ошибки, но все притрется. Главное, не нужно бестолково ждать и отмахиваться от новых идей. Мы вообще исходим из того, что молодежь всегда права.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников