27 сентября 2016г.
МОСКВА 
10...12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.69   € 71.64
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СИМВОЛЫ

Краснов Михаил
Опубликовано 01:01 04 Апреля 2000г.

Наше общество сможет, по-моему, считать себя зрелым, когда начнет отбраковывать на выборах тех

Наше общество сможет, по-моему, считать себя зрелым, когда начнет отбраковывать на выборах тех политиков, которые слишком часто и страстно апеллируют к народу. Их надо бояться в первую очередь, ибо чем настойчивее такой деятель твердит, будто он самый человеко- и народолюбивый, тем более он в жизни склонен презрительно взирать на людей, видеть в них серую массу, средство для осуществления своих замыслов. Мы этого нахлебались в полной мере в советские времена. Если схематично изобразить, что получилось в результате коммунистического эксперимента, можно бы нарисовать космический корабль, пролетающий над бараком. Нынешняя беда в том, что и бараки остались, и гордиться стало особенно нечем. Единственное, что внушает оптимизм, так это надежда на резервы, которые на самом деле открывают демократия и рынок, которые так и не введены в действие.
Будут ли введены эти резервы нынче, после выборов президента? Вопрос возникает потому, что всю нынешнюю ситуацию пронизывала недосказанность. С одной стороны, мы слышали от премьер-министра, исполняющего обязанности президента, вполне либеральные суждения, с другой - наблюдалась некоторая советизация самого стиля поведения власти, причем на фоне слов о державности, величии страны. Скажу сразу: я не разделяю точку зрения, согласно которой необходимо противопоставлять либеральные ценности и ценности, так сказать, государственнические. Объективно эти ценности ни в одной демократии не противоречат друг другу, ибо без сильного правового государства начнется хаос, а за ним неизбежна кровавая диктатура. Между прочим, Белое движение в России, о котором у нас, кстати, так и не сказано всей правды, защищало одновременно и российскую государственность, и ценности нормальной человеческой жизни.
В то же время в неоднозначности В. Путина, помноженной на его популярность среди разных слоев общества, есть большой плюс. Над ним не висит груз конкретных обещаний. Он не раздавал авансы. Поэтому у него есть равные шансы: упорядочить государственную жизнь на советских началах либо на началах демократических. Я верю, что он изберет второй путь. Но тогда от него потребуется вдохновить общество. Одного нынешнего кредита доверия на долгую работу не хватит. Но чем вдохновить людей? Прежде всего действиями-символами, которые больше, чем любые программы и декларации, дадут ясные импульсы как государственному аппарату, так и всему обществу. Словам о достойной жизни наш народ уже не поверит. Этими словами его обманывали не раз (Г. Зюганов тоже говорит о достойной жизни, предлагая систему, которая способна служить не человеку, а номенклатуре). Остается один выход - начать процесс прорыва к этой самой жизни. Люди очень быстро увидят, как к ним действительно относится власть. И вовсе не любви они ждут, а истинного уважения к личности, пронизывающего всю государственную деятельность - от высших государственных решений до реального отношения местного чиновника к человеку. Осмелюсь предложить некоторые из этих символических действий, для которых не потребуется ни больших денег, ни больших организационных ресурсов.
СИМВОЛ ПЕРВЫЙ. Россия должна твердо сказать себе и миру, какие ценности ей близки, а какие она отбрасывает как лживые и античеловеческие. Для этого начать необходимо с переосмысления сути советского периода и вынесения ему официальной правовой, а значит, без эмоций и спекуляций, оценки. Историю действительно нельзя оплевывать. Не надо трибуналов. Надо просто сказать всю правду. Вся правда, сказанная на государственном уровне, фактически и будет означать покаяние перед историей, перед самими собой. Россия наконец узнает тех, кем действительно может гордиться. Она узнает, в частности, что Белое движение было прежде всего (при известной его противоречивости) движением не дворянских и буржуйских сынков, а честных патриотов, которые не дали себя обмануть и не смогли молча наблюдать за крушением Российского государства... Многое будет не просто новым для российских граждан, но и станет для нас очищающим душу потрясением.
СИМВОЛ ВТОРОЙ. Мы с умилением узнаем, что в Швеции полицейский штрафует особу, принадлежащую к королевской семье, за нарушение правил дорожного движения или что в Великобритании недавно оштрафовали жену премьера Т. Блэра за безбилетный проезд в пригородном поезде. У нас же, несмотря на многие перемены в правовой системе, все еще существует "выборочная юстиция", или "правосудие не для всех". И это один из главных разлагающих факторов, хотя Конституция гласит: "Все равны перед законом и судом". И если в жизни этот принцип не действует, "демократию можно закрывать". Не менее разлагающей является безнаказанность и в отношении самих стражей правопорядка, творящих произвол и насилие.
Владимир Путин наверняка неоднократно еще будет произносить слова о законности. И правильно. Но этим словам поверят, если граждане увидят, например, что:
- сам президент при любой удобной ситуации публично и демонстративно подчеркивает свое щепетильное отношение к правовым принципам (например, к презумпции невиновности);
- на скамью подсудимых сел не бывший, а действующий руководитель региона или министерства, грубо поправший закон;
- после публикации материалов в СМИ, описывающих рукоприкладство или вымогательство со стороны сотрудников правоохранительных органов, мгновенно возбуждено уголовное дело, о ходе которого граждане информируются;
- уволен от должности или привлечен к иной ответственности руководитель ведомства, проявивший покровительство в отношении нарушивших закон подчиненных, отказывающийся исполнить решение суда или даже только позволивший себе публично высказать до суда собственную оценку незаконных действий своих сотрудников;
- тот или иной закон отклонен президентом только по причине того, что он облегчает условия для коррупции;
- на автомашинах всех должностных лиц любого ранга запрещено устанавливать специальные сигналы ("маячки", сирены и проч.); их должны иметь только оперативные машины - пожарные, "скорой помощи", милиции.
СИМВОЛ ТРЕТИЙ. Смысл демократии в том, что власть зависит от общества. Надежда на доброго царя, вождя, президента рождается как раз там, где этой зависимости нет. У нас она пока так и не сформировалась. Как быть? Создавать ее можно, когда в обществе уже есть "критическая масса" людей, ценящих свою свободу и собственность. А раз ее у нас тоже нет, получается замкнутый круг. Выход - в применении нестандартных (кажущихся нестандартными) решений. Если у Путина будет искреннее желание прорвать этот заколдованный круг, он мог бы выступить, например, с инициативой, исходящей из того, что главный фактор, определяющий зависимость государства от общества, - налоги.
Сегодня мы неохотно их платим не только потому, что они несправедливо высоки и сама система запутана, но и потому, что люди практически не имеют возможности ощутить себя подлинными налогоплательщиками, т.е. через уплату налогов подчинять госаппарат общественным интересам. Тем более что и депутаты, являясь номинально представителями избирателей, при обсуждении "бюджетного пирога" выступают, как правило, лоббистами не общественных, а ведомственных, отраслевых и даже групповых интересов (не всегда бескорыстно). Почему бы не предоставить обществу возможность самому определять приоритеты своего развития? Сделать это можно, по-моему, следующим образом. Граждане уплачивают налоги не вообще в казну, а на конкретный счет, который присваивается определенной государственной функции, может быть, даже с еще более подробной разбивкой этих функций. Одни предпочтут образование, вторые - здравоохранение, третьи - экологию, четвертые - науку, пятые - военно-промышленный комплекс и так далее. А может, и сразу несколько сфер. Разумеется, обнаружатся функции, которые не пользуются популярностью, но являются жизненно необходимыми для общества. Скажем, содержание того же государственного аппарата. Значит, должен быть какой-то обезличенный остаток средств, который пойдет на содержание тех сфер, куда явно не потекут гражданские деньги. Либо можно на не пользующиеся популярностью государственные функции устанавливать меньшие налоги, стимулируя их поступление в непопулярную сферу.
Разумеется, это только общая схема, идея. Но пока не вижу препятствий для того, чтобы президент предложил обществу ее обсудить и по результатам принять решение. Преимущества же такой системы очевидны:
- радикальный прорыв к самоорганизации и самоответственности гражданского общества;
- прозрачность государственной деятельности;
- уменьшение потерь от казнокрадства;
- региональный, местный учет особенностей развития;
- возможность обществу увидеть, насколько оно является зрелым - нравственно и граждански.
СИМВОЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. Россия - во многих отношениях уникальная страна. В том числе потому, что в ней укоренены существенно отличные друг от друга национальные культуры. К сожалению, многие считают это не богатством России, а потенциально опасным для ее целостности фактором. Что ж, он действительно будет оставаться таким, пока не будет осознана необходимость до щепетильности тактичного отношения к нерусским нациям и народностям. И тут важны не столько чисто материальные проявления со стороны власти, сколько именно символы - слова и жесты. Например, когда об объединении России и Белоруссии говорится как о союзе двух братских славянских народов, задумывается ли кто-то из политиков о совершенно естественной реакции миллионов россиян - неславян? Тот же упрек можно адресовать и к риторике политиков во время недавних гражданских войн в республиках бывшей Югославии...
Это не "приобретение" постсоветского времени. Если серьезно анализировать причины распада СССР, то одной из главной была как раз бестактность по отношению к национальным культурам при поддержке, правда, самой местной номенклатуры, которая ради сохранения своих постов помогала подгонять национальные особенности, традиции под некий общесоюзный стандарт...
Разумеется, процесс обретения чувства общей Родины для всех граждан России - долгий. Но нам жизненно необходимо его начинать. Начинать всем, но пример тут должна показывать федеральная власть. Хотя бы так:
- из криминальных сводок должно исчезнуть всякое упоминание о национальной принадлежности задержанных или подозреваемых, если они являются гражданами России;
- на достаточно высокие должности в федеральной власти должны в большем числе привлекаться специалисты из республик в составе нашей Федерации. Речь идет не о квотах, а просто о более широком поиске талантливых профессионалов-управленцев;
- из официального лексикона следует категорически изъять обороты типа "лицо кавказской национальности". Это на самом деле просто скрытый расизм;
- не только Рождество Христово, но и по одному из главных религиозных праздников иных конфессий должны получить статус общегосударственных. (Это тот случай, когда неуместна экономическая калькуляция.)
СИМВОЛ ПЯТЫЙ. Нынешнее состояние российского общества в огромной степени характеризуется моральной дезориентацией. Впрочем, этот кризис переживает и все мировое сообщество. Слишком много нового ворвалось в нашу бытовую и политическую жизнь. Драма, однако, не в том, что власть допускает какие-то аморальные действия, а в том, что общество само порой не знает, аморальны ли они. Соответственно власть не получает и четких нравственных импульсов от собственного народа. Как же быть? Радикального и единственного способа преодолеть это не существует. Но стоит искать такие способы.
Одним из символов того, что власть искренне поворачивается к человеку, могло бы стать образование некоего совета при президенте, состоящего из общепризнанных моральных авторитетов. Людей, всей своей жизнью заслуживших право быть совестью нации. От них не нужно ожидать выработки каких-то рекомендаций, проектов решений. Они могли бы просто говорить президенту: "Такой-то закон, иное государственное решение, поступок ваш или другого высокого должностного лица не укладываются в рамки нормальной человеческой нравственности, даже если они формально юридически ничему не противоречат. Мы не знаем, как поступить в данной ситуации, но данное решение морально неприемлемо". Разумеется, вопрос вопросов здесь - кто именно составит такой совет. Отвечаю опять и опять - было бы желание того же президента. Кстати, подобный орган Россия могла бы предложить создать и при ООН (военные действия в ходе косовского кризиса показали, что и мировое сообщество испытывает нужду в независимой моральной оценке тех или иных акций).
Нынешним прагматикам такое предложение покажется идеалистичным, наивным. На самом деле в долговременном плане нет ничего более практичного, чем нравственная политика.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.