05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕСТЬ ИМЕЕМ

Голубев Владимир
Опубликовано 01:01 04 Апреля 2000г.
По меркам любой цивилизованной страны, ничего особенного в Омске не произошло. По нашим же, российским, понятиям прогремел гром среди ясного неба. На днях районный суд признал, что губернатор области Леонид Полежаев опорочил честь, достоинство и деловую репутацию бывших сотрудников ФСБ Владимира Гасаненко и Сергея Мизи. В качестве возмещения морального ущерба Леониду Константиновичу предписано выплатить пострадавшим по 10 тысяч рублей. Кроме того, порочащие их сведения должны быть опровергнуты в областных средствах массовой информации.

Решение беспрецедентное, воспринятое многими тут как акт личного мужества судьи, не убоявшегося начальственного гнева. И дело, конечно, не в деньгах. Высокопоставленные чиновники не привыкли, "как все", отвечать за свои слова. И мы не привыкли к тому, что суд берет в расчет только факты и не обращает внимания на должности. Потому что слишком часто, увы, бывает наоборот.
Скандал разразился почти год назад, после выступления Полежаева на заседании законодательного собрания, в котором он объявил о "чрезвычайных мерах" по борьбе с распоясавшейся преступностью. Доклад Леонида Константиновича вышел предельно резким и настолько политизированным, что откровенно смахивал на пиаровскую акцию, проводимую в рамках предвыборной битвы за губернаторское кресло.
Впрочем, все прошло бы нормально, если бы не один пассаж из речи главы обладминистрации. Говоря о полной неразберихе в сфере частной охранной и детективной деятельности, в качестве примера он привел две фирмы, возглавляемые В. Гасаненко и С. Мизей, и заявил, что они "обслуживают криминальные структуры и коррумпированных чиновников".
Вообще-то в Омске зарегистрировано не менее сотни частных охранных агентств, и неразберихи здесь действительно хватает. И лицензии частенько выдавались кому попало, и работают некоторые такие агентства без всякого почтения к законам, и, случается, под их крышами таятся преступные авторитеты.
Однако зубодробительный удар в своей речи губернатор нанес отнюдь не по бандитам. Он обвинил в пособничестве криминальным структурам и коррумпированным чиновникам бывших высокопоставленных сотрудников ФСБ. Скажем, Владимир Гасаненко в свое время был начальником отдела по борьбе с организованной преступностью, а уволился несколько лет назад, будучи заместителем начальника ФСБ по Омской области. Последняя должность в органах госбезопасности Сергея Мизи - руководитель подразделения по борьбе с коррупцией. Оба имеют государственные награды, в отставку ушли с безупречной репутацией.
Вероятнее всего, причины, побудившие губернатора начать процесс радикального обуздания преступности с бывших офицеров ФСБ, лежали в плоскости политической. Ведь по роду своей прошлой и нынешней работы офицеры обладали обширной и весьма деликатной информацией, которая могла представлять реальную опасность для многих чиновников. Не исключено, что в предвыборном штабе губернатора возникли серьезные опасения, что эта информация идет "не туда, куда нужно". Вот и провели, так сказать, упреждающее профилактическое мероприятие. Повторюсь, что это - только версия.
По словам Гасаненко и Мизи, выступление Полежаева стало для них полнейшей неожиданностью. Никаких официальных следственных действий по отношению к ним не проводилось, никаких обвинений в их адрес ранее не выдвигалось. Услугами возглавляемой Сергеем Мизей фирмы "Коминформ" по обеспечению безопасности бизнеса пользовались в Омске многие крупнейшие предприятия и банки. Мало того, "Коминформ" заключил договор о сотрудничестве с комитетом по управлению имуществом самой администрации области. И вдруг такой пассаж.
Далее события развивались по нарастающей. Офисы названных в выступлении губернатора фирм немедленно подверглись нашествию многочисленной группы проверяющих, сформированной из представителей всех правоохранительных органов, которые, впрочем, объясняли происходящее обычной плановой проверкой. Но, несмотря на столь мощное давление, Владимир Гасаненко и Сергей Мизя принимают решение отстаивать свою репутацию и обращаются в суд с иском о защите чести и достоинства. В ответ против них через некоторое время возбуждаются уголовные дела: первому пытаются инкриминировать самоуправство, второму - и вовсе мошенничество.
Иск о защите чести и достоинства несколько раз рассматривался в суде, но каждый раз представителям губернатора удавалось отложить решение по нему именно ссылками на наличие возбужденных против истцов уголовных дел. Уже тогда многие местные наблюдатели высказывали предположение, что волокита будет тянуться как минимум до губернаторских выборов, после чего историю постараются тихо спустить на тормозах.
В общем-то так оно и вышло. Л. Полежаева осенью благополучно переизбрали главой обладминистрации, а в декабре уголовные дела против Гасаненко и Мизи были прекращены - за отсутствием состава преступления. Но замять скандал все же не удалось: бывшие офицеры ФСБ иск о защите чести и достоинства отзывать не собирались. В последнее время представители ответчика перестали являться на судебные заседания, и в конце концов судья центрального суда Омска Евгений Козырин признал, что злополучное заявление губернатора действительности не соответствует. И оценил в десять тысяч рублей моральный ущерб каждого из пострадавших.
Впрочем, если разобраться, ущерб нанесен не только бывшим чекистам. Вся эта десятимесячная эпопея (именно она, а не судебное решение) больно ударила и по авторитету региональной власти, правоохранительных органов. Любопытная деталь: в том же самом своем докладе Л. Полежаев исключительно точно заметил, что "на состояние криминальной обстановки оказывает влияние углубляющийся правовой нигилизм определенной части населения" и что "отдельные формы противоправного поведения стали рассматриваться в массовом сознании как социально допустимые и даже обыденные".
А теперь скажите: можно ли требовать законопослушания от простых граждан, если первое лицо области, демонстрируя тот же правовой нигилизм, позволяет себе с высокой трибуны, до начала официального расследования обвинять конкретных людей в совершении столь серьезных прегрешений? И действия правоохранительных органов, которые принялись топорно выполнять политический заказ губернатора - а в глазах общественного мнения это выглядело именно так, - тоже отнюдь не способствовали преодолению правового нигилизма населения.
Увы, подобное поведение местных чиновников действительно становится обыденным. Но и в нашей истории, как говорится, нет худа без добра. Губернатор Л. Полежаев с помощью личного примера, пусть невольно, посредством проигранного суда, так далеко вперед двинул дело правового воспитания населения, как его не продвинула бы и сотня самых умных речей на данную тему. Граждане получили реальную возможность убедиться в том, что закон все-таки одинаков для всех, что с точки зрения права глава обладминистрации ничем не отличается от простых смертных, что можно отстаивать свою честь и достоинство законным порядком, кто бы их ни ущемил.
Решение судьи Евгения Козырина предписывает опровергнуть не соответствующие действительности факты областным СМИ, освободив от этой неприятной миссии самого ответчика. Хотя если бы суд предписал губернатору лично дезавуировать распространенные им же недостоверные сведения, это, безусловно, нанесло бы еще более сильный удар по "углубляющемуся правовому нигилизму определенной части населения". И, пожалуй, прибавило бы авторитета самому Леониду Константиновичу. Умение публично признавать свои ошибки - ценное и не такое уж частое качество руководителя.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников