29 сентября 2016г.
МОСКВА 
7...9°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.95   € 71.57
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В РОЗЫСКЕ - МИЛЛИОН ГЕРОЕВ

ПИСЬМО
"ПОМОГИТЕ НАЙТИ МЕДАЛИ"
В редакцию газеты "Труд" от бывшего гвардии

ПИСЬМО
"ПОМОГИТЕ НАЙТИ МЕДАЛИ"
В редакцию газеты "Труд" от бывшего гвардии красноармейца 68-го стрелкового полка 23-й гвардейской дивизии 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, в настоящее время инвалида ВОВ первой группы, проживающего по адресу: Республика Узбекистан, г. Джизак, ул. Лаврентьева, д. 7, кв. 1, Щукина Петра Яковлевича
Дорогая редакция!
Обращаюсь к вам с просьбой. В 1945 году я участвовал в боях на Одере, затем в штурме города Берлина. При разведке был тяжело ранен. В моей жизни случилось так, что я до настоящего времени не получил награды: медали за "Взятие Берлина" и "За победу над Германией". Подлинники справок найдены и имеются у меня в настоящее время. Обращался в горвоенкомат по месту жительства с просьбой о содействии в получении указанных наград, но там ответили, что в связи с прекращением существования СССР горвоенкомат не может ничем помочь.
Прошу вас, подскажите, куда мне обратиться, чтобы получить указанные награды. При взятии Берлина многие солдаты нашего полка были представлены к наградам. Была в списках и моя фамилия, но в связи с ранением я так и не узнал, был я награжден или нет.
О себе: мне 74 года. По заключению ВТЭК, как инвалид ВОВ, должен был еще в 1992 году получить автомобиль "Запорожец" с ручным управлением, но опять же в связи с прекращением существования СССР эта надежда не оправдалась. Кто может мне помочь?
Прилагаю:
Копии справок в колич. 2 (две) шт.
Копию свидетельства о болезни N 7604/5533.
К сему Щукин.
Наш собственный корреспондент в Узбекистане получил задание встретиться с автором письма.
КОМАНДИРОВКА
ГЛАВНОЕ ЗВАНИЕ НА ЗЕМЛЕ -РЯДОВОЙ
Ветеран Великой Отечественной войны, которую в Узбекистане теперь принято называть Второй мировой, Петр Яковлевич Щукин живет в степном городе Джизак на улице Лаврентьева, названной так в честь известного организатора освоения целины в Голодной степи.
Петя Щукин приехал сюда после войны, как и тысячи энтузиастов, чтобы превратить Голодную степь в рай земной. Среди комсомольцев-добровольцев встретил и будущую жену, Ирину Ивановну. "Жизнь, запутанная в цифрах" - так сформулировал Петр Яковлевич, бухгалтер-пенсионер, всю свою послевоенную биографию.
А биография военная - как пулеметная строчка: на войне, которая длилась четыре года, 18-летний красноармеец Петр Щукин провел ровно четыре месяца. Но вообще-то как рассказывать...
Родился он в селе Хрущевка ("имя это не в честь Никиты Сергеевича, кукурузная он душа") Саратовской области. В четыре года остался круглым сиротой. В пятнадцать, когда началась война, научился управлять трактором. Много раз с друзьями писал заявление с просьбой послать на фронт. Их отфутболивали, как подранков, но Пете однажды повезло: у него был такой замечательный каллиграфический почерк, что взяли писарем в часть, где шло распределение в действующую армию. На фронт пустили только через полтора года, когда ему стукнуло 18.
Подкрепление, в котором был и красноармеец Щукин, привезли на самую линию фронта, когда войска Первого Белорусского фронта прорвали блокаду противника на Висло-Одерском направлении. Курс молодого бойца в той трагической мясорубке начинался и кончался для многих в считанные дни. Ползли они однажды с сослуживцем Ваней под прицельным огнем. Немного оставалось до безопасного укрытия, когда Иван открыл рот и хотел что-то важное сказать. В тот миг пуля пронзила его голову. Петр Яковлевич не может объяснить, почему, но до сих пор мучается вопросом: что тогда хотел сказать ему Ваня?..
Свой последний бой он помнит в подробностях. Было это 24 апреля 1945 года в трех километрах от Бранденбургских ворот. Сражения на улицах Берлина шли упорные. После зачистки освобожденных кварталов мобильные подразделения противника появлялись откуда-то сзади и открывали огонь. Секрет открылся позже, когда в руки нашего командования попали карты и схемы подземелий германской столицы. Почти под каждым жилым домом была целая крепость.
Много ребят полегло в те дни. Осколок снаряда выбил из строя красноармейца Петра Щукина. "Анамнез: боль в левой голени и отвисание левой стопы" - так, может, не совсем грамотно, но точно написано в медицинской карте, заполненной в полевом госпитале на окраине Берлина за день до его падения. Пункт последний той справки гласит: "Ранение получено в боях за Родину".
55 лет спустя мы сидим за большим столом в доме Щукиных, который знавал и более богатые времена. На столе русский каравай, только что извлеченный из духовки, и смородиновое варенье из своего садика. Ирина Ивановна нарезала хлеб. Полагалось бы это делать хозяину, но у Петра Яковлевича, ходившего до сих пор с палочкой, ослабли и руки. Несколько лет назад погиб в катастрофе старший сын, пять внуков осталось. "Теперь мне надо держаться", - говорит Петр Яковлевич.
Говорили о маленьких пенсиях, о машине, которую десять лет все обещает местный собес, о неработающем телефоне, о президентских выборах и победе Путина. Мне показалось, что не в самом центре Узбекистана это происходит, а где-то под Рязанью, в России.
- Переезжать не собираетесь? - спрашиваю Щукина.
- Отвыкли мы от России. Племянницы с мужьями уехали, но не прижились. Видать, их степь целинная не отпускает. Мы здесь корни пустили. Меня тут уважают, до сих пор помогаю отчеты своей бывшей конторе делать. Медаль "За взятие Берлина" внуку повешу - раньше у казаков такое разрешалось. Пусть носит, гордится дедом, - заключает Петр Яковлевич.
Многие ровесники Щукина не вернулись с той войны, кто вернулся - не каждый дожил до 55-летия Победы. Много с тех пор появилось попыток переписать прошлое, расставить другие акценты во Второй мировой войне. Но какой историк посмеет возразить, что 18-летний красноармеец Петя Щукин, защищая Родину, добивал фашизм в его логове? Кто не согласится, что на рядовых любая победа держится - и при штурме Берлина, и при освоении Голодной степи... Мы не можем вернуть им здоровье и молодость, но в наших силах вернуть ветеранам ощущение, что общество благодарно помнит, какую высокую цену они заплатили за общенародную Победу.
Теперь наш черед рассчитываться.
Валерий Бирюков.
Джизак, Узбекистан.
С просьбой помочь найти ответы на вопросы ветерана войны Щукина из Узбекистана мы обратились к З.Я. Галутину, который 30 лет занимается розыском награжденных.
КОММЕНТАРИЙ
СТО ЛЕТ - НА ПОСЛЕДНИЙ ОТВЕТ?
Первое, что мы сделали по просьбе "Труда", - отправились в Подольск, в Центральный архив Министерства обороны. Скажу сразу: сенсации не случилось. Хотя была у меня надежда, что есть там еще и награда, о которой Петр Яковлевич не подозревает. В картотеке неврученных наград, которая, по моим подсчетам, составляет около миллиона единиц, мы нашли Щукина Петра Яковлевича, тоже 1926 г.р., уроженца Ташкентской (!) области, ему до сих пор не вручена медаль "За отвагу". Но воевал полный однофамилец в другом полку, в другой дивизии, да и родился не в селе Хрущевка. Тоже еще чья-то судьба, а таких судеб - сотни тысяч. За тридцать лет нам удалось найти и вручить награды 21 тысячи ветеранов, это лишь небольшая часть от той работы, которую мы просто обязаны завершить, пока нас не покинул последний ветеран.
Мы все понимаем, что нужна немедленная компьютеризация картотеки. Очень важно издать книгу неврученных наград и разослать ее по всем военкоматам, это значительно ускорит темпы поиска. Все проблемы надо решать в рамках СНГ, ибо Центральный архив неделим, картотеку неврученных наград разделить невозможно, равно как и нашу общую Победу. Есть отдельные поисковые группы в странах СНГ, которые приезжают в Подольск и разыскивают награды, но сейчас их возможности практически сведены к нулю.
Я обратился с письмом к председателю Комитета ветеранов войны Координационного совета Содружества организаций ветеранов Независимых государств генерал-лейтенанту Аношкину В.И. Решить проблему может только согласованное взаимодействие правительств стран СНГ. Отношение к ветеранам - это главная политика любого государства, пекущегося о своем авторитете. Однако если мы будем продолжать работу нынешними темпами, то только к столетию Победы будет разобрана картотека неврученных наград. Сегодня и так только десятый ветеран оказывается живым, если мы находим его награду. Как правило, вручаем удостоверения о боевых наградах уже его детям и даже внукам. Кому мы собираемся передать в наследство эту неразобранную картотеку? Как мы можем надеяться на потомков, если сами преступно не сделали эту работу?
Мы, добровольные помощники Главного управления кадров и Центрального архива МО, продолжаем поиск независимо от того, живет ветеран (или его родственники) в России или СНГ. Совсем недавно обнаружили ордена Славы III степени, которые до сих пор не вручены Кучкару Рахманову, проживающему сейчас в Ферганской области, и Кариму Рахимову из Хорезмской области.
К сожалению, не каждое государство сегодня имеет в наличии все награды Великой Отечественной войны. Это тоже еще одна проблема. Допускаю, что именно по этой причине Петру Яковлевичу Щукину отказали в военкомате Джизака. На медали "За взятие Берлина" и "За победу над Германией" наградные листы не заводились. Но тех справок, которые есть сейчас на руках ветерана, для этого достаточно. Ему следует сейчас обратиться в Министерство обороны Узбекистана.
ПОСЛЕСЛОВИЕ РЕДАКЦИИ. Вручение медалей бывшему гвардии красноармейцу Петру Щукину непременно состоится. Все подробности мы сообщим читателям "Труда" в канун Дня Победы.
Ядвига Юферова.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.