09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАМОЖНЯ ВИДИТ ВСЕХ НАСКВОЗЬ

Бурак Петр
Опубликовано 01:01 04 Апреля 2001г.
Збигнев Буяк, которому 46 лет, был одним из лидеров "Солидарности", дважды избирался депутатом сейма, возглавлял парламентскую комиссию по внутренним делам и администрации. С мая 1999 года руководит Главным таможенным управлением Польши. Наш корреспондент беседовал с ним в Варшаве.

- Если верить статистике, эффективность раскрытия контрабанды польскими таможенниками повысилась за год на 30 процентов. Не получается ли так, что отдача таможенной службы растет потому, что увеличивается объем тайного беспошлинного провоза товаров через границу?
- По-моему, нет. Рост эффективности я связываю с использованием новых технологий. Мы получили современное оборудование для просвечивания целых автомобилей, в том числе большегрузных ТИРов. Новшество помогло обнаружить несколько месяцев назад крупнейшую в истории нашей таможни партию наркотиков. На терминал прибыл автомобиль, перевозивший груз из Турции и Германии. Рентген показал, что в одной из конструкций машины что-то подозрительно темнеет. Разобрали и обнаружили 100 килограммов героина.
- Но, согласитесь, граница весьма коррумпирована. Известно, что таможеннику могут предложить от 5 до 15 тысяч долларов за пропуск одного ТИРа с контрабандным товаром.
- Да, именно о таких "ставках" идет речь. Причем они растут. Если контрабанда следует через две границы, то сумма взятки удваивается. Как ни парадоксально, но это удорожание тоже способствует сокращению контрабанды. Хотя, конечно, не умаляет нашей задачи - закрыть все форточки нелегального проникновения товаров, развивая прежде всего компьютеризацию службы. Как без компьютера определить расхождения в декларациях, если через терминал каждые двести секунд проходит один автомобиль?
Создание компьютерной системы - дело сложное и дорогое. Мы начали с отдельных программ. Например, по классификации товаров. Поясню ее значение на простом примере. Экспортер декларирует, предположим, поставку безбелковых продуктов для больных детей. У таможенника возникает вопрос: продовольствие это, облагаемое высокой пошлиной, или лекарство? И таких товаров десятки тысяч. Тут и поможет специальная компьютерная программа - так называемый электронный таможенный тариф.
- Как происходит взаимодействие с коллегами из России, других соседних странах, учитывая, что контрабандисты объединяются в свой "интернационал"?
- Мы стали интенсивнее обмениваться информацией с определенными таможенными службами. Они сообщают нам (как и мы им), что перевозится через границу, эти данные сравниваются с тем, что перевозка выявляет у нас, и, если обнаруживаются расхождения в декларациях, это сигнал о возможной контрабанде.
Платформой же сотрудничества служит Всемирная таможенная организация, в ее комитетах обсуждают тарифы, внетарифные ограничения, другие вопросы. Кроме того, в Москве, как и в Варшаве, уже открыто бюро RILO - своеобразного таможенного Интерпола, в котором сосредоточивается информация о контрабанде и контрабандистах. Контакты посредством RILO бесценны.
Но все это не отменяет и не заменяет двусторонних отношений, повседневной черновой работы. Как она выглядит? Польский импортер российского товара, к примеру, заявляет, что купил его за тысячу единиц. А от задекларированной цены зависит размер пошлин и налогов, которые он должен уплатить государству. Если заявленная цена подозрительно низка, мы отправляем коллегам в Москву счет-фактуру на товар, просим их выяснить по своим каналам, реальна ли она, и получаем от россиян точные сведения. Благодаря такому обмену информацией мы ликвидируем то, что называется нелегальным оборотом, портящим конъюнктуру рынка.
Сегодня таможенные службы становятся партнерами добросовестных предпринимателей, которые подчас оказываются в невыгодной ситуации по сравнению с теми, кто пускает товары в нелегальный оборот и, избегая налогов, давит конкурентов. Эту ситуацию мы разрушаем, как, впрочем, и обывательское представление о том, что таможня - это только проверка на границах.
- Но и на границах ситуация непростая. В сводках о таможенных нарушениях и краденые автомобили, и иконы, и медвежьи шкуры, и наркотики. Но чаще всего - сигареты и спиртные напитки. При пересечении границы мне неоднократно приходилось быть свидетелем массовых "схваток" между таможенниками и мелкими приграничными торговцами (их в Польше называют "мурашками"), которые несколько раз в день курсируют через границу. Но за отведенное для досмотра время изымаются, как признают сами "мурашки", лишь 20 процентов товара.
По оценкам, до 50 процентов алкоголя и до 40 процентов табака завозится в Польшу нелегально, в основном крупными оптовыми партиями. В игре большие деньги...
- Да, как раз на наших восточных границах самая большая проблема - это контрабанда сигарет и алкоголя. Процветает она из-за того, что цена сигарет, алкоголя, как и налоги на них, в Польше, Германии, других западных странах намного выше, чем у наших восточных соседей. Выравнивания цен в разных странах, согласования налоговой политики в ближайшем будущем ожидать нереально. Тем ответственнее работа таможенных служб с применением новых форм контроля. Скажем, по принципу "много глаз", когда проверка поэтапно ведется людьми, не имеющими связи между собой. И та же компьютеризация, которая предотвращает проникновение целых транспортов с нелегальным товаром по сговору с таможенниками с той и другой стороны.
Вместе с тем мы хотим, чтобы не было лишних препятствий в движении людей через границу, в развитии легальной торговли, в том числе и приграничной. Не должно быть понятия "восточная стена".
- Россию беспокоит, что с предстоящим вступлением Польши и Литвы в Евросоюз будет "отрезан" Калининградский регион. На взгляд из Варшавы, не грозит ли ему изоляция?
- Польская таможенная служба получила наказ организовать такое функционирование границы с Россией, чтобы она была настолько открытой, насколько это допустимо. В Ольштыне создана отдельная таможенная служба для обслуживания границы с Калининградской областью. Наши сотрудники там обязаны знать русский язык. Сейчас они ищут способы, как отрегулировать движение "мурашек", забивающих погранпереходы, из-за чего предприниматели из Калининграда и Польши вынуждены стоять в очередях и добиваться даже специальных пропускных пунктов для себя. Но в Евросоюзе этого делать нельзя: ко всем подход должен быть одинаков.
Однако мы стараемся облегчить работу тем, кто занимается легальным товарооборотом, способствуя экономическому развитию той и другой стороны. Мы уже открыли в Интернете свой сайт, в котором можно прочитать, сколько времени надо ждать пропуска на отдельных переходах. Перевозчик может также позвонить по нашему сотовому номеру и узнать ситуацию на конкретном переходе.
- Для нас, - сказал в заключение Збигнев Буяк, - важен вопрос, какую роль отведет Калининградскому региону сама Россия, каким будет видеть его - как военную базу или как регион европейского сотрудничества. Полякам было бы выгодно, чтобы он развивался именно как европейский регион с самыми тесными дружескими контактами.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников